Меню

Повесть свадьба часть 16



Жестокая свадьба

У вас появилась возможность начать слушать аудио данной книги. Для прослушивания, воспользуйтесь переключателем между текстом и аудио.

Глава 16

Волошин не оставлял попыток убедить девушек побороться за честное имя Даны.

— Нельзя так, — рубил он рукой воздух, сидя у них на кухне, — потому они и действуют безнаказанно, что такие девчонки как вы не могут дать отпор. А здесь на нашей стороне и юристы, и следователи, есть же закон, есть статьи, почему не попробовать, Дана? Ольга, ну хоть ты ей скажи! Первым всегда тяжело, зато те, кто за вами будут идти, уже пойдут по проторенной дорожке. Безнаказанность порождает еще большие преступления.

— Может и правда попытаемся, Даночка? — осторожно попробовала уговорить Данку сестра.

— Зачем, Оля? — вопросом на вопрос ответила та. — Что это даст?

— Пусть Баграевы за все ответят.

— Каким образом? Напечатают опровержение? Принесут извинения? Так они мне не нужны. Или ты считаешь, я приму извинения Данияла?

Конечно, она кривила душой. Возможно, извинения Дана, и принесли бы недолгое облегчение ее истерзанному сердцу. А вот что дальше? Он бы извинился, и разошлись как в море корабли? Разве это нужно было Данке?

— Да в гробу мы видали его извинения, в белых тапках, — сердито ответила Оля.

— Тогда что, деньги? Ты считаешь, за это можно брать деньги?

— Вот видишь, это все не то, Оль, — тихо продолжила Дана. — Единственное, чего бы мне хотелось, чтобы ничего не было. Просто не было. Ни фото, ни видео, чтобы свадьба закончилась как у всех, и мы с Даном уехали на Бали. И я бы никогда не узнала, что он может меня предать.

— Так не бывает, Данчик, — Ольга обняла ее, и та спрятала лицо на груди у сестры, — предавший раз предаст снова, не сейчас так потом, и не известно еще, что хуже.

— Вот, — шепотом заключила Данка, — значит, надо просто забыть о нем, стереть, как будто его и не было никогда в моей жизни. Это мне и нужно, Олечка, а не следствие, которое будет тянуться месяцами и выматывать из меня душу. А то, что дядя Сережа сказал про других, это, наверное, ужасно, но мне все равно, правда. Прости, неважный из меня первопроходец…

И Волошин сдался.

— Тогда выбирайте город. Из столицы вам лучше уехать, домой тоже возвращаться не стоит, вас там каждая собака знает. Оля, ты работу себе найдешь без проблем, а тебе, Дана, организуем перевод в другой вуз по твоей специальности. И лучше не затягивайте.

Они и не затягивали, открыли карту и ткнули наугад в первый попавшийся областной центр. Южнее столицы, чтобы было теплее и больше солнца…

— Чудненько, у нас там хорошо налажены связи, — удовлетворительно кивнул Волошин и занялся переездом.

Внезапно объявились адвокаты Баграевых с требованием аннулировать брак в судебном порядке. Основанием служило обвинение в нарушении процедуры заключения брака и утверждение, что брак предполагался фиктивным.

— Зачем суд? Я и так все подпишу, — удивилась Данка, когда Волошин сообщил эту новость.

— Уверена? Тут тоже можно побороться, — не согласился он.

— Дядя Сережа, я хочу, чтобы этот мужчина навсегда исчез из моей жизни, — твердо сказала Дана. — И если можно сделать так, что он станет мне никем, я буду счастлива.

Волошин вгляделся в ее лицо и согласно кивнул.

— Хорошо. Тогда я поторгуюсь.

Откуда-то у Данки взялись адвокаты, они встретились с Баграевскими юристами и составили соглашение. В нем Дана признала фиктивность брака и подтвердила, что в ЗАГС они с Даниялом Баграевым приезжали в разное время, там не пересекались и вообще, она с ним едва знакома.

В обмен на это Баграевы пообещали использовать все свое влияние, чтобы удалить по максимуму из сети информацию о сорванной свадьбе и о самой Данке. Суд состоялся через несколько дней и признал брак Данияла Баграева и Дании Литвиновой недействительным.

