Меню

Свадьба похороны как проходила



Свадьба похороны как проходила

Свадьба как похороны, похороны как свадьба

5.5 свадьбах.
Поминки и застолье — включительно.
И что характерно, даже притом, что свадьба и похороны кажутся совершенно разными событиями, моя реакция и на то, и на другое примерно одинакова — спасибо, больше не надо. Совсем.

Так что же у них общего, и почему это общее может не самые радушные впечатления? Ладно, похороны, но свадьба?
Будем разбираться и пока не забыл, сразу скажу, что в главной роли ни на похоронах (по понятным причинам) ни на свадьбах я не выступал.

Ни за что не поверю, что никто не задумывался о том, что по собранной аудитории похороны и свадьбы очень похожи. Причем иной раз чуть ли не в мельчайших деталях.
Например, на свадьбе могут быть близкие родственники — родители, братья и сестры.
Хоронят родственника также те самые близкие. Да, кто-то может уехать-переехать, но мы этот фактор не учитываем. Если родственники где-то рядом, они будут и на свадьбе и на похоронах.

Друзья, хорошие знакомые по работе и любители поесть, да покутить — на массовых празднованиях свадьбы также частое явление. Все они, конечно же, поздравляют жениха и невесту, но также не прочь развлечься — праздник же.

Ну а с похоронами что? С другим знаком, но тоже самое. Только на сей раз повод для застолья скорбный. Сядем за стол, вспомним погибшего, выпьем, споем песни за упокой. И ничего, что по самому преставившемуся некоторым не особо есть что сказать. Минимально скорбить уж способен каждый.

Следующий признак — это напутствия/воспоминания. Но тут-то что общего, пожелания счастья и воспоминания из жизни погибшего — ясно, что разные.
Да, только вся мякотка в контексте. Стоит только мысленно заменить повод для общего сбора, да один к одному поменять напутствия на скорбные воспоминания и легким движением мысли свадьба превращается, превращается свадьба. в элегантные похороны.

Да, что, черт возьми, ты несешь? Как это можно сравнивать?
В том и дело, что некоторые люди не спешат оценивать окружающую обстановку только по эмоциональной окраске — здесь хорошо, а тут плохо, значит всё по-разному.
Есть люди, для которых и любовь и ненависть являются одними и теми же проявлениями неравнодушия, но с разным знаком. Ну а -1 и +1 — это всё та же единица, если что.

Можно привести и характерные различия. Например, на свадьбе есть ведущий, а на похоронах, если и можно назвать кого-то ведущим, так это будут скорее самые близкие родственники погибшего. Всё-таки запишем тут разницу.
Или взять, к примеру, подарки — на похоронных застольях тоже кто-то может сделать взнос на помощь родственникам погибшего, но это скорее исключение, а не правило.
А как насчет традиции со свидетелями? Я кстати видел живой пример, когда примета про то, что свидетели со стороны жениха и невесты начинали встречаться после успешной свадьбы.
Ничего хорошего из этого не вышло, но примета — есть примета.
На похоронах, понятное дело, такого нет и быть не может. Хотя и бывают случаи, когда кто-то хочет кого-то утешить. Ну, вы поняли. Исключения, не более.

Ладно, все эти общие признаки могли бы казаться несущественными для каких-то личных оценок. Если бы не следующее добивающее сходство — идейное.
На мой взгляд, если бы не оно, всё можно было бы списать на вкусовщину.

3. Свадьба и похороны — общая идея? Да, как это?
Слово «пропаганда» кажется грубым и отстраненным, но как-то по-другому и свадебный и похоронный посыл я назвать не могу. Наверное, словарного запаса не хватает.

