Меню

Жених крови по обрезанию как понимать



Жених крови по обрезанию как понимать

У меня вопрос по Ветхому Завету. Мне кажутся противоречивымы следующие события в книге Исход глава четвертая: Господь посылает Моисея вывести из Египта израильский народ, Моисей, после некотрого «препирательства», идет в Египет. Но тут (стихи 24-26)»Дорогою на ночлеге случилось, что встретил его Господь и хотел умертвить его. Тогда Сепфора, взявши каменный нож, обрезала крайнюю плоть сына своего, и, бросив к ногам его, сказала: ты жених крови у меня. И отошел от него Господь. Тогда сказала она: жених крови — по обрезанию.» Почему Господь хотел умертвить Моисея, ведь он пошел выполнять поручение, и что значат действия и слова Сепфоры, почему они помешали Господу умертвить Моисея? Или может быть это противоречие только в русском переводе, и под именем Господь надо подразумевать кого-то другого?

Отвечает священник Афанасий Гумеров:

Из библейского рассказа становится ясным, что Моисею угрожала смерть за то, что не был в свое время обрезан сын. «Необрезанный же мужеского пола, который не обрежет крайней плоти своей, истребится душа та из народа своего, ибо он нарушил завет Мой» (Быт.17: 14). В приведенном стихе говорится о взрослом человеке. Сын Моисее был ребенком, поэтому ответственность лежала на отце. Отрок ставался необрезанным потому, что Сепфора была мадианитянка. По обычаю ее народа обрезание совершалось не в восьмой день, как у евреев, а на тринадцатом году жизни. Вина отца была в том, что он не проявил твердость в исполнении важнейшей ветхозаветной заповеди. Слова Сепфоры «ты жених крови у меня» выражали ее сильное недовольство: брак с Моисеем был для нее причиной нежелательного пролития крови и отступления от обычая своего народа.

Господь именно в это время потребовал от Моисея обрезать сына, потому что ему предстояла стать вождем избранного народа.

Источник

Евангелическая реформатская церковь

Минск, Багратиона, 30. Богослужение: воскресение – 11:00, вторник – 19:00.

Жених крови

Жених крови

24 Дорогою на ночлеге случилось, что встретил его Господь и хотел умертвить его. 25 Тогда Сепфора, взяв каменный нож, обрезала крайнюю плоть сына своего и, бросив к ногам его, сказала: ты жених крови у меня. 26 И отошел от него Господь. Тогда сказала она: жених крови — по обрезанию.

Выше говорилось, что Господь посылает Моисея в Египет к фараону с предупреждением, чтобы тот отпустил еврейский народ совершить богослужение в пустыне, иначе Он убьет сына фараона, первенца. В Библии читаем: «Дорогою на ночлеге встретил его Господь». Кого — «его»? И хотел умертвить его. Кого — «его»?

С прочтением этого текста возникает много вопросов, а имен нет. Слишком много неясного.

Есть Сепфора, у нее два сына — первенец Гирсам, и Елиезер. Один из них не был обрезан. Вопросы по тексту — кого встретил Господь и кого хотел умертвить? За что хотел умертвить? Почему обрезание делала Сепфора, а не Моисей? К чьим ногам бросила обрезанное?

Начнем со второго вопроса — кого хотел умертвить Господь?

Логика подсказывает, что того, кого встретил на дороге. Тогда вопрос — кого Он встретил? И наиболее частый ответ — Моисея. Но текст не говорит об этом. Другой вопрос — за что хотел умертвить? Из контекста ясно, что за необрезание. Потому что, когда обрезание было совершено, отошел от него Господь.

Попробуем построить логическую цепочку. Господь встречает Моисея, и за то, что он не обрезал одного из своих сыновей, Господь хочет умертвить его. Но тогда нарушается другая логическая цепочка — зачем Господу убивать Моисея, если несколько дней назад Он призывал его отправиться к фараону в Египет. Неужели Он вызвал его из земли Мадиамской, чтобы убить его в пути? Получается как-то неразумно.

