Меню

Свадьба гугенота генриха наваррского с маргаритой валуа



Этот день в истории: 1572 год — свадьба Маргариты Валуа и Генриха Бурбона

18 августа 1572 года в Париже девятнадцатилетняя принцесса-католичка из правящего королевского дома Маргарита Валуа, была выдана замуж за одного из лидеров гугенотов — восемнадцатилетнего Генриха де Бурбона, короля Наваррского, своего троюродного брата, принца крови.

Франция второй половины XVI века была охвачена гражданскими войнами, разгоревшимися между католиками и протестантами-кальвинистами (гугенотами). Руководителями обоих противоборствующих сторон были коронованные особы и аристократическая элита.

Представители французской династии Валуа (король Карл IХ и его мать Екатерина Медичи), а также семейство Гизов (лотарингских герцогов) стояли во главе католиков. Бурбоны — правители карликовой Наварры, расположенной у пограничья Франции с Испанией, были лидерами гугенотов. Молодой король Генрих Наваррский имел мудрого советчика — многоопытного полководца и политика адмирала Колиньи, наиболее авторитетного из вождей гугенотов. В связи с «ничьей» после очередной войны начались переговоры.

Они завершились мирным соглашением, «скрепленным» династическим браком Генриха Наваррского и королевской сестры Маргариты Валуа. На их венчание 18 августа 1572 года в Париж съехалась вся гугенотская аристократическая элита, во главе с адмиралом Колиньи. Однако свадебные празднества прервались в ночь на 24 августа, когда состоялась кровавая резня гугенотов, учиненная парижскими католиками во главе с Екатериной Медичи и герцогом Генрихом Гизом, известная в истории как Варфоломеевская ночь.

В этой бойне погибло много видных гугенотов, включая и самого адмирала Колиньи. Но молодожен король Наваррский (он же — будущий французский монарх Генрих IV) уцелел благодаря своей жене — сохранив хладнокровие во время резни, «королева Марго» спасла жизни нескольким гугенотским дворянам и главное, своему мужу Генриху. Она укрыла его в своих покоях, а потом отказалась оформлять развод с ним, как настаивали её родственники.

Чтобы выжить в дальнейшем Генрих у Наваррскому пришлось перейти в католичество. Впрочем, вскоре он бежал из Парижа на родину, снова «превратился» в гугенота, возглавил армию своих сторонников и возобновил борьбу с Валуа, Гизами и прочими виновниками той кровавой расправы.

Источник

Кровавая свадьба

Первая часть церемонии состоялась на площади перед собором Парижской Богоматери, где был возведен специальный помост. Новобрачные взошли на помост с разных сторон: Марго поднялась вместе со своими братьями — королём Карлом IX и герцогом Анжуйским, а Генриха сопровождали Генрих Конде, адмирал Колиньи и ещё несколько человек. В своих мемуарах Маргарита пишет: «Я была одета по-королевски, в короне и в накидке из горностая, закрывающей плечи, вся сверкающая от драгоценных камней короны; на мне был длинный голубой плащ со шлейфом в четыре локтя, и шлейф несли три принцессы».

Для Генриха Наваррского, Карла IX и герцога Анжуйского пошили одинаковые одежды из расшитого серебром палевого шёлка. Но среди этой троицы выделялся Анжуйский, которому свой наряд, по-видимому, показался недостаточно роскошным: его ток был украшен перьями и тридцатью жемчужинами (ток — шляпа без полей). А Екатерина Медичи появилась на празднестве в темно-фиолетовом платье из дорогой парчи.

Раздались фанфары, наступила тишина, и жених с невестой предстали перед кардиналом де Бурбоном. На вопрос кардинала «Согласен ли. » Генрих решительно ответил «Да!». Теперь тот же вопрос был задан Марго. Но она молчала. Кардинал повторил свой вопрос. Опять молчание. Тогда потерявший терпение и разозлённый Карл подошёл к своей сестре и рукой резко склонил её голову вперёд. Именно таким образом она ответила «согласием» на вопрос священника.

