Меню

Пять невест как снимали



5 интересных фактов о фильме «Пять невест»

Сценарист фильма Юрий Коротков прочитал историю летчика-штурмовика, которого вместе с товарищами после войны оставили в закрытой военной части в Польше. Одного из его друзей в Челябинске ждала девушка по которой он очень скучал. И вот когда летчика отправили на челябинский завод авиационных моторов, приятель попросил его с ней расписаться и привезти в Польшу в качестве жены — в военную часть она могла попасть только на правах супруги военного. Для заочной регистрации брака он отдал ему свой военный билет. Среди подруг «невесты» лётчик увидел ещё одну девушку, потерял голову и сразу же сделал ей предложение… Так и привез двух жен — свою и приятеля. Обе пары счастливо дожили до золотых свадеб! По мотивам этой истории и был написан сценарий для фильма.

Когда сценарист узнал, кто утверждён на роли невест, то был очень недоволен. Елизавета Боярская, Светлана Ходченкова, Ирина Пегова, Ксения Роменкова, Юлия Пересильд… Сценарист посчитал, что эти актрисы превратят фильм о 40-х годах в современный дом моделей — настолько они все эффектны. Режиссёру Карену Оганесяну пришлось пообещать, что дома моделей не будет, все будут выглядеть негламурно и соответственно ретро-истории. Он даже не проводил кастинг — сразу знал чей типаж ему нужен на каждую роль. На мужские роли были утверждены актёры с опытом съёмок в фильмах про войну — Артур Смольянинов играл в «Утомлённых солнцем-2», Данила Козловский и Владимир Яглыч — в фильме «Мы из будущего», Александр Лойе — в «Грозовых воротах».

Фильм снимался очень жарки летом 2010 года. В Подмосковье работать было невозможно, и съёмочная группа уехала в Белоруссию, где не было такого пекла и дымовой завесы. Снимали в деревне и художникам с реквизиторами пришлось изрядно постараться, чтобы убрать приметы современности. На крыши поверх шифера клали доски и дранку, асфальтовые дороги засыпали тоннами песка, бетонные столбы зашивали деревом, специально для съёмок нашли старые самолёты и мотоциклы. Костюмы героям подбирали в неяркой желто-зеленой гамме, чтобы они гармонировали с общими цветами пейзажа.

От московского смога съёмочной группе удалось спрятаться, зато попали в ливневые дожди и ураганные ветры. Бывало так, что декорации, подготовленные к утренним съёмкам, просто сносило ветром. Однажды готовились снимать сцену с проходом героев по мостку над большим ручьём, а когда пришли с техникой, то оказалось, что мостка нет. Выяснилось, что за ночь бобры построили плотину и вода поднялась. Пришлось съёмочной группе идти разбирать бобровые завалы. На следующую ночь бобры вернули плотину на место.

Одежду всех девушек шили специально для фильма. Художник по костюмам изучала фотографии 40-х годов, чтобы понять во что одеть каждую героиню соответственно её характеру. Так для образа Елизаветы Боярской прототипом оказалась монтажница-высотница, чье фото было напечатано в журнале «Огонёк»… По сюжету девушки-невесты были одеты в платья с выпускного бала, так как другие наряды тогда взять было просто неоткуда. С этими торжественными платьями костюмеры позволили себе отступление от правды жизни и сшили их из дорогих французских и итальянских тканей.

Источник

Кое что, интересное и неожиданное, о фильме «Пять невест»

Уже несколько раз, за последние годы, с неизменным интересом пересмотрел я, забавный комедийный фильм 2011г. «Пять невест», о лётчике, по случаю посланном — своими товарищами, из Германии — за невестами, для всех них.
Должен сказать, что, на мой взгляд он отличается от большинства снятых в последние годы у нас фильмов о Великой Отечественной войне, в лучшую сторону! Хотя, войну, собственно, в нём и не показывают.
Зато игра актёров, в нём — куда более достоверна, и качественна, чем во всевозможных мыльных сериалах!
И посмеяться не грех, и какое-то тепло — в душе, этот фильм оставляет.