Начнем с похорон.
Идея заключается некоем ритуале похорон, прощания с усопшим и поминок с воспоминаниями и застольем.
Сначала умирает один родственник — собирается ритуал, люди объединяются вокруг горя.
Потом умирает другой близкий — и снова общий сбор, и снова тот же ритуал. Кстати, есть некоторое сходство тут и с празднованием дня рождения вполне живых и здоровых людей.
И если, не дай Бог, когда-нибудь родственники очередного погибшего не смогут потянуть похоронные ритуалы и поминки с застольем, а может и просто не захотят этого всего, то общественное мнение они явно не разделят.
Как-то не по-божески! Так нельзя. Надо проводить умершего.
И ни у кого что-то не возникает вопрос — Кому это всё нужно? Всё верно, это нужно именно живым родственникам и близких погибшего, но не самим ушедшим в мир иной.

А почему нельзя вспомнить умершего в узком кругу? И если люди переживают, то дело не ограничивается разовым воспоминанием. Человека вспоминают каждый день, без него тяжело, а воспоминания крутятся в голове безо всякой публичной демонстрации на застольях.
Ну, так давайте подумаем — А чем с моральной точки зрения отличается ритуал с поминками от воспоминаний в узком кругу? Да, ничем.
А шаблон поведения — такой шаблон. Как клише из кино — про черные костюмы и дождь на похоронах, уже приевшийся по полной.
И немногие люди готовы сказать «Нет, так я делать не буду», ибо общество, ибо традиция, ибо ритуал.

Короче говоря, после нескольких попыток посещения, у человека непредвзятого и стабильного возникнет подозрение в явной пропаганде семейных ценностей.
Не хочешь жениться? Тщательно выбираешь себе партнера, но при этом постоянно посещаешь свадьбы своих знакомых? Ну, друг, ты ближе к женитьбе, чем тебе кажется.
Да, это общественное давление на еще один ритуал идёт с позитивной позиции — вот оно, счастье, давайте к нему стремиться.
Но, что если ты стоишь на своем и уверен в своей позиции? То есть, противостоишь этому давлению, которое явно уж не машет тебе кулаком с угрозами?
А эффект тот же самый — непринятие и непризнание.

Я посетил достаточно свадеб, чтобы понять общественную реакцию разных людей. И практически все попадали под магическое влияние свадебной ритуальной идеи.
А кто-то уже вовсю начинал планировать своё торжество.

Но главный факт, про который почему-то все забывают, это то, что все свадьбы в общем и целом проходят в радостной атмосфере, но далеко не все потом не заканчиваются разводом.
А те пышные свадьбы, которые я посетил, увы не убеждали меня в супружеском счастье «до конца дней своих» — скорее уж наоборот, оставляли сомнения в правильности выбора супругов.

И когда мой друг внезапно развелся с женой, я даже не удивился.

Так что же на выходе после получения некоторого опыта посещения свадеб и похорон?
У меня сложилось строго определенное отношение — нежелание в этом всем участвовать.
Мне не импонирует ни пассивная пропаганда свадебного ритуала, ни активный посыл на обязательность траурных церемоний с поминками и застольем.

Читайте также:  Шоу свадьба твоей мечты

Наверное поэтому больше я не посещаю ни свадьбы, ни похороны.
И даже если очень надо посетить мероприятие, я прихожу, отдаю дежурный подарок/дежурные цветы на могилу и ухожу.

Что же касается своей свадьбы и своих похорон, мне бы хотелось, чтобы и свадьба прошла без лишних глаз и никому не нужных массовых радостных ритуалов, и похороны прошли максимально тихо без лишней помпы.

Источник

Почему похороны получше свадьбы будут

1. Похороны — это навсегда. Свадьба — явление временное, завтра эти опёздолы цитат начитаются, она — про настоящих обязанных по факту мужчин, он — про послушных верных глубокоберущих декабристок, и разбегутся, словно наебавшиеся вдоволь псы. Но с 1897 года не было зарегистрировано ни одного случая, чтобы покойничек полежал, полежал, да потянулся: «надоело в гробе, пойду пройдусь, младенца загрызу». В мире под луной всё однозначно: лёг в домовину — обратного хода нет. Оттого — мистика. Оттого — законченность сюжета. На похоронах каждый наслаждается уникальностью момента. «этого второй раз не похоронят, нужно в оба глаза смотреть»

2. На свадьбе много пиздят. Голова кругом идёт. Тут подружка невесты зашумит, тут пошутить нужно в камеру, там мамки и тётьки визжат от дармового шампанского, там дядя виталий кулаками крутит уже в остервенении. На похоронах — красота, молчок, никаких конкурсов, никаких затей. Никакая злоебучая тамада не заставит водить хороводы вокруг покойника или пить водку из его белой тапочки. Свадьба — для экстравертов, похороны — для интровертов. Главное, делай смурное ебало, да помогай там венок поднести или бутылку под цветы разрезать.