Значит, Он встретил не того, кого хотел умертвить. Возможно, он встретил Моисея, а умертвить хотел кого-то другого. Может, одного из сыновей: первенца или младшего? Отцы Церкви разрешали эту проблему просто: Он хотел умертвить младшего сына, потому что перед отправкой в путь Моисей стал отцом. Родился ребенок, и до наступления восьмого дня отцу надо было срочно отправляться в путь. На восьмой день, когда необходимо совершать обрезание, Моисей за своими делами упустил это из виду. Эту ошибку Моисея быстро исправляет Сепфора.

Есть еще варианты отцов Церкви: вообще, на дороге явился не Господь Бог, а злой ангел, демон, чтобы убить Моисея.

Можно также предположить, что не о Моисее здесь идет речь, а о первенце Гирсаме. Такое предположение связано с 23 стихом, где Господь предупреждает фараона: «Отпусти народ, а иначе я убью твоего первенца». И встретил ГирсамаГосподь на ночлеге и хотел его убить за то, что он необрезан. Но в тексте об этом ничего не говорится.

Итак, кого из троих хотел убить Господь? Маловероятно, что Моисей не был обрезан, так как он был евреем по крови. Его нашли в корзине уже после того, когда был совершен обряд обрезания. Кроме того, если бы не так, то его сделали бы египтяне, так как они тоже совершали обрезание, хотя и в ином виде.

Другой вопрос: а почему кто-то из двоих сыновей мог быть не обрезан? Оба они родились в земле Мадиамской. Культура той местности предполагала, что обрезание должно совершаться. Итак, мы видим, что на этот вопрос нет ответа. Жан Кальвин рассуждает так: Моисей был пришельцем в земле Мадиамской, поэтому первенцу дано имя Гирсам — пришелец в чужой земле. Может быть, тесть Иофор был против этого обрезания, а может и Сепфора была против. Жан Кальвин предполагает, что для сохранения мира Моисей не слишком настаивал на обрезании, поэтому одного сына обрезывают, а другого — нет. Возможно, Моисей пошел на поводу у тестя и жены. Но текст не говорит и об этом.

Далее, почему обрезание делала Сепфора? Когда подкралась смерть, она поспешно схватила кремневый нож и сделала обрезание. К чьим ногам Сепфора бросила обрезанное? В современных английских переводах появляется слово — Моисея, к ногам Моисея. Но это творческий вымысел. В тексте находим только местоимение «его», а имя Моисея не упоминается. Во многих переводах имя Моисей вставлено курсивом. Опасность подобных переводов в том, что переводчики занимаются толкованием вместо перевода.

Есть ещё одна сложная для перевода фраза, которая вызывает много недоумений у переводчиков. Что значит выражение «жених крови», которое употребляет Сепфора? Одно из возможных объяснений — вступление в родственные отношения через установление заветных отношений.

Например, брачный союз. Есть женщина, у нее есть мать, есть отец, т.е. кровные родственники, а я вступаю с ней в заветные (договорные) отношения. Через это ее отец становится моим родственником, но не по крови, а по заветным отношениям. Если рассматривать это с такой точки зрения, то что-то проясняется. Завет был заключен с Авраамом, и в разговоре с Моисеем, когда Господь открывает ему свое имя Яхве, то одно из значений этого имени — Бог неизменный, Бог Авраама, Исаака, Иакова, с которым Бог заключил Завет, и он неизменен.

В книге Бытие, 17 главе, с 10 по 14 стихи мы читаем об установлении этого завета: «Сей есть завет Мой, который вы должны соблюдать между Мною и между вами и между потомками твоими после тебя [в роды их]: да будет у вас обрезан весь мужеский пол; обрезывайте крайнюю плоть вашу: и сие будет знамением завета между Мною и вами. Восьми дней от рождения да будет обрезан у вас в роды ваши всякий младенец мужеского пола, рожденный в доме и купленный за серебро у какого-нибудь иноплеменника, который не от твоего семени. Непременно да будет обрезан рожденный в доме твоем и купленный за серебро твое, и будет завет Мой на теле вашем заветом вечным. Необрезанный же мужеского пола, который не обрежет крайней плоти своей [в восьмой день], истребится душа та из народа своего, ибо он нарушил завет Мой».