Каково же было моё удивление, когда оказалось, что он имеет под собой вполне реальное основание!
Внезапно, буквально вчера — в сборнике интервью с фронтовиками «Я дрался на штурмовике», под редакцией Артёма Драбкина, выпущенном в 2015г., издателством Москва «Яуза» «Эксмо», в интервью с героем войны Штангеевым Николаем Ивановичем, читаю, что в его жизни была именно такая история женитьбы!
Начну, чуть издалека, чтобы всё было понятнее.
В одном из боевых вылетов самолёт Штангеева был сбит и упал на лес, полностью разрушившись. Радист через несколько дней погиб от полученных им ран.
Лётчика, при ударе о деревья, выбросило из кабины, что так же привело к тяжёлым травмам.
Он потерял двенадцать зубов, получил несколько переломов. В частности одна его рука пришла в такое состояние, что осталась согнутой.
По счастью, лётчика нашли и доставили к медикам. Ранения были признаны очень тяжёлыми, и потребовалась его срочная отправка, для лечение в Москве.
Позднее, после долгого лечения в московском госпитале, медкомиссия списала опытного лётчика, навсегда отстранив его от полётов, с предложением направить, для использования в качестве адъютанта, одного из штабных генералов.
В период лечения Николай Иванович случайно познакомился с девушкой-москвичкой, приходившей в госпиталь, к раненным.

Получив направление к генералу, и порвав его выйдя на улицу после выписки, лётчик — с помощью этой девушки, самовольно уехал поездом, к фронту, направившись в свою авиачасть!
Когда же, после всех поисков — прибыл на место, оказалось, что он уже официально считается дезертиром, итп.
Его допрашивали СМЕРШевцы, по этому поводу, но всё благополучно разрешилось. Однако, командир авиаполка, оставил его при себе, категорически отказав в просьбе разрешить летать дальше!
А ведь, до момента тяжёлого ранения Штангеев уже совершил шестьдесят семь боевых вылетов. Он имел несколько орденов.

Прошло какое-то время. Потери среди лётчиков были очень высокими, но командир авиаполка не разрешал Николаю Ивановичу летать, потому что для него, это было бы подсудным делом, в случае гибели лётчика и самолёта!
И всё же, когда положение в полку с пополнением стало почти безвыходным, в самом начале операции «Багратион», герою-лётчику удалось получить желаемое разрешение!
Слетав с командиром на самолёте со спаренным управлением, он сумел убедить своего начальника, что справится с управлением боевым самолётом, и начал летать на штурмовку немецких войск, снова. Летал, прижимая не двигающуюся руку к телу!
А теперь, — только вдумайтесь в то, что я сейчас скажу: лётчик, признанный медкомиссией госпиталя инвалидом, сделал ещё семьдесят пять боевых вылетов, управляя своим самолётом!
Что это означало. Для сравнения: в начале войны, уже за двадцать вылетов лётчику-штурмовику автоматически присваивалось звание Героя Советского Союза. Настолько высоки были среди них потери! Позднее, эта цифра постепенно увеличивалась.
Николай Иванович Штангеев совершил, всего, сто сорок два таких вылета.
После очередного — сотого из них, он был представлен к званию Героя Советского Союза, однако, так и не получил заслуженную награду.
Свой последний боевой вылет Штангеев сделал 8 мая 1945г.

После войны некоторое время служил, вместе со своими боевыми товарищами в Германии. (Их неразлучную тройку называли «Чичканами», по фамилии одного из них. Так и объявляли: «В воздухе Чичканы!»)
Наступил мир. Ребята попросили у командира разрешения жениться, для чего они хотели съездить в Москву. (Вспомнили о девушке, с которой Штангеев, некоторое время переписывался.)

Дальше, я просто процитирую часть интервью Николая Ивановича:

«А потом началась мирная жизнь. Стали переучиваться на Ил-10, вывозить пополнение. В полк стали приезжать жёны техников и лётчиков постарше. Чичканы решили — давай и мы женимся! Пойдём к командиру, чтобы он отпустил нас в отпуск. Как сейчас помню: 25 декабря 1946 года мы к нему заходим, объясняем суть дела: «Хорошо , отпущу только одного.»
«Я говорю: «Колька, Герой — ты, и езжай ты*. Я тебе дам московский адрес Риты (мы с ней немного переписывались). Придёшь и скажешь: «Если ты хочешь соединить с ним жизнь, он делает тебе предложение». Если она согласится, то вот тебе моё офицерское удостоверение, пойдите и распишитесь.»
Он так и сделал. Когда он пришёл к ним в дом, там была Рита и две её подружки.
Он потом рассказывал: «Я вошёл, представился: «Николай Оловянников от Коли Штангеева. Давайте по-военному: где Рита?» — «Я». — «Коля предлагает тебе выйти за него замуж». Мать, которая стояла рядом, говорит: «Конечно, хочет она».
Рита согласилась и спрашивает: «А вы женаты?» Он отвечает: «Не женат. Но тоже буду жениться вот на этой девушке, если она согласится». Та соглашается. Что он делает? 6 января в одном районе расписывается с моей Ритой по моему удостоверению, а 7-го в другом районе, со своей. Через границу обеих провезли, спрятав их в чехлы от самолётов — никого же не пускали.
Вася Чичкан женился на девушке из БАО**. Свадьбу сыграли и стали жить-поживать. Первыми у нас должны были быть сыновья.
Так и было. У каждого родился первый сын. И сыновей называем Сашами. Александр — церковное имя. У меня сын Саша.»

