Меню

С невестой по почте



С невестой по почте

Невеста по почте

Джо Кэмден и не предполагал, что окажется столь сентиментальным: когда он вышел из машины и взглянул на старое, обветшалое здание, в его душе что-то дрогнуло и к горлу подступил комок.

Дом. Он остался таким же, несмотря на отсутствие своего хозяина, пятнадцать лет назад в спешке покинувшего его.

— Ты будешь скучать, — уверенно заявила тогда Энни Эндрюс, покачав седой головой, когда Джо заехал в ее небольшое заведение — нечто вроде почты и универсального магазина одновременно — запастись необходимыми вещами для путешествия автостопом. — Аляска обязательно будет тянуть тебя обратно.

— Только не меня! — твердо заявил Джо и даже усмехнулся. — Я собираюсь жить в больших городах и радоваться их ярким огням.

— И девушкам, — добавила она. — Это правда, у нас здесь для вас, молодых парней, девушек маловато. Неудивительно, что вы сбегаете отсюда.

Сейчас он лишь усмехнулся, вспомнив тот день и все, через что прошел с тех пор. Энни оказалась в чем-то права. Великолепие Аляски — белые вершины гор, изумрудные лесные поляны, реки в ущельях — все еще волновало его. Но это уже перестало быть его домом. Джо Кэмден теперь всецело принадлежал Лос-Анджелесу.

Здесь все осталось по-прежнему. Как будто ничего не изменилось с того далекого дня. Старый дом, где до сих пор жил его брат, Грег, выглядел таким же обшарпанным. Собственно, Джо ничего другого и не ожидал, а если начистоту, то именно поэтому сюда и вернулся.

Он услышал шорох и посмотрел в сторону стоявших рядом деревьев. Ему показалось: в подлеске что-то мелькнуло, и воспоминания нахлынули на него с новой силой.

— Чамп, — пробормотал он, вспоминая друга детства, жизнерадостного пса коричневой масти, который любил прятаться в кустах, а потом неожиданно выскакивать и кидаться хозяину на грудь, стараясь лизнуть его лицо. Не желая думать о смерти Чампа, случившейся, когда самому Джо шел девятнадцатый год, он направился к кустам и раздвинул ветки в том месте, где заметил движение, как будто действительно верил, что сможет обнаружить там собаку. — Чамп?

Неожиданно чьи-то зубы сомкнулись у Джо на руке, и он отдернул ее, выругавшись.

Из кустов выскочил мальчуган и бросился бежать так быстро, как только позволяли его пухленькие короткие ножки.

— Эй! — крикнул Джо ему вдогонку, но малыш не обернулся. Он продолжал мчаться к дому, спотыкаясь, но не сдаваясь, как будто сам дьявол преследовал его. — Эй, я тебе ничего не сделаю! — уже менее решительно крикнул Джо вслед мальчику. На руке остался четкий отпечаток зубов. Такое раньше случалось, и довольно часто, когда они с Грегом были детьми. Но тогда-то он бы Грегу спуску не дал!

Странный день! Слишком многое напоминало ему прошлое. Чамп давно умер, а этот мальчик не Грег. Но как он оказался в доме Грега?

Джо с холма спустился вниз, следуя за мальчиком. Не успев пройти и нескольких футов, он увидел женщину, вышедшую на веранду. Она подняла руку, защищая глаза от солнца, ярко осветившего ее лицо.

— Расти! — обратилась она к бежавшему к ней мальчику. Подняв глаза и увидев Джо, она застыла от неожиданности.

Джо сроду не видывал на Аляске таких женщин. Здешний суровый климат требовал соответствующей одежды. А эта женщина была в белом шерстяном костюме и в туфлях на каблуках. Ее платиновые волосы, создававшие мерцающий ореол вокруг лица, были уложены элегантно и очень умело, переливаясь на солнце. Казалось, она стоит в луче золотого света.

Кто эта женщина и что она делает в доме его брата?

Чинна Синклер увидела мужчину, спускающегося с холма, заметила машину позади, и ее губы пересохли.

— Черт возьми, — тихо прошептала она. Он уже видел Расти! Теперь поздно прятать мальчика даже на первые несколько минут знакомства.

Расти бросился к ней, обвив ручонками ее колени и уткнувшись лицом в юбку.

Может, будет даже лучше, если они разберутся с этой проблемой в самом начале. Но почему мужчина ничего не говорит? Почему просто стоит и смотрит на нее?

— Иди в дом, — сказала она сыну, мягко отнимая его руки от своих колен. — Побудь с Кимми, пока я поговорю с этим дядей.

Кого она хотела обмануть? Время для игры в прятки и сочинения историй прошло. По пути от самого Чикаго, в течение всего перелета из Анкориджа на маленьком шестиместном самолете и даже в машине летчика, любезно согласившегося подвезти их от аэродрома, она думала о том, что скажет, когда встретится с ним. Но сейчас все изменилось. Он видел Расти и, конечно, понял, что его невеста по переписке, красивая молодая женщина, которую он ждал, приехала с лишним багажом. И теперь она не знала, стоит ли спускаться с крыльца, чтобы поприветствовать этого внушительных размеров мужчину, за которого она надеялась вскоре выйти замуж. Она прекрасно понимала, сколь неподходяще одета для этой местности, но костюм выбрала намеренно, так как хотела предстать перед будущим мужем во всей красе, а имидж, как любил повторять ее начальник в Чикаго, — это все! В результате Чинна предпочла не спускаться.

Вдруг она ему не понравится? Вдруг ему не понравятся ее дети? Она должна убедить его, у нее просто нет другого выбора!

Глубоко вздохнув, она заставила себя улыбнуться.

— Привет! — крикнула она. — Наверное, мы разминулись с вами на аэродроме. Нас подвез летчик.

Ее голос заставил мужчину выйти из оцепенения, и он медленно направился к дому. Она облизнула пересохшие губы и приветливо улыбнулась.

— Надеюсь, вы не возражаете. Дверь была не заперта, и я… я вошла внутрь.

Он подошел ближе, и Чинна смогла его разглядеть. Вообще она скептически отнеслась к той фотографии, которую он ей послал. На ней был запечатлен очень красивый мужчина. Скорее всего, фотография была сделана лет десять назад или вообще принадлежала не ему.