3. На свадьбе дерутся, да весьма пребольно. Даже если брачующиеся люди внешне приличные, всегда найдется троюродный братец из деревни, что сразу брови насупит : «глядикося, а со стороны жениха то пидорьё собралось, вот бы их жизни поучить!» в дальнейшем такой братец станет ошиваться около танцующих или резвящихся, дабы ему наступили на ногу или задели плечом, чтобы тогда развернуть свой нрав: «пааастой-ка, сука, понимаешь ково сейчас огорчил? Айда на крыльце раз на раз на ремнях!»

4. На свадьбе кормят чёрт знает чем. На столе полнейшая эклектика и беспорядок — огурчики, марципаны, цезари, брускетты, торты, ягоды годжи, болоньезе, мясо-по-французски и прочая сволочь. Потом три дня живот кипит. То ли дело на похоронах, любо-дорого, как по полочкам: кутья — раз, щи постные — два, канпот с сухофруктами — три, стопарь для порядку больше — четыре. Если покрутиться около выхода, еще с собой пирогов наложат, потом неделю можно из дому не выходить.

5. На свадьбе разорение одно — фотограф, видеограф, лимузин, тамада, платье невесты. Меж тем, на похоронах всё бюджетно, для россиян: костюм с выпускного — есть, в привокзальной столовой поминки накрыл — кто жаловаться станет? Ни разу не слыхивал, чтобы покойник устроил истерику, что его в неподобающем катафалке везут. Фотографировать покойника не принято, ну если уж очень тянет, то подкрадись, ёбни на свой сименс сх65 — очень даже экономно выйдет. После свадьбы люди палец сосут и воют с разорения, после похорон пересчитывают хрустящие купюры, присматриваются к зарубежным активам. Да и гостям недурно — покойнику конвертики под подкладку с пришептыванием: «там харону передашь денежку» класть пока не принято.

6. На свадьбе можно ляпнуть, на похоронах говорят по делу.

Встаёт пацанчик со стороны невесты, а жених напрягся: «ёб али не ёб». Пацанчик ту игру чувствует и ответа манерами однозначного не даёт, иногда бровь поднимет, будто ёб, а иногда попустит, расслабит, будто даже сиськи невестовы пьяным не трогал. Или встанет другой, поглупее, да сразу: «наконец-то невеста определилась!» — и всем понятно, что та баба в белом платье — блядь знаменитая.

На похоронах же поднимется мужичок, нос набок, стопочка в руке потрясывается: «этос. нус. да что уж тут. володенька, жди и нас теперь» — всё. Все в слезы. Софиты. Несите оскар. На свадьбе тот же мужичок скажет так, что отца жениха кондратий хватит в голову.

8. На свадьбу одеваться требуют шикарно. И вот вместо того, чтобы писать пьесу или играться с кошкой, ты бродишь по торговым центрам, словно призрак по хогвартсу. На похоронах глаз радуется — все в черном или сером. Такой одежды у нашего брата в избытке. Хотя на похоронах я всегда под траурными одеяниями имею свои фирменные оранжевые с фиолетовой мордой удава каа трусы. Это символизирует иронию над тщетностью, эдакое подмигивание богу, небольшую буддийскую переменку от православной сизо-свинцовой обрядности.