Моисей теперь находится на пути в Египет, в то место, на которое вскоре обрушатся египетские казни. Последняя из них — смерть первенцев. Моисей идет с двумя сыновьями, один из них необрезан, то есть не является участником завета.

Что происходит дальше, мы не знаем — болезнь или опасность какая-то, но Сепфора берет нож и совершает эту операцию. И, возможно, она бросает крайнюю плоть к ногам первенца своего и говорит, что через вступление в завет он является родственником своему народу. Может быть, текст ничего не говорит об этом, чтобы мы не цеплялись за имена, а видели суть. Весь дом Моисея, все члены его семьи, рабы, купленные за серебро, — все должны стать участниками Завета.

В Ветхом Завете видимый знак этого — обрезание. Казалось бы, что и в Новом Завете должен быть знак принадлежности к заветному народу. Там обрезание, здесь крещение. Однако Новый Завет также говорит об обрезании крайней плоти сердца. Мы говорим не о хирургическом вмешательстве, но о вмешательстве Святого Духа.

Когда Господь удивительным образом совершает операцию на сердце человека. Иеремия видел это в пророческих видениях, когда говорил: «Вот, наступают дни, говорит Господь, когда Я засею дом Израилев и дом Иудин семенем человека и семенем скота. И как Я наблюдал за ними, искореняя и сокрушая, и разрушая и погубляя, и повреждая, так буду наблюдать за ними, созидая и насаждая, говорит Господь. В те дни уже не будут говорить: «отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина», но каждый будет умирать за свое собственное беззаконие; кто будет есть кислый виноград, у того на зубах и оскомина будет. Вот наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет, не такой завет, какой Я заключил с отцами их в тот день, когда взял их за руку, чтобы вывести их из земли Египетской; тот завет Мой они нарушили, хотя Я оставался в союзе с ними, говорит Господь. Но вот завет, который Я заключу с домом Израилевымпосле тех дней, говорит Господь: вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его, и буду им Богом, а они будут Моим народом».

Видимый знак принадлежности к заветному народу — вера в Господа Иисуса Христа. В Нем мы обрезаны обрезанием нерукотворным — совлечением греховного тела плоти.

В заключение, вспомним слова Иисуса Христа, которые Он сказал на последнем ужине с учениками, когда Он взял чашу, благословил её и сказал: «Это есть кровь моя Нового Завета». Через смерть Господа Иисуса Христа заключается Новый Завет. И неважно, что в чаше — вино или сок — это не имеет отношения к совершению таинства хлебопреломления в Новом Завете.

Участие в Новом Завете принимают лишь верующие в Господа Иисуса Христа как в своего личного Спасителя, в то, что Иисус умер на кресте за мои грехи, понес наказание вместо меня, был мучим за мои беззакония, и кровью его мы исцелились. И если мы верим в это и принимаем эту жертву, то мы становимся участниками заветного народа. Вера является знамением тому. Слава и благодарение нашему Господу, что Он через Духа Святого дал нам драгоценную веру, дал Слово Божие, возможность вникать в него и получать благословения.

Источник

Толкования Священного Писания

Содержание

Толкования на Исх. 4:24

Свт. Кирилл Александрийский

Дорогою на ночлеге случилось, что встретил его Господь и хотел умертвить его

См. Толкование на Исх. 4:21

Свт. Григорий Нисский

Ст. 24-26 Дорогою на ночлеге случилось, что встретил его Господь и хотел умертвить его. Тогда Сепфора, взяв каменный нож, обрезала крайнюю плоть сына своего и, бросив к ногам его, сказала: ты жених крови у меня. И отошел от него Господь. Тогда сказала она: жених крови — по обрезанию

Идет Моисей в Египет, ведет с собой супругу-иноплеменницу и рожденных ею детей, и, когда, как повествуется, срете его некий Ангел, приводящий в страх угрозой смерти, жена умилостивляет его сыновней кровию обрезания.