Вторую часть церемонии провели в самом соборе. Доверенным представителем Генриха стал Анжуйский. А пока королевская семья присутствовала внутри собора на торжественной мессе, Генрих и Колиньи прогуливались по помосту и, по словам очевидцев, вели себя не слишком любезно, то и дело бросая едкие замечания в адрес католиков.

После окончания церковных мероприятий все отправились на свадебный пир в епископский дворец. Зал, в котором проходило само торжество, был украшен искусственными горами, на которых восседали божества и морские чудища, а застолье сопровождалось музыкой и декламацией французской поэзии. Не осталось незамеченным, что Генрих де Гиз, которого Марго сильно любила и за которого мечтала выйти замуж, рано покинул свадьбу. После пира в епископском дворце гости перекочевали в Лувр, где вечером был дан грандиозный бал.

На другой день король Наваррский пригласил всех во дворец герцога Анжуйского на праздничный обед, а после в Лувре прошёл ещё один бал. 20 августа на огромном возвышении перед Бурбонским дворцом, который стоял напротив Лувра, разыграли спектакль «Le Paradis d’Amour» на тему героической битвы [его можно считать практически первым придворным балетом, точнее «нулевым», т.к. первый придворный балет поставлен в 1573 г. — «Ballet des Polonais»].


Слева — Лувр, справа — Бурбонский дворец (l’hôtel du Petit-Bourbon), который был разрушен в 60-х годах XVII в.

Спектакль «Le Paradis d’Amour» был одновременно и турниром, и маскарадом, к которому сшили специальные костюмы. Странствующие рыцари — Наваррский, Конде и Ларошфуко — пытались взять штурмом Врата рая. Врата были представлены в виде Триумфальной арки, на которую можно было взобраться, а за аркой было установлено вращающееся колесо, украшенное колокольчиками. Рядом с колесом восседали двенадцать грациозных нимф, среди которых были Марго и Мария Клевская (супруга Генриха Конде). Райские врата и нимф охраняли храбрые рыцари (они же — ангелы) — король, герцог Анжуйский и герцог Алансонский. Внизу, где находился символический Ад, горели огни и клубился дым. Началась битва между рыцарями и нападавшие упали (т.е. попали) в Ад, но после прочтения стихов Пьера де Ронсара, рыцари танцевали с нимфами и Наваррский с товарищами был спасён от дьявола благодаря дамам, разорвавшим условные цепи с помощью Любви, Поэзии и Музыки.

Читайте также:  Поздравляем с днем свадьбы нашего коллегу

Ещё два дня прошли в празднествах, пирах и балах. Их череда завершилась во дворе Лувра игрой в «Une course à la bague», суть которой состояла в следующем. На стену подвешивали кольцо, сквозь которое был перекинут платок. Участники, вооружившись копьем и оседлав своих коней, должны были на полном скаку подъехать к кольцу и подцепить платок.

Братья Валуа со своей свитой переоделись в амазонок с открытой грудью и перекинутыми через плечо луками. Против клана Валуа сражался Наваррский со своей свитой, они были одеты турками в тюрбанах и широких халатах из золотой ткани. Кто вышел победителем из этой баталии, мне неведомо, но все веселились. А в следующую ночь произошло одно из самых известных и драматических событий в истории Франции. И ещё один штрих. Генрих IV будет убит 14 мая 1610 г. — в день рождения Марго.

Какими были первые четыре дня после свадьбы Генриха и Марго мы уже знаем, а вот таким Париж стал на пятый .