Но фотография не лгала. Это был тот же человек, без сомнения. Широкие плечи, темные волосы и блеск синих глаз делали его даже более привлекательным, чем на фотографии. На нем были джинсы и короткая кожаная куртка, но ни то, ни другое не выглядело старым или грязным. Наоборот, его одежда казалась слишком модной для этой местности.

Мужчина уже подошел к веранде и стал, хмурясь, подниматься по лестнице, как будто присутствие женщины озадачило или рассердило его.

— Здравствуйте, — сказала она, протягивая руку и снова приветливо улыбаясь. — Я Чинна Синклер и очень рада видеть вас.

Он взял протянутую руку, затем посмотрел ей в глаза и недоуменно покачал головой.

— Что здесь происходит? — спросил мужчина, стараясь прочитать ответ в ее глазах. — Где Грег?

Последний вопрос потонул в визге, раздавшемся из дома, и звуке, не оставляющем сомнения в том, что что-то разбилось. Чинна, пробормотав: «Пойду посмотрю, что случилось», поспешила к детям.

Джо последовал за ней, но, переступив порог, сразу остановился, окидывая взглядом знакомую картину. Все выглядело так же, как и перед его отъездом. Грег ничего не изменил.

На стене по-прежнему висел портрет деда. Суровый взгляд первопроходца был устремлен на внука с тем же выражением неодобрения. Джо посмотрел на стоявшую в углу лопату для уборки снега — ту, занозы от которой мучили пальцы дольше, чем снег лежал на земле; на высокий элегантный сервант, в котором его мать держала свою любимую посуду и фарфоровые статуэтки. Сейчас в нем осталось только несколько вещиц — те, к которым она не питала особых чувств, остальное, по всей видимости, мать забрала с собой, когда переехала в Анкоридж пять лет назад. Больше ничего не изменилось.

Ничего, кроме самого Джо.

Женщина, представившаяся Чинной Синклер, наконец вернулась, и Джо пришлось зажмуриться, как от яркого солнечного света, который, казалось, сопровождал ее повсюду. Она, несомненно, красива, но ее образ совершенно не сочетался с дикой природой Аляски. Видимо, она была подругой Грега, хотя трудно даже представить, где брат мог ее встретить. Грег не ездил в город, а она определенно не местная. Но с другой стороны, что он мог знать о своем брате после стольких лет? Будь сам Грег здесь, Джо не пришлось бы мучиться догадками.

Источник

Невеста по почте

У вас появилась возможность начать слушать аудио данной книги. Для прослушивания, воспользуйтесь переключателем между текстом и аудио.

глава 1

Весна 1848 года.

Марианна Прайс смотрела в окно вагона, который катил мимо унылого пейзажа. Где-то там была ее новая жизнь. Новая жизнь с новым мужем, человеком, которого она никогда не встречала.

Когда она впервые решила ответить на объявление о покупке невесты по почте, это было решение, принятое из страха. Страх быть выданной замуж за пятидесятивосьмилетнего хлопкового магната с желтыми зубами и тремя детьми ее возраста.

В шестнадцать лет она стала наследницей состояния своего деда в пятнадцать тысяч долларов, что сделало ее одной из самых завидных молодых леди Бостонского общества, но при этом, заложницей своих родителей.

Последние два года они использовали ее состояние, чтобы наладить связи с самыми влиятельными семьями Бостона в надежде улучшить свое положение.

Три месяца назад ей сообщили, что она выходит замуж за Уилфорда Кэбота, человека, с которым только познакомилась в компании. Даже во время этих коротких встреч Марианна не любила его, находя высокомерным и пренебрежительным.

В ту ночь, когда они сказали ей, она умоляла их разорвать помолвку, но родители отказались. Когда она сказала им, что не выйдет замуж за этого отвратительного старика, отец безжалостно избил ее ремнем, оставив запертой в спальне.

Лежа на полу, она рыдала, пока боль наконец не уступила место блестящей идее. Если бы она вышла замуж за кого-то другого, за кого угодно другого, ее нельзя было бы заставить выйти за Уилфорда.

Но где ей найти кого-то, за кого можно выйти замуж? Ее круг общения контролировался родителями, и ни один из мужчин, которых она выставляла напоказ, не был лучше того, кого они выбрали.

Она медленно села, и ее фиалковые глаза остановились на последнем дешевом романе, который она позаимствовала у своей горничной.

Это была глупая история о жизни на границе, но на заднем плане висели объявления о продаже невест по почте.

Она подползла на четвереньках и вытащила роман из тайника под матрасом.

Осторожно прислонившись к кровати, она пролистала страницы, пока не нашла то, что искала.

Откинув с лица выбившуюся прядь черных волос, она прочла::

Джентльмен с территории Миннесоты, 25 лет, бывший майор армии Соединенных Штатов, желает вступить в переписку с молодой леди в возрасте от 18 до 20 лет с целью вступления в брак. Ум и утонченность необходимы. Адрес с редактором.

Прочитав и перечитав объявление, Марианна приняла решение.

Поднявшись на ноги, она заковыляла к письменному столу. Открыв чернильницу, она окунула перо в густую черную жидкость и положила перо на бумагу.

Мне восемнадцать лет, я хорошо воспитана и умею выполнять все супружеские обязанности. Я ищу мужа с хорошими моральными качествами. Я усердно работаю и хочу сделать вас счастливым.

Марианна Прайс. Южный Бостон.

Надписав и запечатав письмо, она спрятала его вместе с романом до тех пор, пока не смогла отдать горничной, чтобы та отправила его для нее.

Сделав то, что вернуло надежду в ее сердце, Марианна забралась в постель, и погрузилась в сон.

Источник

Невеста по почте

«Ну, спасибо, тетушка Агата. Век не забуду твою трогательную заботу о моем будущем. Куда мне, интересно, теперь идти?» — подумала Мелисса, провожая взглядом удаляющийся поезд.

Читайте также:  Пять невест возрастное ограничение

Спустившись с платформы, она поставила чемодан на выгоревшую на солнце траву, и огляделась. Железнодорожная станция посреди прерии. На мили вокруг нет человеческого жилья, кроме домика станционного смотрителя, притулившегося на краю дощатого помоста вокзала. Порыв ветра неприятно кольнул щеку и задрал подол, приоткрывая щиколотки.