…И нравственное естественное любомудрие и высокому по жизни может иногда служить сожительницей, подругой и сообщницей, если только ее порождения нимало не принесут иноплеменной скверны. Ибо, пока не обрезана и не отъята эта скверна, чтобы истреблено было все как вредное и нечистое, угрожает страхом смерти встречающий Ангел, но его умилостивляет сожительница отъятием отличительного свойства, по которому познается иноплеменное, доказывая, что порождение ее чисто.

О жизни Моисея законодателя.

Прп. Исидор Пелусиот

Бысть же на пути на стану, срете его Ангел Господень и искаше его убити

Стыжусь, что письмо проделало столь дальний путь, но я не подвергаюсь кичливым помыслам, когда вопрос предлагаешь ты. Впрочем, поскольку и родители восхищаются, глядя на телесные упражнения детей, хотя это — одни игры, то выражусь кратко.

Ангел, встретивший возвращающегося в Египет Моисея и хотевший умертвить его, простер на него меч не с намерением наказать за убийство, давно совершенное им по Божественной ревности, но обличая его в нарушении закона, который Моисей шел исполнить. Ибо, поставленный от Бога быть законодателем и обязанный в точности хранить закон, Моисей в самом начале преступил оный, ведя сыновей своих в Египет необрезанными и не исполнив ту заповедь, которая одна отличала Евреев от иноплеменников.

Поскольку же Сепфора, осознав преступление, взяла камень и обрезала сына и припала к ногам Ангела, то немедленно удалился он, показав, что причиною праведного гнева Божия было то самое, о чем догадывалась вера жены. Ибо в крайней нужде женщины умеют пользоваться лучшими средствами, нежели мужчины, и с большею искренностью искать прибежища у Бога. Посему Сепфора сделала то же, что и ныне, как случается слышать, говорят в тесных и неминуемых обстоятельствах: «Окружены мы бедствиями, поспешим крестить детей. Может быть, Ангел почтит Таинство». А у Иудеев вместо Крещения употреблялось обрезание.

Письма. Книга I.

Прп. Максим Исповедник

Ст. 24-25 Дорогою на ночлеге случилось, что встретил его Господь и хотел умертвить его. Тогда Сепфора, взяв каменный нож, обрезала крайнюю плоть сына своего и, бросив к ногам его, сказала: ты жених крови у меня

Вопрос: Если Бог послал в Египет Моисея, то по какой причине Ангел Божий искал убить посланного Богом, и убил бы, если бы жена не поспешила обрезать сына, и [только] благодаря ей было остановлено стремление Ангела? И если необходимо было обрезание сына, то почему Бог, прежде чем послать Моисея, не повелел ему с кротостью обрезать сына? Почему, наконец, если и был допущен им проступок, добрый Ангел не наставил того, кто был послан Богом на такое служение?

Ответ: Кто со страхом Божиим исследует смысл загадочных мест Священного Писания и ради одной только божественной славы снимает, как покрывало, с Духа букву, тот, по слову Премудрости, обрящет все права (Притч. 8:9), потому что не встретит никакого препятствия в безупречном движении мысли к божественному. Итак, историю, уже исполнившуюся во времена Моисея, мы опустим; духовный же смысл истории рассмотрим умными очами, ибо он постоянно повторяется в действительности и в силу этого выступает с еще большей силой.