Эдуард Деба-Понсан «Утро около ворот Лувра» (1880 г.) / Édouard Debat-Ponsan «Un matin devant la porte du Louvre»

Источник

Король Генрих Наваррский и принцесса Маргарита Валуа

Король Генрих Наваррский и принцесса Маргарита Валуа

18 августа 1572 года

Их свадьбу называют «кровавой» — из-за того, что она стала прелюдией к событию куда более значительному для истории Франции, чем очередная королевская свадьба: к Варфоломеевской ночи, во время которой католики едва ли не поголовно вырезали прибывших на свадебные торжества гугенотов… Впрочем, даже если бы не случилось кровопролития, все равно эта свадьба осталась бы в истории как великая: впервые католическая принцесса венчалась с юным королем, принадлежавшим к реформатской церкви, представителей которой во Франции называли гугенотами.

Принцесса Маргарита Валуа, дочь Генриха II и Екатерины Медичи, считалась красавицей: единственным недостатком ее фигуры был выпирающий живот. Его скрывал корсет и пышные юбки, но когда обнаженная Марго должна была предстать перед любовником, она всегда ложилась прежде, чем мужчина мог ее увидеть: когда она лежала, этот единственный недостаток исчезал. Зато черные шелковые простыни на ее постели подчеркивали ослепительную белизну кожи, и особо галантные любовники часто сравнивали Маргариту Наваррскую с восхитительной жемчужиной, сияющей и округлой, покоющейся в черной раковине: ведь «маргарита» переводится как «жемчужина»! Ее так и называли — «жемчужина Валуа».

Из всех детей Екатерины Медичи именно она была самой строптивой. И как утверждали современники, ей не раз пришлось терпеть от матери побои. Да, Екатерина Медичи, подобно какой-нибудь простолюдинке, могла отвесить затрещину как собственной дочери, так и любой из фрейлин.

Генрих Наваррский. Гравюра XIX в. по прижизненному портрету

Марго — так ее называли в семье и при дворе — развилась очень рано, и сплетники утверждали, будто она в одиннадцать лет отдалась конюшему. А затем принялась менять любовников как перчатки! Или даже чаще, чем перчатки, поскольку в ХVI веке перчатки считались изысканным аксессуаром, а проблем с мужчинами у такой красавицы, как Марго, никогда не было. Среди любовников ее в разное времея оказались три ее брата: два старших — Карл и Генрих — и младший, Франциск, герцог Алансонский. Это, разумеется, несколько принижало ее поэтический облик даже в глазах распутных современников, не говоря уже о более целомудренных историках и писателях XIX столетия. Но случалось Марго познать и истинную любовь. И когда ей случалось по-настоящему полюбить, она старательно таила свои чувства от всего света — и особенно от матери. Она знала: Екатерина начеку, как коршун, ждет, чтобы нанести очередной удар! По некоему странному совпадению, Екатерина Медичи неоднократно уличала в измене и казнила возлюбленных своей дочери Маргариты. Придворные считали, что это делалось только для того, чтобы причинить боль непокорной и отнять у нее то, чего лишена была сама Екатерина, — любовь. О Маргарите говорили еще, что сердца всех своих казненных любовников она бальзамирует, промыв и набив изнутри пучком ароматических трав, а затем оправляет в золото и носит под юбкой на особой золотой цепи. И будто бы этих сердец не менее дюжины…

Величайшей ее любовью был герцог Анри де Гиз. Величайший воин и самый блистательный кавалер при дворе, он мог не опасаться Екатерины Медичи, потому что сам имел права претендовать на престол, к тому же был популярен в армии и являлся фактическим главой французских католиков. Марго не скрывала связь с Гизом. Она даже надеялась выйти за него замуж. Но брат, король Карл IX, решительно запретил ей даже мечтать об этом. Гиз женился на принцессе Екатерине Клевской. А Марго отдали в жены королю Наварры, молодому Генриху, предводителю протестантов. Таким образом, по мнению одних историков, Екатерина Медичи и Карл IX хотели примирить католиков с гугенотами, а по мнению других — превратили свадебные торжества в ловушку для гугенотов… В любом случае эта свадьба должна была положить конец религиозным распрям между католиками и гугенотами. Но случилось с точностью до наоборот: свадьба Генриха и Маргариты вошла в историю как «кровавая свадьба», а религиозные войны терзали Францию еще много лет.