— Мисс Шоу? – окликнул девушку хриплый мужской голос.

Мелисса обернулась. В двух шагах от нее стоял крепкий мужчина в широкополой шляпе, ношенной куртке неопределенного цвета и темных штанах, заправленных в сапоги, и откровенно разглядывал, подозрительно блестевшими глазами. Длинные темные волосы и густая борода закрывали половину лица, затрудняя определение возраста.

— Мисс Шоу? — повторил брюнет, и как только на него обратили внимание, стащил с головы шляпу.

— Да, это я, — ответила девушка, придерживая руками юбку.

– Мы ждем вас уже третий день, — проговорил мужчина, сминая шляпу в огромных мозолистых ладонях. Увидев непонимание в глазах Мелиссы, он пояснил. – Я Джейк Браун. Матушка выписала вас по брачному каталогу.

Девушка достала из кармана жакета письмо и перечитала текст.

— Да, моя тетя договорилась о моем браке с одним из братьев Браун по моему выбору, — подтвердила Мелисса, отвечая прямым взглядом на дерзкое разглядывание. – Может, не будем стоять на ветру?

— Конечно, мисс, — спохватился Джейк.

Легко подхватив тяжеленный чемодан, он водрузил шляпу на место и повел девушку к припаркованной за домиком смотрителя телеге, запряженной парой гнедых. Закинув вещи в кузов, мужчина запрыгнул на козлы и протянул руку. – Залезайте, мисс. Я отвезу вас на ферму.

Кони мчались по степи, с каждой минутой приближаясь к ферме Браунов. Мелисса равнодушно глядела на унылый однообразный пейзаж, простирающийся до горизонта. Создавалось ощущение, что телега стоит на месте, а не несется во весь опор. Солнце давно миновало зенит, и уже клонилось к закату. День постепенно угасал, и прерия приобретала мрачноватый вид.

Телега тряслась и подпрыгивала на ухабах, не улучшая и без того невеселое настроение девушки. Косые взгляды возницы начали потихоньку раздражать. «Чего он пялится на мои ботильоны? Что с ними не так?»– забеспокоилась Мелисса, приподнимая подол. Мужчина вспыхнул, но глаза не отвел. Ботиночки выглядели как обычно, только немного запылились.

– Мистер Браун, ведите себя прилично, — строго сказала Мелисса, одергивая юбку. – Ваши взгляды не скромны. Я пока не ваша жена.

Джейк продолжал молча есть глазами девичьи ножки, и та рассердилась. Хлесткая пощечина вывела мужчину из ступора.

— Простите, мисс, — пробормотал Браун, стискивая в кулаке вожжи. Чтобы отвлечься от возбуждения, нахлынувшего на мужчину при виде девичьей щиколотки, обтянутой чулком, он щелкнул кнутом. Идущие рысью кони поднялись в галоп, и на закате телега въехала в ворота фермы.

На крыльце двухэтажного строения под двускатной крышей телегу ждали двое таких же заросших темным волосом крепышей.

— С приездом, мисс Шоу, — к девушке приблизился тот, что повыше, и галантно предложил руку. Второй здоровяк достал чемодан и унес в дом. – Мы очень рады, что вы согласились к нам приехать. Я Хантер Браун.

— Спасибо, — невпопад ответила Мелисса, спускаясь на чисто выметенный двор.

— Пойдемте, я покажу вам вашу спальню. — Не отпуская ладошку, Хантер потянул девушку на крыльцо и, не дав толком осмотреть прихожую, повел к лестнице на второй этаж. Все, что успела увидеть Мелисса, — это гостиная с камином и четыре двери: три закрытые и одна открытая, из которой доносился дразнящий запах еды.

— Это ваша комната, мисс, — проговорил он низким басом, отпирая правую из двух дверей.

Девушка вошла в небольшую комнату, скудно обставленную, но уютную, в центре которой стоял ее чемодан. Накрытая лоскутным одеялом железная кровать занимала дальний угол комнаты. Рядом стоял дощатый стол со стулом. Окно пряталось за синими шторами. В другом углу — платяной шкаф, Возле двери — комод темного дерева, над которым висело маленькое прямоугольное зеркало в кованой раме.

— Очень мило, — Мелисса переложила чемодан на стол и откинула крышку. – Если вы не против, я переоденусь.

— Зачем? – непонимающе спросил фермер, широкими плечами закрывая дверной проем.

— Пока мы ехали на ферму, моя одежда запылилась и нуждается в чистке, — терпеливо объяснила девушка, выкладывая вещи на покрывало. – На мне сейчас дорожный костюм. Хочу надеть что-нибудь более практичное.

— Конечно, мисс, — согласился Хантер, поворачиваясь к невесте спиной. – Я вас подожду.

— Подождите снаружи, — Мелисса буквально вытолкала мужчину за порог и закрыла дверь на шпингалет.

«Что за нравы, — возмущенно фыркнула она, прижавшись спиной к косяку. – Какая наглость, какое неуважение к женской скромности».

Услышав удаляющий стук сапог по лестнице, она сменила серый приталенный жакет и юбку с белой блузкой на коричневое платье, положила на комод шляпку и заглянула в зеркало, поправляя растрепавшуюся прическу. Из зазеркалья на нее смотрела восемнадцатилетняя обладательница копны светлых волос, с приятным открытым лицом. Простой крой платья не мог скрыть округлости девичьей фигурки.

«Как же тебя угораздило оказаться в такой глуши, дорогая? — проговорила Мелисса, закрепляя выбившиеся пряди заколками. — Дочь кавалерийского офицера, выпускница пансиона и вдруг фермерша. Будь отец жив, умер бы от смеха».

Дочь Лероя Шоу, лейтенанта кавалерийского полка, Мелисса все свое детство провела в форте на фронтире. Мать умерла почти сразу после рождения девочки и ее воспитанием занимались отец и старая чернокожая рабыня Мишель. Лерой научил дочь грамоте, ездить верхом и стрелять, а Мишель – готовить и наводить порядок в доме.