9. На похоронах хорошо подумать. Куда несет меня миссисипи моей жизни, мне уже тридцон, погост всё ближе, колыбельные восьмидесятые всё дальше, по носогубью уже пошла первая морщина — и вот ты весь в сладком томлении, которое лишь подслащает та самая первая и единственная стопочка, а потом сигаретка на крыльце дк с малознакомыми мужиками. На свадьбе всё скучно и мысль в голову лезет самая бытовая: «как бы хлопнуть винища, а потом текилы, да не блевануть на голубей» или «кажись, вова чубаров уже смотрит с интересом на дворники кортежного мерседеса, надо бы остановить непорядок». Выходит так, что похоронная рюмашка пьянит больше, чем свадебный арсенал напитков.

10. Одно хорошо на свадьбе, покойников целовать не нужно. Но можно и на похоронах от того обряда увернуться. Например, кокетливо заявить, что вы с покойным еще слишком поверхностно знакомы для такого интимного жеста. Но тут надо ноги ловкие иметь и пространство для маневру.

Ну не знаю. У нас в Ирландии свадьбу от похорон можно отличить только тем, что один не танцует

Скажите, а что там такое зафиксировано в 1897 году??

На свадьбе дерутся, да весьма пребольно.

Мало вы поминок посетили, видали и с драками. И с танцами под гармонь тоже видали.

Навеяно постом «На вырост», холостятское.

Навеяно постом «На вырост» холостяцкое. . в лихие девяностые, на пике инфляций и дефицитов удалось маме прикупить белоснежного гипюра, который тут же был объявлен для меня « свадебным». Я уже тогда, ровно дышала ко всей этой свадебной ритуальщине, фате и платьях «безе», да и к самому застолью с выкупами и прочими караваями. Но ткань была реально красивая, и я даже особо не упиралась, думаю, если понадобиться , то будет как найдено. Сошью из него коротюсенькое секси- шмекси платьишко, даже фасон обдумала))) Понадобилось. Но совсем по другому поводу. В 96 году умерла моя бабушка, горячо любимая мною и по сей день. Ритуальных залов, похоронных фирм в городе на тот момент не было и в помине. А если и были, то моя семья о них ничего не ведала. Хоронили как все в те времена, из дома. Собирали в последний путь тоже сами. Вот тут то и выяснилось, что требуется усопшую чем то в гробу прикрыть, надлежащего ничего ни купить не смогли, ни дома найти. Вспомнила я о своём « свадебном» гипюре и направила его по назначению. Мама как то даже опешила, что мол не хорошо, ведь на свадьбу был припасён, а ты его в гроб. Но так как похороны не отложишь, а свадьба то ещё на воде вилами писана была, то похоронили мою бабулю под этой тканью. ( Царство ей небесное! ) ну а личная жизнь, свадьба? Личная жизнь была ну прям крайне весела, счастлива и насыщена. И возможности выйти замуж и предложения были, но . долго искала СВОЕГО человека. Почти через девять лет свадьба была, вернее роспись, как и хотела без банкетов и платьев, чему до сих пор ужасно рада. Так что гипюр этот все равно бы не пригодился)))

Читайте также:  Шуточные номера для свадьбы

Про свадьбы и похороны

Всем добра и с наступающим вас!)

Ввиду того,что я родился в СССР,а вернее в Грузинской ССР в азербайджанской семье,но плохо знал традиции,ввиду того,что с 6 лет живу в России,то никогда не заморачивался о традициях.