Читайте также:  Сценарий свадьбы для верующих

Маргарита Валуа. Гравюра XIX в. по прижизненному портрету

Генрих Наваррский был известен веселым нравом, любвеобильностью, крепким здоровьем, пренебрежением к личной гигиене и увлечением блюдами, сдобренными чесноком. Два последних пункта могли бы сделать его непривлекательным, но… Не сделали. Женщинам он нравился. Понравился в конце концов и Маргарите.

Правда, между семьями королей Наварры и королей Франции не все было гладко. Например, все знали, что Екатерина Медичи отравила Жанну д’Альбре, мать Генриха Наваррского. Она прислала ей в подарок надушенные перчатки, пропитанные ядом. Жанна умерла в мучениях. А поскольку Екатерина имела при дворе не только собственного лекаря и астролога, но и собственного составителя ядов, никто не сомневался в том, что это не случайная смерть. Екатерина надеялась, что сможет влиять на юного осиротевшего короля, когда не станет его властной матери… Она ошиблась. Хотя одной из своих целей добилась: Жанна выступала против брака между Маргаритой и Генрихом. Без нее свадьбу удалось сладить.

18 августа 1572 года двадцатилетнюю Маргариту Валуа обвенчали с девятнадцатилетним Генрихом Наваррским. Венчание происходило весьма своеобразно, поскольку новобрачные принадлежали к разным концессиям: Маргарита — католичка, Генрих — гугенот… Маргарита с родней и прибывшими на свадьбу католиками находилась в соборе Парижской Богоматери и давала брачные обеты. Супруг вместе со своими сторонниками ожидал ее на паперти.

Современники вспоминали, будто во время венчания невеста чуть-чуть замешкалась с ответом, стоя на коленях перед алтарем, и Екатерина Медичи в присутствии сотен людей встала со своего места и ударила дочь кулаком по затылку: голова невесты качнулась вперед — и священник принял это за кивок… Впрочем, возможно, это всего лишь исторический анекдот.

Последовали пять праздничных дней, во время которых обстановка накалялась, и в ночь с 24 на 25 августа произошла печально знаменитая Варфоломеевская ночь: массовое избиение католиками гугенотов, начавшееся с покушения на популярного лидера гугенотов, адмирала Колиньи.

Испанский посол с радостью доносил королю Филиппу II: «Когда я это пишу, они убивают всех, они сдирают с них одежду, волочат по улицам, грабят их дома, не давая пощады даже детям. Да будет благословен Господь, обративший французских принцев на путь служения Его делу! Да вдохновит Он их сердца на продолжение того, что они начали!»

Было убито, по разным сведениям, от трех до пяти тысяч человек (хотя некоторые современники называли и цифру в 30 тысяч, вряд ли она достоверна).

Впрочем, католики стремились преуменьшить количество убитых и утверждали, будто гугеноты преувеличили потери.

И до сих пор между историками нет согласия в оценке как Варфоломеевской ночи, так и предшествовавшей ей свадьбы.