Два года назад перед очередным походом для усмирения индейцев лейтенант отвез дочь к своей недавно овдовевшей сестре Агате, жившей в большом шумном городе. Агата, придирчиво оглядев племянницу, покачала головой и отправила учиться в пансион. Больше Мелисса отца не видела. Он погиб от индейской стрелы через неделю после ее отъезда из форта.

Месяц назад Мелисса завершила обучение и вернулась в дом тети, надеясь отдохнуть от строгих правил. Да не тут-то было. Агата радостно сообщила, что нашла для племянницы мужа. И не успев возразить, девушка оказалась в поезде, следующим на Запад. Первые два дня путешествия по железной дороге Мелисса прикидывала, как бы избежать навязанного брака. Выходя из вагона на станциях, чтобы купить себе что-нибудь на обед, мисс Шоу не раз посещала крамольная мысль, махнуть на теткин договор рукой, пересесть в дилижанс и уехать, скажем, в Джорджию… или назваться учительницей и предложить свои услуги городской школе… Но увы. Из разговоров с торговцами съестным Мелисса узнавала, что учителей в городке хватает, да и детей она не слишком любила. Прочитав же расценки на поездку в дилижансе и пересчитав наличность, девушка со вздохом возвращалась в вагон с корзинкой снеди. Денег в кошельке не хватило бы даже на место рядом с багажом, об уютных диванах кареты и мечтать не приходилось.

Отогнав невеселые воспоминания, Мелисса спустилась на первый этаж и вошла в приоткрытую дверь, из которой вкусно пахло готовой едой.

В кухне ее ждали братья Браун. Возле накрытого к обеду грубого хорошо выскобленного стола о чем-то беседовали Джейк и тот крепыш, что позаботился о чемодане. Хантер сидел за столом и нарезал хлеб ровными ломтями. Заметив девушку, он поднялся и встал рядом с братьями.

— Мисс Шоу, вы наверняка в курсе договора, заключенного между нашей покойной матушкой и вашей тетей миссис Бегинс… — отчего-то тушуясь, произнес Хантер и замолк, одарив хихикнувшего третьего брата сердитым взглядом. Смех сразу прекратился. Похоже, Хантера в доме слушались.

— В общих чертах, — ответила девушка и уточнила. – Почему покойной? Ваша мать умерла?

— Да, мисс, – печально подал голос весельчак. – Неделю назад она скончалась от укуса гремучки. Эти бестии в наших краях не редкость. Советую носить высокие сапоги.

— Спасибо за совет, мистер Браун, — поблагодарила Мелисса и улыбнулась уголками губ, видя, как засмущался фермер ее вниманию.

— Меня зовут Брайн, мисс, — представился советчик и заткнулся, уступая слово брату.

— Мелисса Шоу, — сказала девушка и обратилась к Хантеру. – Так, что там с договором?

— Прочтите сами, мисс, — Браун вынул из кармана и протянул Мелиссе сложенные вчетверо документы. – Я нашел его, когда разбирал архив матери.

Девушка развернула лист бумаги и пробежала глазами убористый подчерк тети:
«Мария Браун, со стороны жениха, оплачивает проезд невесты для своего сына до семейной фермы Браунов. А Агата Бегинс, опекунша Мелиссы Шоу, гарантирует прибытие невесты на ферму и вступление в брак с одним из братьев Браун по своему выбору. Девушка свободна в выборе мужа, и никто не вправе оспорить ее решение. В случае отказа одной из сторон от брака, мисс Шоу возвращает семье Браун сумму в размере ста долларов, потраченную на ее проезд и вольна распоряжаться своей судьбой, как пожелает».

«Целая сотня! – ужаснулась девушка. – Ну и, дилемма. Замуж за незнакомца или отрабатывать билет помощницей на ферме. Лучше замуж. Эти братья, по крайней мере, вежливые, в отличие от полковника, которого мне сватала тетя в прошлом году».

Мелисса содрогнулась, вспомнив, как пятидесятилетний вдовец хватал ее за коленки, стоило тете отвернуться.

— Что скажете? – прервал повисшее молчание Джейк, ставя на стол кастрюлю с кашей.

— Я согласна заключить брак, — наконец, проговорила девушка.

— Я завтра же поговорю с пастором о венчании, — пообещал Хантер и сделал приглашающий жест. – Садитесь за стол, мисс. Будем ужинать.

— Не стоит торопиться, мистер Браун, — осадила мужчину Мелисса, накладывая себе кашу. – Я пока еще не определилась с выбором.

— Что вам мешает, мисс? – поинтересовался Брайн, беря ломоть хлеба. – Мы все перед вами. К сожалению, вы не можете выйти замуж за троих сразу, но не думаю, что выбор окажется сложным.

— Не хочу показаться невежливой, сэр, но это проще сказать, чем сделать, — произнесла девушка и попыталась объяснить. – Во-первых, вы выглядите, словно близнецы. На вас совершенно одинаковая одежда и бороды почти полностью скрывают черты лица. Я различаю вас только по голосу.

— Мы же совсем разные, — заметил Джейк, несколько обижено. – Хантер у нас самый старший. Когда умер отец, он взял на себя обязанности главы семьи. Когда подрос Брайн, они на пару вытащили ферму из долговой ямы. А я младший, помогаю по хозяйству.

— Во-вторых, я совсем вас не знаю, — продолжила свою мысль Мелисса. — Дайте мне хотя бы неделю на раздумье.

— Неделю, мисс? – немного разочаровано проговорил Брайн. – Но мы планировали сыграть свадьбу в воскресенье.

— Сегодня среда? Я постараюсь определиться к субботе, — обнадежила братьев Мелисса, собирая посуду.

— Мы будем ждать вашего решения. Спокойной ночи, мисс, — ответил за всех Хантер, и мужчины покинули кухню.

Утром Мелисса поднялась на заре, как учили ее в пансионе, и занялась готовкой. Пока варилась крупа, она начистила картошки к обеду и поставила на огонь суповую кастрюлю.

За окном послышались шаги, по лестнице затопали сапоги сначала вверх, потом вниз, и в кухню вошел один из братьев. Это был определенно кто-то из Браунов, больше просто некому. Вот только кто, девушка с ходу определить не смогла. Вошедший был одет в костюм-тройку.