Читайте также:  Покрывало для головы невесты

———————————————————
* Николай Оловянников, один из неразлучной тройки Чичканов, был уже, к этому времени, Героем Советского Союза
**БАО — батальон аэродромного обслуживания

Источник

Детально о кинофильме «Пять невест»

Карен Оганесян, Режиссер — постановщик

О начале проекта

Начинался проект, как и все остальное в моей жизни, очень странно. Мне случайно попала заявка в ЦПШ. Тогда ещё проект не был наш. И я сказал: «Если вдруг он станет нашим, очень хотелось бы это снять». За три дня ситуация разрешилась. Мне очень понравилась история: чем-то напомнило бесшабашную молодость, за сутки нужно сделать что-то нереальное, не зная как. Я подумал, что возьмусь за это. К тому же, все довольно быстро организовалось. У меня на тот момент была своя постоянная административная группа: второй режиссер, кастинг-директор, директор на площадке – тыл мой. Так сложилось, что мои фильмы снимали разные люди: операторы, художники. На тот момент мне показалось, я ещё не нашел свою творческую команду и на каждом проекте есть удача поработать с кем-то новым.. На фильме «Пять невест» я первый раз работал с оператором Ильёй Деминым, художником Игорем Топилиным, художником по костюмам Галиной Гаинцевой. Состав был такой крепкий, сплоченный: серьезные киношники, хорошая подстраховка. Опыта у них было гораздо больше, чем у меня. Все-таки, картина военная, историческая. Наверное, из всех моих проектов, меньше всего переписывался этот сценарий. Идея поиска невест пришла в голову сценаристам. Меня заинтересовало именно то: как у человека за сутки поменялась вся его жизнь и ещё его четверых друзей, а может, и всех участников событий.

О жанре

Я к жанру «комедия» отношусь безумно хорошо. «Пять невест» мне показались смешными, ещё на стадии сценария. Я много комедийных сценариев читал, но не улыбался. Мне говорят: «Это комедия». А я: «Ребята, где тут смешно?» Самое опасное, когда фильм превращается в пародию на комедию. Я не показываю место, где зритель должен смеяться. В этом еще одна прелесть этого проекта: здесь все шутки человеческие. Они естественные, взятые из жизни. Мне важна мораль в истории, прежде всего.

Любые предложения, которые помогают фильму, неважно кто их предложил, человек на площадке или я, могут попасть в кадр. Мы рассказывали на площадке много анекдотов, шутки из которых перешли в кино. Например, вот один. Муж 1 апреля возвращается из командировки и застает жену с любовником. Муж смотрит на неё и говорит: «Ну очень смешно». Когда Лешу Каверина (Данилу Козловского) поздравляют со свадьбой, он отвечает: «Ну очень смешно». Думаю, съемочная группа, будет счастлива, когда увидит в кино эту шутку. Ещё там есть фраза. Марина Голуб, в роли комендантши, говорит: «Спасибо, работаем, спасибо». Как только кто-то начинал расслабляться на площадке, его приводили в чувства: «Спасибо, работаем, спасибо».

О съемочном процессе

Как ни странно, чтобы интереснее передать современность, надо гораздо дольше и тщательнее работать с фактурой. Исторические проекты намного легче делать. Есть киношные стереотипы. Я доверяю профессионалам. Один раз мы обговариваем частности съемки. Если я взял костюмера, я не должен думать, что героиня наденет туфли, которых не было в то время. Одежда шилась в Москве вплоть до нижнего белья, у девочек платья из очень дорогих тканей: итальянские, французские. Мы старались максимально приблизиться к реальности.

Знаковая деталь в фильме — это удостоверение личности. Тогда не было военных билетов. Елизавета Боярская, в роли почтальонши Зои, когда открывает удостоверение, смотрит, в фильме видно, что в документе нет фотографии. Все по-честному. В каждой деревне есть свой сельсовет: структура, где имеют право регистрировать; где хранятся документы людей, которые живут в деревне. И человек, который является главой этого учреждения, имеет право провести бракосочетание. В финале фильма Марина Голуб ставит печать, так как она по роли является представителем власти.