Прочитал пост и вспомнил про свадьбы и похороны у азеров (азербайджанцев).
Начну с похорон,ибо они ярче запомнились.
Первые похороны,на которых я был случились в семье моего двоюродного брата по маме.Его дедушка,прожив 85 лет ушел на покой.Мы приехали туда,а там уже все «кипит».
Когда кто-то умирает,то обязательно режут в жертву бычка.Привозят много столов и зовут много людей,либо те приходят сами,но не всегда просто потому что знакомы.Похоронить могут и в этот,и на следующей и даже чуть позже,если есть основания.
На входе во двор сидят пару человек за столом,с тетрадями и небольшим чемоданчиком или коробкой.Каждый приходящий оставляет какую-то сумму денег и записывается.Сумма устанавливается двумя факторами — 1)если покойный,назовем его Али,будучи живым,был у человека (назовем его Хасан) на похоронах его родни и оставлял,например 20 лари (500рублей,приблизительно),то теперь Хасан должен положить минимум 20 лари,т.е вернуть долг.Чтобы знать был ли один и другого и сколько положил,открывают тетрадь и смотрят.
2)этот вариант чуть проще. Тут все упирается в степень дружбы,родства,на сколько большое сердце и сколько позволяет его кошелек.Это может быть и 300 долларов.
В первый раз,когда я это увидел,то был возмущен.Я не понимал, зачем люди записываются.Почему просто нельзя придти и в тихую,в конверте дать денег родным,если ты хочешь помочь?Возмущался я недолго.Все оказалось проще и логичнее,чем я думал — это как ссуда в банке,на неопределенный срок и без процентов.Люди приносят тебе деньги,чтобы помочь,чтобы не было трудностей при похоронах.Чтобы ты сразу расплатился за арендованные столы, посуду,могилу и чтобы камень в самые короткие сроки.Набираются разные суммы,в зависимости от мероприятия.Что-то остаётся лишним.Это остаётся в семье.Все равно члены семьи вернут эти деньги,если только они у них есть.
Да приходят и те,у кого нет денег.Как правило,они помогают на похоронах разными способами.

Что касаемо свадеб,то тут меняется меню, количество гостей ну и одежда.Гостей,как правило меньше в 2- 3 раза.
Для примера на похоронах моего отца у нас было около 800-1000 гостей.Помимо этого надо учесть,до того,как мы отправились в Грузию,где он был похоронен,у нас уже побывало около 100 человек.Кто-то даже в аэропорт приехал и дал деньги в помощь.
На свадьбе у моего двоюродного брата было около 450 человек.На торжество,обычно оставляют больше денег,но зависит от типа населенного пункта.
Чтобы было понятно в цифрах на похоронах моего отца набралась сумма 120000р+ 6000лари.А что касаемо свадьбы брата,то свадьба только-только окупила себя.Говоря,что окупила,имею ввиду затраты на приданое,продукты,видео и фото съемку и прочие мелочи.Медового месяца у них не было.Точную сумму не знаю, но ориентир около 4000-5000 лари

Источник

Свадьба похороны как проходила

Войти

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

Обряд свадьбы-похорон в русском и румынском фольклоре (ч. I-II)

Существует два живых источника, где можно найти типичные воззрения людей на представление о смерти: это их верования и их погребальные обряды. Можно говорить о сказках, в которых часто встречается персонификация смерти или описание «того света», но в народном творчестве причитания отражают больше всего похоронные обряды и верования любого общества. Внимание собирателей балканской традиционной поэзии во всех печальных песнях привлек взгляд на смерть как на брак, на похоронные обряды как на свадьбу.

Обрядовое «соумирание» жены и мужа понималось языческими народами как вторичное вступление в брак через смерть. Вступление девушки в брак означало для нее обязанность умереть вместе с мужем даже в случае его ранней смерти. По данным русских археологов, у восточных славян обычай сжигать вдов на погребальном костре существовал, начиная с II-III вв. н.э. Со временем буквальное исполнение обряда было заменено имитативными формами соумирания. У южных славян, а также у армян, осетин и других народов, если жена выражала желание следовать в могилу за покойником, она отрезала и клала в гроб свои волосы. Этот обряд выполнял функцию символической замены одного из участников «посмертного брака». Как только появляются такие дублеры, обряд соумирания принимает условную форму. Это привело в конечном итоге к вытеснению свадебной символикой погребальных мотивов. Похороны начинают разыгрываться, как свадьба.

Таким образом, различные исторические изменения, которые претерпел обряд привели к его значительному смысловому расширению, что, с одной стороны, продлило жизнь обряда, а с другой — послужило стимулом к более активному процессу утраты тех начальных представлений, на основе которых он некогда сформировался. Как только уходит из жизни подлинное совместное погребение супругов, свадебные мотивы начинают теснить погребальные, а представление о продолжении земного брака в загробном мире вытесняется представлением о необходимости брака для покойного вообще.