Стало быть пустыня, из которой посылается Моисей в Египет, чтобы вывести сынов Израиля, есть либо человеческое естество, либо мир сей, либо состояние, лишенное страсти. В таком состоянии и в этом мире ум, обучившись ведению через созерцание сущих, получает от Бога в глубинах сердца сокровенное и таинственное полномочие — вывести из Египта, то есть из плоти и чувства, как израильтян, божественное умозрение о сущих, бессмысленно трудящееся над глиной, то есть над страстями плоти. Ум, облеченный доверием на такое божественное служение, вместе с мудростью, соединенной с ним по ведению наподобие супруги, и с рожденным от нее благородным нравом и помыслом благочестивого образа жизни, непременно следует путем добродетелей. Этот путь не допускает никакого стояния на месте у шествующих по нему, но [требует] постоянного и стремительного движения тех, кто имеет целью души почесть вышнего звания (Фил. 3:14), поскольку остановка в добродетели есть начало порока. Ибо ум со страстью увлекшись каким-либо из материальных предметов, лежавших по обоим сторонам пути, делает [в подобном случае] даже и всецело обрезанный нрав и помысел благочестивого образа жизни необрезанным и гнусным.

Вот почему он вскоре и усматривает, как Ангела, обличающий его внутренний голос совести, угрожающий ему смертью и свидетельствующий, что причиной угрозы является остановка на [пути] добродетели, доставляющая помыслу необрезание. Его приводит в смущение сожительница ума — мудрость, обрезая, подобно Сепфоре, камнем, то есть словом веры, появившееся у сына, то есть помысла, материальное мечтание и иссушая всякую мысль о чувственной жизни. Ибо [Священное Писание] гласит: Ста кровь обрезания сына, то есть прекратилась страстная жизнь, мечтание и движение, после того как оскверненный помысел был очищен по вере мудростью. После этого очищения успокаивается внутренний голос, словно некий Ангел, через совесть бичующий согрешающий ум и порицающий всякое его помышление, движущееся вопреки надлежащему. Ведь поистине путь добродетелей наполнен многими святыми Ангелами, то есть логосами и способами, производящими всякий вид добродетели, а также Ангелами, невидимо содействующими нам к добру и возбуждающими в нас подобные внутренние голоса.

Итак, прекрасно и величественно слово Священного Писания, всегда предлагающее вместо повествуемого умопостигаемое тем, кто стяжал здравые очи души, и при этом это слово не содержит никакого наговора ни на Бога, ни на святых Ангелов Его. Ибо Моисей, посланный Богом, не имел, согласно умопостигаемому смыслу Писания, необрезанного сына, или помысла, поскольку в противном случае [Бог] сначала приказал бы совершить обрезание, [а потом бы послал]. И божественный Ангел не был жестоким, сообщая Моисею об угрожающей ему смерти за ошибочно совершенную им остановку на пути добродетели, ибо эту смерть обусловила [приключившаяся с ним] вялость на таковом пути.

Конечно, и вы, рассмотрев более внимательно повествование, бесспорно обнаружите, что не в начале, не в середине и не в конце пути встретил Ангел [Моисея], угрожая [ему] смертью за тайно вкравшуюся в мысль страсть, так что если бы он не остановился в пути и не прервал путешествия, то не подвергся бы обличению и не принял бы через Ангела грозное негодование за необрезание сына.

Так будем же умолять Бога, если только мы действительно находимся на пути заповедей, чтобы при всяком нашем преступлении Он не переставал посылать, как некоего Ангела, внутренний голос совести, возвещающий смерть за это преступление, дабы мы, овладев чувствами, научились при помощи врожденной рассудительности отсекать, словно необрезание, подкравшуюся к нам тайно на жизненном пути нечистоту страстей.

Вопросоответы к Фалассию.