Сложности во время съемок были, но незначительные. Мы долго снимали сцену драки Боярской и Козловского в машине. Намучились с чистым звуком. Они там перекидываются между собой фразами. Это был один из тяжелых дней. Но получилось хорошо. Мы очень непросто снимали финал. Было кучу народа, массовки. Жара адская. Надо было за день все успеть снять, потому что другого времени не было. Съемки проходили летом 2010 г., когда Москва «дымилась». В Минске, правда, туманной завесы, не было. Ни один трюк в фильме не сделан каскадерами. Девочки с чердака прыгали сами, Голуб и Пегова сами ездили на мотоцикле. Лиза Боярская в первый же день села за руль грузовика. Козловский самостоятельно прыгал в обрыв, падал. Мы его только немного подстраховывали.

Об актерах

Для меня важно, чтобы актер согласился на роль, не потому что он без дела сейчас, а может отказаться от 10 проектов ради этого фильма. Я знаю, чего хочу и точно представляю людей, которые смогли бы это сделать. И предложил: «Давайте вместе что-нибудь сделаем». Кастинга не было никакого, я не делаю кастинг никогда. Я делаю пробы, но только тех людей, которых я вообще не знаю, не видел в игре. Мне было все равно: популярные актеры, непопулярные. Я попытался просто взять хороших актеров, которые будут у меня играть вне зависимости от объема роли. Все очень органично и динамично вписались в эту историю. Яркие персонажи эпизодов украшают фильм. Хорошо, когда на таких героев берешь актеров, которых уже все знают, они как-то по-особому передают характер роли (Валерий Золотухин, Марина Голуб и др.). У Константина Воробьева, играющего отца Насти – отличный образ получился. Игорь Савочкин, в роли фотографа Андрея, органично вписался в сюжет. Они отличные актеры. Я с ними работал на предыдущих проектах. И знал, что с ними мне будет комфортно. Весь второй состав был проверенный, кроме Марины Голуб. Но когда она ко мне первый раз приехала на пробы, стало понятно: мы всю жизнь знали друг друга. Она ещё в моем одном проекте новом снялась.

Это мой первый опыт работы с молодежью. Я отлично отношусь к молодым актерам. Все, кто у меня снимается – талантливые люди. Правда, актеры и режиссеры иногда сталкиваются с проблемой, когда попадают не на свое кино, не знают, что делать. Я точно знал, представлял, что хочу, как хочу, куда хочу привести процесс. Когда ты кого-то чувствуешь, то сразу понимаешь: данные слова не подходят этому герою. И быстро меняешь под него. Творчество – это импровизация. Только в день съемок я знаю, как буду снимать сцену. Даже ни в день, а в момент съемок. Мы по всем персонажам попали в десятку. Нет ощущения, что актер не на своем месте. В контексте целого фильма актеры смотрятся очень органично. Когда, мы с Лизой Боярской встретились, поговорили, она сказала: «В первую очередь меня порадовало во всей этой истории, кроме самого сюжета, что меня не позвали на роль, где надо губки надувать и глазками моргать. Она безумно талантливая девочка. Я вообще, считаю: Боярская — одна из лучших молодых актрис на сегодняшний день. Я с удовольствием, буду ещё с ней работать. Мы очень подружились. Юлия Пересильд, в образе пятой невесты и её сестры, должна была играть другую роль. Но как только я с ней познакомился, сразу решил: она будет близняшек играть. Я не понимаю, как это случилось. Когда я смотрю эпизод двух сестер, точно могу сказать, что это два разных человека. Я не знаю, что она с собой сделала. У неё взгляд даже изменился. Хотя изначально я планировал взять настоящих двойняшек на эту роль. Пересильд там шикарна, она на своем месте. В моей жизни так случилось, что с теми людьми, с которыми я работал, у меня сохранились хорошие отношения. Когда я звоню или моя ассистентка звонит, говорит, что у Карена проект, им не надо сценарий отправлять, объяснять, что за роль. Спрашивают сроки. Только это может помешать. На «Пяти невестах» была моя команда, поэтому царило ощущение комфорта, семьи. Актерам интересно было работать. Лучше площадки нет, наверное.

О подборе пар

Получился интересный ход. У меня в фильме по сценарию изначально должно было быть понятно, кто чья девушка.. Я это убрал. Мне показалось, будет интереснее — поиграть со зрителем. Когда человек что-то угадывает, он сам себе кажется умнее. Игра получилась. Весь фильм ты догадываешься, а в финале – лотерея: кто кого выберет.