— Доброе утро, мисс Шоу, — пробасил мужчина лет тридцати. Девушка по голосу поняла, что перед ней Хантер. Только выглядел он совершенно иначе. Квадратное лицо, обрамленное темными черными волосами, на это раз тщательно расчесанными, казалось несколько грубоватым на фоне идеально скроенного черного пиджака и выглаженных брюк. Тяжелый гладковыбритый подбородок резко контрастировал с загорелыми обветренными скулами, создавая необычное сочетание, но в целом жених смотрелся совсем неплохо. – Я заглядывал в комнату наверху, а вы здесь и вовсю готовите. Я приятно удивлен.

Читайте также:  Невеста дома у окна

— Здравствуйте, мистер Хантер Браун, — приветствовала фермера Мелисса, интонацией выделяя «Хантер». – Завтракать будете?

— Не откажусь, — мужчина уселся за стол и зачерпнул ложкой кашу. – Очень вкусно.

Следующие несколько минут он молча ел, украдкой поглядывая на занятую готовкой девушку. Заправив суп, Мелисса села напротив и пристально посмотрела на собеседника.

– Без бороды вы мне нравитесь больше, мистер Браун, — сказала она, присоединяясь к завтраку.

Хантер смущенно кивнул. Девушка ему тоже нравилась. Привлекательная, хорошо готовит, если еще и со скотиной умеет управляться, то лучше жены и пожелать нельзя.

— Если хотите, я после обеда покажу вам хозяйство, — предложил он, отодвигая пустую тарелку. – Спасибо за завтрак, мисс.

— С удовольствием принимаю ваше приглашение, — Мелисса ободряюще улыбнулась. Брюнет хотел еще что-то сказать, но не успел.

— Хан, вот ты где! Пошли быстрее. Койоты нашли лазейку в курятнике и передушили несколько куриц. Джейк уже чинит стену. Нужно сделать ловушку для вора, – крикнул Брайн, вбегая в кухню. Он тоже побрился и переоделся в красную ковбойку и серые брюки на подтяжках. В отличие от брата Брайн был русоволосым круглолицым парнем лет двадцати пяти. Заметив невесту, он снял шляпу и вежливо произнес. – Приветствую, мисс.

— Доброе утро, мистер Брайн Браун, — отозвалась Мелисса, ставя на стол еще тарелки. — Как освободитесь, подходите. Я подогрею вам еду.

— Спасибо, мисс, — хором сказали братья и покинули кухню.

— Здесь у нас колодец, — Хантер указал на каменную башенку, расположенную в нескольких шагах от задней двери. Той самой двери, через которую он провел Мелиссу на двор. – А правее огород. Там вы можете брать все, что необходимо для готовки.

Грядки с морковью примыкали очень близко к дому. Чтобы пройти к хозяйственным постройкам, девушке пришлось вплотную прижаться к своему провожатому. Когда до ближайшего строения оставалось всего пара ярдов, брюнет прижал невесту к стене и жарко зашептал на ушко:

— Выберите, меня, мисс. Вы не пожалеете. Я обещаю быть хорошим мужем.

— Отпустите меня, мистер Браун. Вы делаете мне больно, — как можно спокойнее проговорила девушка, пылая праведным гневом.

«Медвежьи лапы. У меня же синяки останутся. Лучше бы поцеловал, чем нести всякую чушь». Мужчина продолжал говорить о своих достоинствах, почти касаясь губами светлых девичьих волос. Его большое тело тревожило Мелиссы, наводя на мысли о запретном. Девушка уже имела опыт близости с мужчиной, но никому никогда не рассказывала об этом. За неделю до отправки к тете она подарила свою невинность своему возлюбленному, молодому кавалеристу, поразившему ее воображение. Это был первый и последний раз в жизни обоих. На следующий день юноша не вернулся из патрулирования. Отметая неуместные желания, возмущенная Мелисса оттолкнула лицо жених, и над огородом прозвучал звон пощечины.

— Простите, мисс, — отрезвленный фермер резво отстранился и виновато потупился. – Я не хотел причинять вам боль. Этого больше не повториться.

— Очень надеюсь, мистер Браун, — произнесла Мелисса, поправляя шаль. – Вы хотели показать мне курятник.

— Конечно, мисс, — мы почти пришли, — обрадовался Хантер перемене темы и быстрым шагом повел девушку дальше по тропинке.

Возле курятника сидел на чурбачке Джейк и что-то мастерил. Его массивное как у брата лицо без бороды смотрелось довольно привлекательно. Увидев отпечаток ладошки на красном щеке брата, он понимающе хмыкнул и приветливо кивнул невесте.

В четверг после ужина Мелисса перебирала свой гардероб, пытаясь подобрать наряд для верховой прогулки. Еще за обедом Брайн предложил показать ей окрестности, и девушка потратила вечер на выбор одежды. В юности таких проблем у нее почему-то не возникало. Мелисса ездила на неоседланной лошади в обычном платьице или сшитых для этого штанах и горя не знала. Но сейчас все было по-другому. К сожалению, тетя пришла в ужас при виде штанов и строго настрого запретила надевать «такую непристойную мерзость».

В том, что Брайн что-то задумал, девушка не сомневалась, поэтому особенно тщательно выбирала приличное случаю одеяние. Чтобы как-то отвлечься, она открыла шкаф, в который за весь день не нашла времени заглянуть, и занялась разбором лежащих на полках платьев и юбок. Судя по всему, это была одежда покойной миссис Браун. Мелисса приложила к себе одно из платьев, и оно оказалось ей в пору, как на нее шито. «Оставлю себе», — решила она, перекладывая вещи. В самом глубине шкафа девушка обнаружила то, от чего ее сердце радостно запело. Это были широкие мексиканские брюки, украшенные вышивкой, и высокие женские сапожки с тиснением.

«Спасибо за запасливость, миссис Браун», — пробормотала девушка, примеряя находку. Штаны сели как влитые, и довольная Мелисса радостно закружилась по комнате. Опомнившись, она аккуратно сложила одежду и легла спать.

Около полудня Брайн подвел к крыльцу пару оседланных лошадей, привязал к коновязи и толкнул входную дверь, чтобы позвать невесту.