Прп. Ефрем Сирин

Ст. 24-27 Дорогою на ночлеге случилось, что встретил его Господь и хотел умертвить его. Тогда Сепфора, взяв каменный нож, обрезала крайнюю плоть сына своего и, бросив к ногам его, сказала: ты жених крови у меня. И отошел от него Господь. Тогда сказала она: жених крови — по обрезанию. И Господь сказал Аарону: пойди навстречу Моисею в пустыню. И он пошел, и встретился с ним при горе Божией, и поцеловал его

Бысть же Моисей на пути на стану, срете его Господь, и искаше его убити за пренебрежение к обрезанию; потому что одного из сыновей, рожденных в мадиамской земле, оставил необрезанным. Ибо с того дня, как Бог говорил к Моисею в Хориве, не видел он жены своей. Сепфора беспокоилась мыслью, что, поелику она не вполне верила истине слов мужа своего, то сим сделала себя виновною. И сам Моисей находил себя виновным, потому что не совершил над сыном обрезания. Но когда предавались они сим мыслям, является им обоим Ангел, и возвещает, что приходит требовать обрезания, чтобы Моисей, пришедши к Евреям, не подпал осмеянию, за то, что находясь вне всякой опасности, пренебрег обрезание, тогда как не пренебрегают они обрезания и при всей скорби о смерти сыновей своих. Ангел же является Моисею гневным, вразумляя его тем, кого должен он бояться, Бога ли, установившего обрезание, или ребра, удерживающего от обрезания. Сепфора, видя, что Моисею угрожает смерть за то что пренебрегла она обрезание, о чем и вечером препиралась с Моисеем, и устрашенная видением Ангела, вземши камень, обреза сына своего. И оставив его, обагренного своею кровью, объемлет ноги Ангела, и говорит: жених крови у меня, не причинишь ты скорби в день брака обрезания, потому что велика была радость у Авраама в тот день, когда он обрезал Исаака. Жених крови у меня. Не причинишь ты скорби и ради меня, обрезавшей сына своими руками, и ради Моисея, и ради Давшего заповедь обрезания, которая теперь исполнена. Когда оставил их Ангел, Моисею представился случай сказать Сепфоре: если ты исполнилась страхом в единый час, когда явился Ангел; то сколько благоговеть и в какой святости соблюдать душу должен я пред Богом, Который непрестанно открывает Себя мне, рукою моею творит знамения, напутствовал меня жезлом сим, и послал для избавления шестисот тысяч людей? Сказав сие, Моисей возвратил Сепфору к отцу, во-первых для обрезанного сына, чтобы в пути не увеличилась его болезнь, а во-вторых и потому, что неблаговременно было бы Сепфоре и сыновьям его прийти в Египет, когда должен был выйти из Египта весь Израиль. Между тем Господь явился Аарону, и послал его во стретение Моисею, чтобы по действительном совершении сказанного ему, уверовал он в исполнение и того, что должно совершиться в последствии.

Блаж. Августин

Дорогою на ночлеге случилось, что встретил его Господь и хотел умертвить его

Прежде всего возникает вопрос, кого хотел умертвить ангел: Моисея ли, ибо сказано, что «встретил его ангел и хотел умертвить его»… или он хотел умертвить ребенка, которого мать спасла обрезанием? Ибо считается, что он хотел умертвить младенца, так как тот не был обрезан, и таким образом жестокостью наказания узаконить обрезание. Если это так, неизвестно, хотел ли он умертвить того, о ком сказал сначала; ибо не понятно кого, если только это не будет понято из дальнейшего, а сначала сказано непонятными и необыкновенными словами: «встретил его и хотел умертвить его», — того, кто раньше не был назван. Но в псалме говорится: Основание его на горах святых. Господь любит врата Сиона (Пс. 86:2). Так начинается псалом, и ничего не говорится о нем или о ней, чьи основания имелись в виду в словах: Основание его на горах святых. Но так как дальше идет: Господь любит врата Сиона, то, значит, основания или Господа, или Сиона. Скорее всего, здесь надо понимать основание Сиона, так как это может быть понято, как основание города. Но так как род местоимения eius может быть различным, то есть эта форма местоимения любого рода: мужского, и женского, и среднего, а по-гречески в женском роде употребляется форма autxs, в мужском и среднем — autou, и поскольку в греческом стоит autou, то следует понимать не «основания Сиона», но «основания Господа», то есть то, что Господь установил, о чем сказано: Господь созидает Иерусалим (Пс. 146:2). Однако ни Сион, ни Господь не упоминались до слов: Основание его на горах святых. Так же было сказано и здесь, хотя ребенок еще не упоминался: «…встретил его и хотел умертвить его», чтобы мы поняли из последующего, кто имелся в виду. Однако если кто-то захочет подумать, что речь идет о Моисее, то не следует особенно возражать. Пусть, если возможно, лучше будет понято сказанное дальше, что имеется в виду под словами, что ангел потому отказался от убийства кого-либо из них, что женщина сказала: «Остановилась кровь обрезания сына моего». Ибо не сказано: «Отошел от него, так как она обрезала младенца», но так как «Остановилась кровь обрезания сына моего». Не так как «пролилась», но так как «остановилась», что, если не ошибаюсь, есть великое таинство.