Читайте также:  Отдал свою невесту гостям

О музыке

В фильме звучит музыка послевоенного времени, ещё много работ Хоронько-оркестра, которые представлены в финале. Музыка абсолютно современная, но с отзвуком в те времена. Илья Духовный – один из лучших композиторов для меня. Он умеет слушать. С ним можно все динамично и органично осуществить.

Юрий Коротков, Соавтор сценария

О замысле

В одном из прочитанных мною воспоминаний летчик-штурмовик писал о своей жизненной ситуации. Закончилась война. Он и его товарищи — офицеры мечтали поскорее вернуться домой. 2 года отслужили, но не до конца. По-моему, их оставили в Польше. Им категорически запретили общаться с местным населением, потому что кругом — шпионы. У одного из них была переписка с девушкой из Челябинска. В Челябинске расположен завод авиационных моторов. Приятель нашего летчика-штурмовика действительно отдал ему свой военный билет. И попросил встретиться с его невестой. В отличие от фильма они виделись до этого, а не только общались по переписке. Попросил расписаться с ней по-своему военному билету и привезти её на грузовом самолете обратно. Офицер имеет право привезти жену. Летела большая компания. В реальной истории все знали, что происходит, в отличие от фильма. Среди подруг этой невесты своего друга наш летчик заприметил ещё одну девушку и попросил ее руки. Он их обеих привез. Командир полка вынес выговор офицерам за то, что они это сделали без надлежащего разрешения. И что меня во всей этой истории поразило, обе пары дожили до золотой свадьбы. В любви и согласии. Я только прочитал, и у меня сразу в голове сложилась история. Естественно, по законам кино в фильме не две невесты, а пять, и парни с девушками никогда не виделись. Я и сам не понимаю, это точно так было или обработано в голове. Вот так возник замысел фильма «Пяти невест» и упал в корзину. 3 года назад. Я знал, что никогда в жизни это один не напишу, просто не дойдут руки, поэтому подключил к работе моих учеников – Ирину Пивоварову и Сергея Калужанова. Это наша не первая совместная работа, ребята классно чувствуют комедии. Работа с соавторами происходила по такому принципу: я рассказал идею, мы вместе мозговым штурмом придумали фильм. До такой степени, что его можно было рассказать от начала до конца. По ходу подготовки сценария я вносил предложения и поправки.

Я прочитал очень много воспоминаний немцев. Они сейчас издаются. Это так интересно. У нас, к сожалению, все воспоминания написаны в форме рапорта под командой предводителя эскадрильи. Немцы пишут гораздо свободнее. И поэтому возникает масса вкусных моментов. Называется серия «По ту линию фронта».

Про что кино

Хорошо, когда есть простой ответ на вопрос: про что кино? Режиссер и сценарист должны понимать это. Иначе все расплывается, как человек без скелета. Война, кроме боевых действий, страшна ещё и тем, что она разрывает и разобщает людей: мужчин и женщин. Происходит страшная вещь: разрушение жизней тех, кто на фронте и тех, кто в тылу. После окончания войны было бешеное количество свадеб. В «Пяти невестах» мы хотели показать атмосферу радости. Люди выжили, и впереди их ждет только счастье. Хотелось увидеть ощущение эйфории. Полная деревня молодых девчонок и огромное количество молодых ребят.

Когда мне стал известен актерский состав, я кинулся протестовать. сказал, что наши актрисы — это дом моделей, первые красавицы нашего кино. Представьте послевоенную картину, где такая роскошь по улицам гуляет. Но Карен поклялся — дома моделей не будет. Здесь все героини – это собирательный образ.

Когда придумываются шутки, они не получаются. Сначала надо создать, почувствовать героя. Вспомнить в своем прошлом. Если герои шутят, ты шутишь вместе с ними. Это волшебный момент. Когда входишь в сценарий с головой, начинаешь жить жизнью персонажей. Может поменяться начальный замысел. Потому что герои живые, живут своей жизнью. Когда их направляешь в инородное им русло, они начинают сопротивляться. Я за то, чтобы хорошие режиссеры и актеры вносили свое. Я писал про всех за всех, а приходит актер, на конкретную роль. Он натягивает ее на себя, как костюм. Я надеюсь, что режиссер и актеры привнесут свое, и получится более многослойное кино, многогранное, чем я мог бы написать. Я очень радуюсь, когда вижу режиссерские находки. Я боялся в этом кино, что молодые актеры начнут тянуть одеяло на себя, пытаясь переиграть других, но все сложилось очень удачно.