Игорь Дубровский писал: «Чтобы вникнуть в эту ситуацию, надо себе представить особый идеологический строй французской монархии эпохи Ренессанса — монархии, пронизанной духом гуманистической культуры и подчиненной программе неоплатонической философии. Королевская власть при Карле IX всерьез мыслила себя как сила неоплатонической любви, преобразующая мир, проявляющаяся как господство согласия между людьми. К практическим шагам в данном направлении, например, можно отнести основание по инициативе Карла IX Академии музыки и поэзии. Предполагалось, что воссозданные античные музыкально-поэтические жанры, помогая людям услышать гармонию, дадут им понятие о духовной красоте, управляющей Вселенной, и тем самым позволят правительству бороться с варварством и хаосом. Вся деятельность королевского двора накануне Варфоломеевской ночи служила преодолению взаимного отчуждения недавно враждовавших партий. Ритуал бракосочетания принца-гугенота и принцессы-католички отсылает нас к воображаемому миру неоплатонической магии. Предусматривалось, что группы католиков и гугенотов будут идти навстречу друг другу, в точности следуя драматургии гармоничного слияния противоположностей. Организованная в соответствии с астрологическими расчетами, церемония была призвана произвести над королевством магическое действие, являя образ Марса, бога войны и человеческих страстей, плененного богиней любви Венерой. В русле гуманистических утопий Ренессанса магический обряд навсегда изгонял войну и раздор, знаменуя наступление золотого века. На деле же королевская власть оказалась в плену своих идей и иллюзий, уверовав в собственное всемогущество и способность пышными торжествами и мудрыми указами навязать подданным религиозный мир. Одним выстрелом из аркебузы установление золотого века мира и согласия, который так счастливо начался благодаря прекрасному союзу Марса и Венеры, оказалось отсроченным на неопределенное время…»

Современники считали, что Екатерина готова была пожертвовать дочерью, если вдруг ту решат убить вместе с мужем. Однако Марго не только спаслась сама, но спасла еще и нескольких гугенотов, в том числе своего мужа Генриха Наваррского и своего будущего любовника шевалье Лерарка де Ля Моля.

Генриха принудили принять католичество, после чего долго держали узником в Лувре. Екатерина никак не могла решить, что ей выгоднее — убить его или держать заложником. В конце концов Генрих бежал, а поплатилась за это Марго, которую мать подозревала в пособничестве побегу. Марго тоже была заточена. Правда, она в заточении развлекалась своим обычным способом: меняя любовников.

История по своему перетасовала карты… Все дети Екатерины Медичи умерли, не оставив потомков. На трон взошел ее ненавистный зять — Генрих Наваррский. С династией Валуа было покончено: началась эпоха династии Бурбонов. Союз Генриха и Маргариты, начавшийся кровавой свадьбой, не принес добрых плодов. Был даже период, когда супруги воевали друг против друга. Были и периоды перемирия. Но Маргарита не родила Генриху детей. И это стало поводом для развода. Впрочем, они сохранили добрые отношения. Генрих женился на Марии Медичи — на родственнице своей ненавистной тещи! — впрочем, это был брак по расчету, а Генрих не стал бы великим королем, если бы шел на поводу у эмоций. А ведь при нем Франция наконец вступила в период мира и процветания. У Генриха и Марии родился сын Людовик. И в его лице бездетная Маргарита обрела сына. Дофин обожал свою «маму-девушку», как называл он Маргариту, и последние годы Маргариты были согреты любовью ребенка. А Генрих Наваррский все же пал жертвой религиозных распрей. Его убил католический фанатик Франсуа Равальяк.

Читайте также:  Мальчишник перед свадьбой с девочками

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

Почему английский король Генрих VI запретил игру в гольф?

Почему английский король Генрих VI запретил игру в гольф? В 1457 году английский король Генрих VI запретил гольф как бесполезную игру, отвлекающую дворянство от благородного военного вида спорта – стрельбы из

«Безземельный король», или король без королевства

«Безземельный король», или король без королевства Исторические хроники «доброй старой Англии» донесли до нашего времени поучительный рассказ о курьезе с королем Иоанном Английским, прозванным Безземельным (1167–1216). Он был сыном короля Генриха II Плантагенета и более

Король Генрих IV, ч. 1-я (King Henry IV, part One)

Король Генрих IV, ч. 1-я (King Henry IV, part One) Историческая хроника (1598)Источником сюжета явились несколько анонимных пьес и летописи Холиншеда, с которыми, однако, Шекспир обошелся весьма вольно. Пьесы о царствовании Генриха IV составляют как бы срединную часть тетралогии, началом

Король Генрих IV, ч. 2-я (King Henry IV, part Two)