— Спасибо за любезность, — улыбнулась Мелисса, спускаясь со второго этажа.
Свободная белая блузка отлично смотрелась с вышитыми мексиканскими штанами, а кожаная жилетка удачно прикрывала обтянутый тканью задок. Мужчина так и застыл, сжимая в ладони дверную ручку. Девушка протиснулась мимо замершего в замешательстве фермера и вышла на крыльцо. – Мистер Браун, какую из лошадей вы предназначили для меня?

— Пегую, — проговорил Брайн, беря себя в руки. – Вам отлично идет костюм нашей матушки.
Мелисса отвязала рыже-пегую кобылку и, подобрав поводья, поставила ногу в стремя. Сильные руки приподняли ее за талию и усадили в седло.

— Держите свои руки при себе, мистер Браун, — процедила девушка, гневно глядя на непрошеного помощника. Если бы девичий взгляд мог убивать, Брайн валялся бы на земле бездыханным.– Я сама в состоянии залезть на лошадь.

— Извините, мисс, — произнес фермер, вскакивая на гнедого мерина. — Я подумал, что вам не помешает помощь.

— Вы ошиблись, сэр, — отозвалась она, поправляя жилет.

— Вот, возьмите, — мужчина протянул Мелиссе кнут. – Звездочка – девочка спокойная, но иногда на нее находит. Если взыграет, вытяните ее плеткой.
Не дожидаясь ответа, он выехал со двора. Девушке ничего не оставалось, как послать кобылку следом.

Осмотр полей колосящейся пшеницы не слишком впечатлил Мелиссу, ничего не смыслящую в сельском хозяйстве, но объяснения Брайна показались вполне занимательными. Рассказывая о выращивании злаков, он воодушевлялся, и девушка невольно заражалась его страстью к растениеводству. Казалось, что она сможет понять и полюбить, если не этого мужчину, то хотя бы эту землю и образ жизни.

— Посмотрите, мисс, там, на холмике сидит стервятник, — указал Брайн кнутом куда-то в сторону, когда они ехали обратно на ферму. — Уверен, вы никогда не видели таких птиц.

— Где стервятник? – Мелисса заинтересованно покрутила головой. До самого горизонта простиралась пустая плоская равнина. Никаких птиц на земле не наблюдалось.

— Вон там, — мужчина приблизился вплотную и махнул рукой в неопределенном направлении. Девушка послушно повернула голову, и Брайн прижался сухими потрескавшимися губами к розовым губкам невесты. Глаза Мелиссы удивленно распахнулись, девичья ручка сама собой влетела и с характерным хлопком встретилась со щекой мужчины.

— Простите, мисс, — повинился фермер, отъезжая на безопасное расстояние. – Вы толкаете нас на необдуманные действия.

— Как вы сказали: «Если взыграет, вытяните плеткой», — хороший совет. Если еще раз полезете, я им воспользуюсь, — сердито отозвалась Мелисса и галопом поскакала к видевшимся вдали воротам фермы.

В субботу за завтраком Джейк напомнил девушке об ее обещании дать ответ. Мелисса заверила его, что объявит о своем решении за ужином и, потребовав бочку для мытья, вытолкала мужчин из кухни.

Нежась в наполненной горячей водой бочке, она сравнивала женихов и пыталась определиться с выбором. Все трое нравились девушке, только каждый по-своему. Из вечерних разговоров с Джейком у камина, она знала, что прекрасным воспитанием братья были обязаны матушке. Мария Браун, до брака работала учительницей в местной школе, и своим детям внушила уважение к женщинам и знаниям. В гостиной на первом этаже Мелисса с удивлением обнаружила полку с книгами. Для фермеров братья были довольно образованы. С ними можно было поговорить не только о ценах на пшеницу или сроках созревания бобовых. Брауны неплохо ориентировались в научных достижениях и книжных новинках. Да и внешне братья — фермеры вполне соответствовали ее представлениям о настоящих мужчинах: вежливые, немного нагловатые, в меру заботливые, невероятно милые, отлично знающие свое место в этом мире и в отношениях с женщинами.

Взаимная проверка, которую невзначай устроили друг другу женихи и невеста, наглядно показала девушке, кто чего стоит. Мужчины как должное восприняли свое наказание за наглость, а Мелисса убедительно доказала, что способна за себя постоять и не потерпит грубого отношения к своей персоне. Поступи девушка иначе, братья сочли бы ее легкодоступной и непорядочной. Местные женщины, как Мелисса заметила еще в поезде, строго блюли свою честь и за подобные вольности, которые допустили братья, могли и пристрелить. Помня об этом, девушка сразу очертила свое место в новом доме. Живя в форте, Мелисса научилась ценить людей по их делам и на дух не переносила восторженных барышень, с которыми познакомилась в пансионе.

Отец воспитал Мелиссу практичной и самостоятельной, и она с насмешкой слушала щебет подруг, начитавшихся сентиментальных романов, о слезливых любовных признаниях, прогулках при луне и принце на белом коне. Ей больше привлекали такие парни как Брайн или Хантер, люди действия, не красивыми словами, а делом доказывающие свою привязанность. В красивую любовь Мелисса не верила, считая ее блажью богатых бездельниц, которым нечем занять свободное время. Большинство же племянниц тетушки Агаты и ее подруг вступали в брак либо по расчету либо по симпатии. У бесприданницы Мелиссы, которой отец не оставил практически ничего, кроме репутации и пары пистолетов, спрятанных в секретном отделении саквояжа, вариантов замужества и вовсе было всего два, либо вот так, по брачному каталогу, либо за немолодого вдовца лет сорока-пятидесяти.

Так и не решив, за кого она завтра выйдет замуж, Мелисса завершила мытье и занялась приготовлением обеда.

Убрав со стола после ужина, Мелисса залила посуду горячей водой, уселась напротив женихов и долго молча разглядывала. Под ее пристальным взглядом мужчины чувствовали себя неуютно, как кони на ярмарке. Наконец, Брайн не выдержал и тихо спросил:

— Вы сделали выбор, мисс?

— Сделала, — уверенным тоном произнесла девушка, хотя у самой от волнения поджилки тряслись. – Но прежде чем назвать имя человека, с которым я завтра пойду под венец, хочу обговорить некоторые условия.

— Какие условия, мисс? – поинтересовался Хантер, нервно постукивая пальцами по столешнице.