Важна не правда, а правдоподобие

Доработать какие-то нюансы – это дело художника-постановщика, художника по костюмам, редактора. Выявлять какие-то неточности. Важна не правда, а правдоподобие.

Всегда есть опасность у сценаристов — слишком глубоко погрузиться в тему. Для них точность деталей становится важнее, чем история и характер героев. Мне не важны мелочи, меня интересует материал. Зритель должен верить. «Пять невест» надо было снимать не в таком ключе, чтобы старшее поколение сказало: «Я вот ходила в таком платье». А так, чтобы зритель современный придя в зал, понял одну вещь, что это другое время, костюмы, характеры, отношения.

Я когда был маленький, каждое лето жил у бабушки в тамбовской классической деревне. По матери, происхожу из тамбовских крепостных графа Воейкова. Деревенскую жизнь я хорошо себе представляю. Кроме того, я после школы не поступил в Бауманский Институт. Меня отец заставлял, по образованию инженер. И мне пришлось год работать учеником токаря, потом токарем. Нас таких, не очень нужных людей посылали в деревню убирать урожай: на картошку. Мы, бывало, по месяцу — два жили в таких местах. На тракторе ездили на танцы в соседнюю деревню. Напивались самогону, ехали в третью деревню. Прямо как в «Пяти невестах».

«Пять невест» — мой самый добрый фильм. Я человек с мрачным восприятием действительности, для меня это очень ценно. Когда идет работа, давайте условно назовем ее вдохновением, происходят поразительные вещи, видимо какое-то единство с миром, растворение в нем. Потому что я выхожу на улицу и слышу фразы, которые запоминаю и сразу записываю. Ведь они из моего фильма.

Илья Демин, Оператор-постановщик

О тонкостях операторской работы

Картина изначально радовала тем, что она натурная. Для телеоператоров это и хорошо, и плохо. Почему хорошо? Есть солнце, облака, деревья, поле, актеры, большие подсветы красивые. Поэтому радость царила безграничная. Но были и сложности. Во-первых, натура стала очень жесткой по палящему солнцу. Для смягчения мы использовали всё: кулеры, тенты, зонты, вентиляторы. Снимали на цифровую камеру. Кстати, мой первый эксперимент. На камеру «RED». Она в условиях жары не очень хорошо себя ведет. Во-вторых, у нас были тяжелые ночные съемки. После жары сильно уставали. Хотя работали в удовольствие, легко. Туман один раз застали, настоящий утренний. Он нам помог, красиво сняли эпизод: герои около костра сидят и легкий, легкий туман поднимается. Нелегко пришлось художнику-постановщику и ответственным за реквизит.

В «Пяти невестах» в деревнях нет ни одного шифера. Его накрывали дранкой, досками. А сейчас все деревянные дома с шифером. Этот материал изобрели годах в 60-х, если не ошибаюсь. И после войны его не могло быть физически. Основная работа художника заключалась в том, чтобы засыпать асфальт тоннами песка. Потому что в послевоенное время в деревнях были грунтовые дороги. Вроде бы мелочь, но это бы раздражало зрителя. Тем более асфальт черный, неприятный. А желтый: цвет песка, нам только на руку. Желтый, красный, зеленый, не синий. Цветность одна и та же. Костюмы у девушек зеленовато-желтые. Такая гамма постепенно, по крупицам складывается. Самое сложное в современной технологии снимать ретро-фильмы, особенно близкие года, например, 60-70 е. На 40-45 года очень сильно напрашивается почти черно-белое верированное изображение. Но мы не стали так делать. Это бы отпугнуло в кинотеатре людей, было бы слишком похоже на хронику. У нас есть кадры маленького сна в начале картины: полет немцев. Мы сделали его черно-белым практически: царапины, титры. А далее идет цветное кино. В картине немного убит голубой цвет, немного выделен желто-зеленый, чуть-чуть прибит красный, контраст в тенях. Там много-много позиций, которые зритель визуально, может быть, не поймет, а эмоционально оценит. Я занимался где-то месяц цветокоррекцией.