Король Генрих IV, ч. 2-я (King Henry IV, part Two) Историческая хроника (1600)После ложных сообщений о победе граф Нортемберленд наконец узнает, что его сын Хотспер убит в битве при Шрусбери и что королевская армия во главе со вторым сыном короля Джоном Ланкастером и графом Уэстморлендом

Король Генрих IV, ч. 1-я (King Henry IV, part One) Историческая хроника(1598)

Король Генрих IV, ч. 1-я (King Henry IV, part One) Историческая хроника(1598) Источником сюжета явились несколько анонимных пьес и летописи Холиншеда, с которыми, однако, Шекспир обошелся весьма вольно. Пьесы о царствовании Генриха IV составляют как бы срединную часть тетралогии, началом

Король Генрих IV , ч. 2-я (king henry iv, part two) — Историческая хроника (1600)

Король Генрих IV , ч. 2-я (king henry iv, part two) — Историческая хроника (1600) После ложных сообщений о победе граф Нортемберленд наконец уз­нает, что его сын Хотспер убит в битве при Шрусбери и что королев­ская армия во главе со вторым сыном короля Джоном Ланкастером и графом

Валуа

Валуа Валуа (Valois) – небольшое графство средневековой Франции, в провинции Иль-де Франс, а нынче разделенное между деп. Эны (Aisne) и Уазы (Oise). Старые графы В. принадлежали к младшей линии рода Вермандуа. Последняя наследница этого рода вышла за Гуго, сына Генриха и

Король Эдуард II Английский и Принцесса Изабелла Французская

Король Эдуард II Английский и Принцесса Изабелла Французская 25 января 1308 годаВ начале XIV века случилось так, что соседними странами, Францией и Англией, правили два выдающихся короля. Во Франции — Филипп IV, получивший прозвище за внешность — Филипп Красивый, а за характер

Принц Альберт, будущий король Эдуард VII, и принцесса Александра Датская

Принц Альберт, будущий король Эдуард VII, и принцесса Александра Датская 1863 годКогда старший сын королевы Виктории и принца Альберта принц Уэльский вступал в брак, можно было бы предположить, что для Британии подобное событие — обычное дело. Ведь Альберт был

КАРЛ IХ Валуа (Charles IХ, 1550–1574), французский король с 1560 г.

КАРЛ IХ Валуа (Charles IХ, 1550–1574), французский король с 1560 г. 86 Убейте их, но убейте их всех, чтобы не осталось никого, кто мог бы меня упрекнуть. Так ответил король, сдаваясь на неустанные требования своей матери Екатерины Медичи уничтожить гугенотов, приехавших в Париж на

ФИЛИПП VI Валуа (Philippe VI de Valois, 1293–1350), король Франции с 1328 г.

ФИЛИПП VI Валуа (Philippe VI de Valois, 1293–1350), король Франции с 1328 г. 101 Кто меня любит – за мной! // Qui m’aime me suive. Своим баронам 22 июля 1328 г., отправляясь в военный поход. ? Boudet, p. 30.Эти слова повторил Франциск I в битве при Мариньяно 13 сент. 1515 г., а затем – Наполеон Бонапарт, покидая

Король умер — да здравствует король!

Король умер — да здравствует король! С французского: Le roi est mort! Vive le roi!Такими словами во Франции из окон королевского дворца извещали народ о кончине одного короля и начале царствования другого.Иносказательно о каком-либо явлении (общественной или политической жизни),

МАРГАРИТА ВАЛУА (1553–1615), королева Наварры, первая жена короля Франции Генриха IV, известная под именем «королева Марго»

МАРГАРИТА ВАЛУА (1553–1615), королева Наварры, первая жена короля Франции Генриха IV, известная под именем «королева Марго» Господь в своем творении начал с меньшего и несовершенного, а кончил большим и совершенным. Он создал мужчину после других тварей, женщину же сотворил

Источник