Завершающим этапом в этом трансформационном процессе оказался особо выделявшийся обряд похорон молодых. Показательно, что именно этот обряд лучше всего и сохранился. Если раньше речь шла об удовлетворении инстинкта продолжения жизни в ином мире и поэтому покойному представлялось, что он имел при жизни, в том числе и жена, то теперь он должен был получить от жизни последнее благо, взять с собой то, чем не сумел воспользоваться на этом свете. Смысловое ограничение похорон как свадьбы только для молодых вызывало еще больше, чем раньше, расширение свадебных атрибутов-символов и привело в конечном итоге к созданию полной инсценировки свадьбы на похоронах.

Обряд посмертного венчания молодых, возникший, по всей вероятности, как отражение поздней стадии развития ритуала соумирания, хорошо сохранился у многих народов мира. Он встречается у греков, славян, финно-угров, армян и румын. Ритуал, по которому девушку, если она не была замужем, выдавали замуж уже после ее смерти — на Руси был распространен повсеместно. По известию Массуди, «если у славян. кто умирает холост, его женили по смерти».
Обряд соумирания супругов в его начальной форме не получил широкого отражения в русском фольклоре. Прямые или косвенные свидетельства этого живого некогда ритуала в фольклоре не многочисленны. Обряд обручения умершей, полагал У.Г. Катаров, подвергался как упрощению, так и одновременному переосмыслению, поскольку пришел в соприкосновение с верой «в заложных покойников» (терминология Д.К. Зеленина), т.е. умерших до брака, которые якобы начинают преследовать живых, «во избежание чего последние и прибегают к символическому венчанию покойников».

Читайте также:  Будет ли наша свадьба тест

В румынском суеверии молодые, которые умерли, не успев вступить в брак, не могут найти вечного покоя после смерти и будут мучиться в облике вампира. В этих случаях существует церемониал во время похорон, на котором празднуется их свадьба с природой и со Смертью. Таким образом, румыны пытались обеспечить мертвому вечный покой. Этот охранительный смысл стал весьма актуальным именно тогда, когда акт сопогребения уже ушел в прошлое.

К. Шелковским свидетельствовал, что «в Малороссии умершую девушку наряжают, как под венец, и к погребальному обряду присоединяют свадебный; то же делают и при смерти парубка; у подолян есть убеждение, что умирающим без дружины нет места на том свете, полому похороны парубка носят название свадьбы-весилия и совершаются со свадебной обстановкой: употребляются квитки, венки и платки. Умершей девушке прикладывают два валка и дают платки несущим хоругви; для нее на тот свет назначается жених, и таким молодым бывает какой-нибудь парубок: ему перевязывают руку платком, и в таком виде он провожает покойницу до хаты (могилы). С той поры семья умершей считает его зятем, а прочие вдовцом».

У румын, как и у русских, всех умерших девушек одевают в самые лучшие и красивые наряды и украшают, как невест. В некоторых регионах им надевают на голову венец. Таким же образом умерших парней одевают, как женихов. С. Фл. Марина говорит, что «так и объясняется традиция, как и в Валахии, так и в Буковине, называть умерших парней и девушек женихом и невестой, а если спросить их родителей, то они отвечают, что они действительно они женаты и за-мужем».

В большинстве деревень Буковины, когда умирал молодой человек, ему собирают дружину, а умершей девушке — дружек, чтобы носить их тело так так, как будто его женят, а ее выдают замуж. Во всех регионах Румынии подруги невесты провожают умершего молодого. Друзей «мертвого жениха», или дружины, обычно бывает четверо, и они несут тело и стреляют из оружия во все время процессии. Иногда один из них идет впереди траурной процессии и угощает всех, кто встречается на пути, стаканом цуики (водки), точно также, как и на свадьбе. В Бессарабии умерших девушек сопровождают до гроба только молодые люди, которые повязывают себе на руки повязки, как на свадьбе дружки.