Об актерах

«Пять невест» — легкая по идее, простая, ясная картина. Все уже устали, честно говоря, от перегрузок военных тем, событийных фильмов. Очень много людей занимается глобальными решениями страны, спасают мир. А здесь пять девушек и один бедный красавчик. Данька отлично сыграл.. Он нас покорил. Но, безусловно, роли у всех получились. Актеры мне очень понравились. Их легко было снимать. Мы быстро подружились. С Валерием Золотухиным и Артуром Смольяниновым я работал на картине «1612: Хроники смутного времени». Из молодых актеров я ещё знал Яглыча В 4-х сериях: телеверсии полного метра «Пять невест» мальчики очень хорошо проявили себя. Девчонки все замечательные. Но больше всех меня поразила Юлия Пересильд. Она такая естественно-откровенная. Очень хорошо говорит, играет. Такая правильная, фактурная. Я очень люблю женский портрет. А в этом фильме девчонки настолько неуправляемо натурные. Фактически нет никакой спокойной сцены. Либо их догоняют, либо они убегают. Здесь другая манера фильма. Динамика. В фильме «Пять невест» майора играет актер Андрей Федорцов. Сначала мы хотели найти высокого, большого, солидного персонажа. А потом подумали и решили выбрать с точностью до наоборот: маленького, страдающего комплексом Наполеона. Он так хорошо вписался в картину, умница, кадр держит, настроение.

Читайте также:  Невеста бросает свой букет или дублер

О жанре комедии

Что касается комедии. Бывают смешные придумки на площадке. А в монтаже кажутся не слишком забавными. Обычно они заложены в сценарии, также исходят от актера, режиссера. Иногда от нашей бригады: камера, свет. Я проповедовал одну шутку в кино. Карену её озвучил, и он очень смеялся. Шутка всем нравилась. Но мы так и не смогли её сделать. Я хотел предложить, чтобы один из наших персонажей: некто Валерий Золотуха (роль Валерия Золотухина) иногда говорил фразу в реалиях 45 года, которая впоследствии могла бы стать через много лет названием для фильма. Он, например, подходит к девушкам и произносит: «Так, «Девчата». Кстати, хорошее название для фильма». К сожалению, фраза не вошла. Вспоминал историю кино. Или герой Дани Козловского смотрит на небо и произносит: «Чистое небо». Хорошее название для фильма». Можно ещё сказать: «Человек родился». Даже Валерию Золотухину понравилось. Когда мы с ним шли, снимали какой-то эпизод, я ему говорил: «А давайте вы скажите, прохаживаясь по деревне: «Ничего, ничего, ничего… – хорошее название для песни». Он засмеялся в ответ

Игорь Топилин , Художник-постановщик

О работе над фильмом

Мы снимали в Белоруссии. Белоруссия сейчас такая специфическая Республика. Там очень много новоделов. И все, что было у них когда-то хорошее, к сожалению, — исчезло. И мы были вынуждены искать что-то подходящее для съёмок. Раньше для военного исторического фильма натура один в один в Калининграде была. Сейчас там тоже можно что-то подходящее найти. Был вариант — снимать за 200 км от Минска, там 100% Германия. Польская Германия. Сводчатые арки. Любопытно, интересно. Но слишком далеко, не успевали по срокам. Стали искать, сужать расстояние, приходить к каким-то реальным возможностям. Потихоньку-потихоньку мы нашли места, но они были далеки от истины, их нужно было доделывать. У меня был опыт на других картинах, материал знакомый.

Проблема поиска натуры для исторических военных фильмов заключается в том, что на сегодня практически ничего не осталось от действительности того времени. Люди, живущие сейчас, не понимают тот период. Например, деревенские дороги. Раньше дороги выглядели не так, как сейчас: две параллельные колеи для телег, а между ними была линия – протоптанная дорожка для лошадей. Сейчас в деревнях этого нет. Мы современные столбы вдоль дорог обшивали деревом. Раньше не было бетонных столбов.

Для передачи послевоенной действительности использовались натуральные материалы. Никакой фанеры. Мы с Игорем Деминым разработали для картинки цветовую шкалу, где нужно было какие-то цвета пригасить, а какие-то наоборот сделать доминирующими. Оператор снимал в особенном цветовом режиме, у нас в результате должно было получиться слегка монохромное изображение. На фоне этого изображения мы хотели выделить отдельными эпизодами цветовые вставки: флаги, костюмы и т.д.

Была сильная жара. Как следствие ураганы, дожди. Мы могли построить декорацию, а утром ничего не обнаружить. Мы снимали появление наших героев в деревне, решили, что они идут через мостик, большой ручей, даже скорее болото, и выстроили мост довольно далеко над водой. На следующий день приходим: нет моста. Он под водой. Оказывается, где-то в метрах 50, ниже, бобры сделали кладку, вода поднялась за ночь, и мост опустился. Мы сделали протоку, исправили все, приходим — через два дня картина повторяется.

Из-за погодных условий большое кол-во змей повылезало, они в сараях прятались. Мы старались без надобности никуда не лезть.