— Условия нашего совместного проживания после свадьбы. Как с моим мужем, так и с его братьями, — пояснила Мелисса. – Это важный момент, который лучше обсудить сейчас.

— Мы слушаем, мисс, — переглянувшись, проговорили братья.

— Во-первых, никто не оспорит мой выбор, даже если он кому-нибудь не понравится. Во-вторых, муж не навязывает мне свое внимание ночью. Если мне захочется, я сама прижмусь к нему, — начала перечислять девушка.

Читайте также:  Подруги поют для невесты

При этих словах лица мужчин вытянулись. Слыханное ли дело, чтобы жена диктовала супругу, когда к ней приставать. У братьев был не слишком большой опыт близости с женщинами. Несколько раз в год они ездили в город за товарами и иногда наведывались в бордель, но одно дело продажная красотка, а другое жена…

— Вы отказываетесь от брачной ночи? – едва сдерживая рык, спросил Джейк, уже планировавший в случае удачи неделю не выпускать жену из кровати.

— Нет, конечно. Брачная ночь состоится, это я гарантирую, но после нее все будет только с моего согласия, — объяснила невеста и продолжила. – И в третьих. Мистер Брайн Браун, в день нашего знакомства вы сказали, что я, к сожалению, не могу выйти замуж за вас троих. Я подумала на эту тему и вот что решила. Завтрашняя свадьба не лишит никого из вас шанса добиться моего расположения. Иными словами, я обвенчаюсь с одним мужчиной, но если мы договоримся, стану женой всем троим. Если вы согласны с моим предложением я назову имя своего избранника.

— Согласны, — хором гаркнули фермеры, озадаченные и восхищенные смелостью девушки.

— Я выйду замуж за…

В воскресенье состоялось венчание. На такое редкое для маленького городка событие собрался в церкви весь город.

Немолодой священник долго объяснял молодым их обязанности по отношению друг другу и, когда заскучали даже голуби на колокольне, спросил:

– Мисс Шоу, согласны ли вы взять в мужья этого мужчину?

– Согласна, – уверенно ответила Мелисса, глядя на жениха.

– Мистер Браун, согласны ли вы взять в жены эту женщину?

– Согласен, – отозвался фермер, любуясь суженой.

– Объявляю вас мужем и женой, – провозгласил священник и уже обычным тоном сказал: – Можете поцеловать невесту.

Браун наклонился к девушке и робко прижался к ее губам.

Сразу после венчания братья Браун усадили новобрачную в фургон и покатили домой. Осадив коней у крыльца, новобрачный соскочил на землю, подхватил супругу на руки и вошел в дом. В два прыжка преодолев лестницу, он пинком распахнул дверь девичьей комнаты, локтем захлопнул ее за своей спиной и бережно опустил драгоценную ношу на кровать, застеленную новым бельем. Присев рядом, он полюбовался на полулежащую Мелиссу, в нарядном бежевом платье, и потянулся к застежкам. Девушка перехватила его руку и мягко отодвинула.

– Не спеши, — попросила она, отодвигаясь. – Я сама.

Мужчина не послушался. Торопясь добраться до вожделенного тела, он принялся неуклюже расстегивать пуговицы свадебного наряда. Мелисса рассердилась. Ловко справившись с остальными застежками, она терпеливо дождалась финала мучений супруга, позволила избавить себя от верхней блузы, откатилась к краю постели и метнулась к столу. Направленный в лицо ствол револьвера убедил новоявленного мужа умерить пыл. Браун удивленно воззрился на Мелиссу, держа руки на виду.

— Я же сказала «не спеши», — жестко проговорила она, со знанием дела держа в руках «ремингтон». Большой палец покоился на курке. — Раздевайся и ложись на постель.

Браун покорно стянул рубашку, бросил ее на изножье кровати, рядом пристроил штаны и в одних кальсонах вытянулся на одеяле, не сводя настороженных глаз с супруги.

– Умница, — похвалила его девушка, одной рукой развязывая ленты юбки. В другой она все еще сжимала револьвер. Оставшись в нижней рубашке, Мелисса положила оружие на место и забралась к мужу на колени. – Вот теперь можешь меня обнять.

Утомленные и счастливые супруги лежали в обнимку и целовались.

— Дорогая, мне показалось или ты действительно вышла замуж уже не девственницей? — как можно небрежнее спросил Браун, пальчиком поглаживая супругу по плечику.

— Милый, я плохо готовлю, скверно убираю дом и смотрю за скотиной? — в тон ему спросила Мелисса.

— Нет, все выше всяких похвал, — изумленно ответствовал муж. – Твоя стряпня не хуже матушкиной, и в доме порядок как до ее смерти.

— Может, тебе не понравилось то, что между нами только что было? — девушка отстранилась и требовательно посмотрела на супруга.

— Нет, это было даже лучше, чем я смел надеяться, — растеряно пробормотал он, смущаясь столь откровенного вопроса.

— Неужели ты думаешь, что я всему этому научилась заочно? – глаза Мелиссы сверкнули недобрым огоньком, но Браун этого не заметил.

— Не думаю, но. — он осекся, подбирая слова и, запинаясь, закончил свою мысль. — Только падшая женщина не хранит невинность до брака.

— Падшая женщина. — медленно повторила новобрачная, смакуя каждое слово, и холодно бросила. — Мистер Браун, прошу покинуть мою комнату. Негоже приличному мужчине делить постель с падшей женщиной. Иск на расторжение брака я подам сама. Как только заработаю сумму отступного, которую ваша семья назначила за мой отказ об женитьбы. Хорошего дня.

Супруг с непроницаемым лицом выслушал ее речь, подобрал свои вещи и, хлопнув дверью комнаты супруги, спустился к себе.

В гостиной младшие братья занимались текущей работой в ожидании праздничного обеда. Брайн чинил упряжь, Джейк точил ножи.

– Что они там так долго делают? – спросил Джейк, пробуя пальцем лезвие только что наточенного серпа.

– Вырастишь, узнаешь, – ответил средний брат назидательно.

За их спиной прогрохотали сапоги, и скрипнула дверь кухни.

– Похоже, они проголодались и вылезли перекусить, – хмыкнул Брайн и, отложив работу, поднялся. — Пойдем и мы пообедаем.