Этот обряд похорон молодых умерших, который встречается у южных славян и у румын, включает действие с деревом. В Румынии выкапывают в саду небольшое дерево черешни или сливы, но чаще всего выбирают елку, которую в причитаниях называют «невестой или женихом мертвого». Дерево украшают лентами, белым полотном, красными нитками и ставят перед домом умершего, потом его несут впереди траурной процессии, а в конце сажают на могиле. Подобный обряд на самом деле принадлежит свадебному обряду, который встречается у югославов и румын.

В начале румынских причитаний молодых называют чаще всего женихом и невестой. Сразу после этого их просят встать из гроба и выбрать себе жениха или невесту. Участвующие в похоронах сравниваются со свадебной свитой. О молодом умершем говорят, что он женился на дочери ветра: «Если ты жених, скажи:/ Чью девушку берешь в жены?/ Берешь дочку ветра,/ Из глубины земли!», а умершей девушке говорят, что она вышла замуж за царского сына: «Дочь моя, невеста моя. / Где мой зять?/. ты вышла за муку За царского сына/, И я тебе приданое не дала». Обычно причитают, обращаясь к природе: «Кто свадьбу твою увидит?/ Только месяц и одна звезда!»
На первый взгляд кажется, что мы имеем дело с той же заменой заменой-символом, что и в случае, когда в гроб кладут волосы вдовы умершего. Разница заключается в дополнительной мотивировке, полностью разъединяющей мир живых и мертвых. В данном случае погребальные мотивы начинают вытесняться свадебными.

Сохранились достаточно полные описания ттого обряда, сделанные в мордовских селах в начале 1940-х гг., что говорит о его устойчивости. Взамен усопшей девушки, «не успевшей выйти замуж при жизни, выбиралась из ее подруг и сверстниц девушка, которая по здешним обычаям, должна была стать невестой, заменой, заместительницей умершей подруги. Избирался и парень, который должен был сыграть роль жениха избранной девушки-заместительницы». После погребения покойницы «участницы похорон от кладбища отравлялись (вместе с избранной парой молодых) в дом родителей умершей, имитируя свадебное шествие». Характерно, что участники посмертной свадьбы исполняют плачи, свадебные причитания.

В Восточной Европе, по данным Мирче Элиаде, избранник-заместитель терял человеческие очертания: в случае смерти молодых людей их женят на сосновом дереве.
Ритуальная инсценировка свадьбы завершалась поминками. Таким образом, в самой композиции ритуала свадьбы-похорон уже заключен один из внешних источников соединения различных известных в фольклоре представлений о браке и смерти.

Формулизацня в фольклоре представления «жена-смерть» и «свадьба-похороны» восходит к поздней стадии существование обряда соумнрання, когда он исполнялся уже условно. Традиционность его соблюдения диктовалась уже только охранительными соображениями. На этой стадии развития обряда жена земная не следовала за умершим супругом, она оставалась на земле, что мотивировалось в ходе обряда приблизительно следующим образом: «Я не могу пойти с тобой, так что разрешаю тебе жениться». Что же касается умершего, то он должен был вступить в «новый брак», оставив свою земную супругу в покое.

Этот новый смысл народных верований был закреплен в ряде русских и румынских фольклорных жанров (былины, исторические песни, дойны и т.д.) В похоронных плачах мертвец «сватается» в иную жизнь, к иной жене. В плаче по умершему отцу встречаются следующие строки: «Свет ты мой, кормилец батюшка,/ Отчего-то ты посватался от нас?/ Аль тебе, родимый батюшка/ У нас пить-есть нечего?».

Похоронные плачи воспроизводят и сам обряд венчания покойного, но венчание, как правило (особенно если речь идет о сироте), переносится на «тот свет», где умершего юношу «женят» его давно почившие родители по всем правилам земного свадебного пикета: «Повстречали меня да красны девушки/ Красны девушки да все подруженьки/ Повели меня ко белу столу, / Ко белу столу да к укра-шеньицу, / Берут они да за праву руку, / За праву руку да за один палецУ За палец да за обрученьнцо/ Подают они да золото кольцо».

Источник