Но все трудности легко преодолевались, так как была дружественная рабочая атмосфера. Со съемочной группой у меня сложились теплые отношения. Все друг друга понимали и подсказывали.

Людмила Гаинцева, Художник по костюмам

О работе над фильмом

Я опиралась на исторические источники. Кино «Пять невест» о победе, радости. Мы немножечко играли в неправду. Иначе это были бы рваные, грязные, голодные, тощие, страшные люди. Мы пошли по так называемому, Александровскому пути. Мы опирались на стилистику радости, победы, жизнеутверждения: все счастливы, красивы. Хотя, конечно, немного «фактурили». Мне очень понравилось работать с Игорем Топилиным. Самое главное, чем руководствуется художник в кино – это интуиция. Историческая, творческая. Когда я пришла на этот проект: все актеры уже были выбраны. Не пришлось «попадать пальцем в небо». Намного проще, когда ты уже видишь живого человека, и понимаешь, что с ним можно сделать. Какой образ ты можешь слепить из него. Как-то все легло.

Для финала мы шили платья невест в Москве. Я не стала делать белые свадебные платья. Мы все-таки здесь решили обратиться немного к правде. И я для себя придумала такую историю: что это их платья с Выпускного бала. Но все это, конечно, приподнято. Откуда им взять французские батисты (из чего платья, собственно, и были сшиты). Наше кино будет смотреть не только молодёжь. Я надеюсь, все поколения. Потому что это детство моих родителей, жизнь наших бабушек: эвакуация и т. д. Чтобы поверило старшее поколение. Для меня это важно, что подумают очевидцы: мои родители, бабушка по отцовской линии. У нас династия. Моя бабушка по маминой линии тоже была художником по костюмам. Она работала на художественных фильмах: «Карнавальная ночь», «Баллада о солдате». Людмила Александровна Ряшинцева. Когда она была ещё жива: старалась мне советовать. А я, как любой молодой человек отвергала её, считала, что сама всё знаю. Но, когда у меня как раз начиналась первая историческая картина по 1938 году: я пошла к ней и забрала у неё все семейные альбомы с фотографиями. Я вообще очень люблю опираться не на модные журналы, а на факты. Исторические факты. Мне нравится делать историческое кино по документальным фотоматериалам. Мода всегда возвращается. Цветочные принты, например. Есть специальные хранилища принтов, которые потом изымаются. Они используются, как тема для создания новых рисунков, т. е. перефразируются.

Для кино «Пять невест» это стало большой удачей. Была возможность найти очень похожие рисунки, которые сделаны сейчас. Ткани этого времени, но они «фактурились», т. е. старились. Нас выручало, что все материалы были очень похожего качества и расцветки. Главное, концепция.

С Кареном получилось неожиданно легко: не все понимают сразу, что им показывают. Счастье работы художника по костюмам с режиссером, когда ты приходишь с кусочками тряпочек и говоришь: «Вот это Ходченкова, Пегова, Пересильд, Боярская и т. д.» Карен очень четко понял, что я хотела до него донести. Некоторым режиссерам сначала нужно нарисовать костюм, показать эскизы. Костюм Елизаветы Боярской. Я нашла фотографию монтажницы-высотницы в журнале «Огонек». Правда, всё было другое. Верхушка комбинезона в результате родилась из детского комбинезона мальчика, а низ из комбинезона девушки в «Огоньке», которая была похожа на актрису Инну Макарову. Фильм «Высота». Я очень люблю советские фильмы. Оттуда много чего ценного можно почерпнуть.

Костюм складывается из деталей

Всегда это все через себя пропускаешь, просматриваешь материал и закрываешь, затем делаешь эскиз. И то, что в тебе сложилось, может всплыть в неожиданный момент. Какой-то воротничок, пуговица. Мы старались делать достоверно. Просто не нужно по линейке повторять. Тогда получаются мертвые вещи. Это кстати то, чему меня учила моя бабушка: «Не бойся соврать, но соври так, чтобы все подумали, что это так все и было». Дело не в стиле. Нужно продумать, что девушка живет в деревне: а где она это взяла, а почему она именно такую пуговицу пришила. Нужно понять характер героя. Только тогда он получится достоверным. Если никто не заметит, как он одет, то это вообще будет замечательно. Значит, костюм не отвлекает на себя сильное внимание. Он должен подходить настолько, чтобы зритель поверил, что это его костюм. А вернее, чтобы было понятно, что это именно этот человек. Иначе будет ряженое кино.

Я с большим удовольствием работала на проекте «Пять невест». Хороший, благодатный материал.

Источник