Вопросы на Семикнижие.

Ориген

Дорогою на ночлеге случилось, что встретил его Господь и хотел умертвить его

Следует также отыскать то, о чем сказано в Книге Исход, что Он хотел умертвить Моисея за то, что тот отправился в Египет. Но и после: кто есть тот, кто называется ангелом-губителем и в Книге Левит назван apopompeus, то есть совершитель, как говорит Писание: Один жребий Господу и один жребий apopompeus (то есть совершителю).

О началах.

Лопухин А.П.

Ст. 24-26 Дорогою на ночлеге случилось, что встретил его Господь и хотел умертвить его. Тогда Сепфора, взяв каменный нож, обрезала крайнюю плоть сына своего и, бросив к ногам его, сказала: ты жених крови у меня. И отошел от него Господь. Тогда сказала она: жених крови — по обрезанию

Предшествующее богоявление Моисею закончилось угрозой покарать фараона за возможное неисполнение им божественного требования. Что подобная угроза — не слова только, в этом убедился сам Моисей: «дорогою на ночлег Господь хотел умертвить его». Так как действующим лицом до сих пор был Моисей, то под тем, кого хотел убить Господь, нужно разуметь его же, Моисея, но не сына, как думают некоторые. В чем заключалась причина такого грозного отношения Бога к Моисею, видно из дальнейшего хода событий. Если угроза смерти отменяется после обрезания одного из сыновей пророка: «Сепфора, взяв каменный нож, обрезала крайнюю плоть сына своего, и отошел от него Господь» (25–26), то само собою понятно, что причиной ее было необрезание этого сына. Судя далее по тому, что обрезание совершает Сепфора, можно с достоверностью предположить, что виновницей необрезания была она. Следуя обычаям своего племени, в котором, по свидетельству Иосифа Флавия, обрезание мальчиков совершалось на 13 году, она откладывала выполнение данного обряда до того времени, когда ее сыну наступит законный, по ее воззрению, возраст. Моисей, таким образом, не был виновником необрезанности своего сына. И если тем не менее опасности смерти подвергается он (Быт. 17:14), а не Сепфора, то, конечно, потому, что он — глава семьи. Совершив обрезание, Сепфора «бросила к ногам Моисея крайнюю плоть сына своего (слав. «припаде к ногам его и рече: ста кровь обрезания сына моего. И отиде от него ангел, занеже рече: ста кровь обрезания сына моего». Прим. ред.) и сказала: ты жених крови у меня по обрезанию». Действие Сепфоры свидетельствует о ее раздражении, оно же слышится и в ее словах: супружество с Моисеем является для нее причиной нежелательного пролития крови, измены обычаям предков. Из рассказа 18 гл. кн. Исход о том, что Сепфора с сыновьями присоединяется к Моисею уже по выходе евреев из Египта (2–5), с несомненностью следует, что после описанного в предшествующих стихах события она удалилась к своему отцу, а Моисей отправился в Египет один.

Толковая Библия.

Источник