Хантер сидел за кухонным столом в гордом одиночестве и пил. Початая бутылка домашнего муншайна* покоилась перед ним на столешнице. Опустошив кружку, он вновь наполнил ее и медленно цедил мутноватое поило.

– Хан, что-то случилось? Ты не прикасался к бухлу с поминок матушки, — окликнул его Джейк, беря в руки бутылку. Тот ни как не среагировал на слова брата.

Фермеры переглянулись и бросились на второй этаж. На стук дверь приоткрылась, и на пороге появилась мрачная и неприступная Мелисса в своем неизменном коричневом платье и серой шали.

– Мисс Шоу, с вами все хорошо? – осторожно спросил Брайн, Джейк скромно выглядывал из-за его плеча.

– Да, конечно. Благодарю за заботу, – она запахнула шаль и уточнила. – Это все, что вы хотели узнать?

– Да. то есть нет, мэм… – смешался Брайн. – Не знаете, почему Хан напивается на кухне?

– Не имею понятия, – девушка вышла из комнаты и требовательно посмотрела на деверя. – Позвольте пройти, мистер Браун. Мне нужно накрыть стол к обеду.

– Мисс Шоу, простите за наглость, вы поругались с Ханом? – не выдержал Джейк, пропуская новобрачную.

– Нет, мистер Браун, мы не ссорились, – проговорила она, спускаясь по лестнице. – Просто не сошлись во взглядах в одном важном вопросе.

– Мэм, что же все-таки довело Хана до такого состояния? – настаивал Брайн, сбегая следом.

– Мистер Браун, вам знакомо понятие «падшая женщина»?

К их приходу Хана на кухне уже не было, как и бутылки. Мелисса уставила стол изысканными блюдами и пригласила мужчин присоединиться к трапезе. Джейк сходил за братом, но тот заперся в своей комнате и не отзывался на зов. К ужину Хантер так и не вылез из своей берлоги.

Следующие дни в доме царила напряженная атмосфера. Девушка перестала шутить и флиртовать, молча выполняла свою часть работы, а после садилась на крыльце вязать или что-то шила в гостиной. Хан с самого утра уезжал проверить посевы, а после полудня обнимался с бутылкой на кухне или до вечера закрывался в своей комнате. Есть он выходил только тогда, когда Мелисса скрывалась наверху.

Джейк и Брайн вытерпели этот кошмар всего пару дней. На третий они перепрятали спиртное, и когда брат очередной раз полез за бутылкой в буфет, подхватили его под руки, оттащили за скотный двор и окунули в поилку для лошадей. Хан попытался вырваться, но братья были неумолимы. Раз за разом они окунали старшего брата в поилку, пока сопротивление не сошло на нет . Когда тот перестал отбиваться и затих, Джейк и Браун отпустили его.

– Что все это значит? – недовольно буркнул обессиленный Хан, вытирая мокрое лицо, усевшись прямо на землю. – Решили от меня избавиться таким образом?

– Это ты нам скажи, какого черта каждый день бухаешь? – прорычал Брайн, нависая над Ханом.

– Почему твоя жена все время что-то шьет или вяжет с похоронным лицом? Неужели тебе саван или себе?– Джейк выругался сквозь зубы. – Нет у нас денег сейчас на новые похороны, поэтому завязывайте уже со своей склокой.

– Что вам она не дает, пришли у меня спросить разрешения? – злобно бросил Хан. – Так пользуйтесь, не жалко. Мне то что. Она же всем обещала ласку.

Джейк в сердцах бросил шляпу наземь.

– Помирись уже со своей женщиной, а то в доме такое гнетущее настроение, что хоть прочь беги. Не то кабак, не то похоронная контора, – Брайн схватил старшего за грудки и встряхнул. – Немедленно иди и поговори с женой. Иначе я за себя не ручаюсь.

Мелисса вязала, мерно покачиваясь в кресле-качалке на террасе. В лучах полуденного солнца ее светлые волосы отливали золотом. В уме она подсчитывала, сколько ей нужно связать вещей, чтобы заработать двести долларов. По всему выходило, что требуемую сумму удасться добыть хорошо если месяца через три.

Открылась входная дверь, и на террасу вытолкнули Хантера. Муж выглядел помятым. За пару дней, что девушка не видела супруга, он заметно осунулся. Влажные волосы липли к загорелому лицу, заросшему щетиной, под глазами залегли темные круги.

Подергав дверь и убедившись, что она заперта, Хантер прислонился к косяку и приветливо оскалился супруге. Та продолжала вязание, не удостоив мужа взглядом.

– Ну, здравствуй, дорогая, давно не виделись, – Хан хотел произнести это весело, но вышло как-то жалко.

Миссис Браун неопределенно кивнула, считая петли.

Слегка покачиваясь, мужчина подошел к жене и, облокотившись на опору навеса, сказал примирительно:

– Мне жаль, что все так вышло.

Мелисса снова кивнула, показывая, что слушает.

– Я не хочу, чтобы ты уезжала. Ты хорошая хозяйка, и дом без тебя зачахнет.

Девушка сложила вязание в корзину и поднялась.

Хан загородил ей дорогу.

– Мистер Браун, позвольте пройти, – наконец, подала голос Мелисса, делая тщетную попытку обогнуть мужа. – Может, я и падшая женщина, но овощи для салата сами себя не нарвут.

– Миссис Браун, падшая вы или нет судить не мне. Вы моя жена, и другой мне не нужно, – с этими словами он подхватил опешившую девушку на руки и поцеловал.

Наградой за это была пощечина. Хантера она не смутила. Он поднес ручку жены к губам и тоже поцеловал.

– Куда ты меня тащишь? – с деланным возмущением осведомилась Мелисса, прижимая к груди корзинку, когда муж пинком открыл незапертую входную дверь и застучал сапогами по лестнице.

– Туда, где мы не закончили разговор.

Звяк щеколды и скрип кровати известил братьев, что супруги начали мирные переговоры.

————————-
* Американский самогон. Приготовление муншайна мало чем отличается от создания русского самогона. Классический рецепт включает в себя всего четыре ингредиента: кукурузу, сахар, дрожжи и воду. Если последние три составляющие всегда остаются неизменными, то с основой можно экспериментировать как угодно, заменяя кукурузу на пшеницу, рожь, фрукты и так далее.

Источник