То ли эта новость подкосила Дану, то ли все пережитое дало о себе знать, но чувствовала она себя ужасно. Постоянная слабость, тошнота, рвота, она не могла есть, ее преследовали запахи, от которых выворачивало наизнанку.

Они как раз только переехали и поселились в одной из служебных квартир, пока не найдется что-то подходящее. Ольга даже подумывала продать родительскую квартиру — все равно в ближайшие лет пять-десять путь в родной город был заказан — и купить жилье, а не снимать. Волошин посоветовал риэлтера, так что проблем с продажей не было.

Оля по рекомендации устроилась в стационар, в местном университете была кафедра иностранных языков, и Данкиными документами по переводу как раз занимались. Здесь их никто не знал и не узнавал, а чтобы не было вопросов, решено было сменить Дане имя и фамилию. Волошин идею поддержал.

— Согласен. Пусть Баграевы и подсуетятся с информацией, но все же лучше, когда на новом месте с чистого листа. Выбирай имя, девочка, а фамилию возьмешь материну, девичью.

Долго не выбирали — Дария Бондарь, что тут еще выдумывать? Оле менять фамилию необходимости не было — Богдан, услышав, что она уезжает, в тот же день предложил руку и сердце. Ольга пообещала подумать, но уже было ясно, что когда все уляжется, она и так сменит фамилию.

Как будто все налаживалось, вот только Данке с каждым днем становилось хуже. Оля сокрушалась, что пришлось так скоропалительно срываться с места — здесь она еще не успела обрасти знакомствами с коллегами. А Данке просто необходима была помощь хорошего психотерапевта-невролога.

Источник

Повесть свадьба часть 16

  • ЖАНРЫ 360
  • АВТОРЫ 278 704
  • КНИГИ 658 712
  • СЕРИИ 25 252
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 614 858
Читайте также:  Два месяца после свадьбы как называется

«Неужели этот красивый, темноволосый мужчина с пронзительными синими глазами мой муж? Этого не может быть!»

Даниял стоял в стороне и о чем-то разговаривал с Рустамом, а Данка смотрела на него, втайне умирая от счастья. Еще совсем немного осталось подождать, этот длинный день когда-то должен закончиться, и тогда они останутся вдвоем. Внутри все сжалось, замерло, а потом запульсировало под ложечкой — Дан посмотрел на нее долго, протяжно, многообещающе.

Он ей все успел рассказать, пока они танцевали, что и как он с ней будет делать — наверное, решил нарочно подразнить, ему ведь так нравится, как она краснеет! А она взяла и не покраснела, подняла голову и посмотрела прямо ему в глаза. Нечего ей стесняться! Даниял ее законный муж, они поженились и почти неделю прожили вместе, пока он не уехал сюда готовиться к свадьбе.

— Это дань традициям, жизнь моя, отец простил мне наш брак, но если мы откажемся от свадьбы, моя семья воспримет это как оскорбление, — Дан говорил с легким акцентом, смешанным с британской манерой произносить слова вычурно, будто перекатывая их языком. И это тоже сводило Данку с ума.

Она готова была хоть на Северный полюс ехать, не то, что на его родину, чтобы только их счастье ничего не омрачало. Даниял продолжал смотреть, а она таяла внутри, глядя, как знакомо темнеет радужка синих глаз, и как эти глаза становятся совершено черными от желания.

Дана спохватилась и опустила глаза, поспешно восстанавливая сбившееся дыхание. Здесь свои обычаи, нравы и требования, здесь не принято выставлять свои чувства напоказ, и это даже нравилось Данке. Ей все здесь нравилось, ведь здесь родился и вырос ее любимый муж — самый прекрасный мужчина на свете…

Присутствующие мужины вдруг разом достали телефоны, Дан с Рустамом тоже полезли во внутренние карманы пиджаков и уставились в экраны. Один из гостей, сидящий ближе всех, вдруг поднялся, швырнул вилку и, выразительно посмотрев на Данку, бросил отрывистое ругательство, а затем стремительно вышел из зала. Вслед за ним, плюнув себе под ноги, выскочил его сосед.

Она сразу поняла, что-то произошло, все вокруг изменилось в одночасье. Как будто кто-то одним взмахом руки заставил всех замолчать, в воздухе повисла угрожающая тишина. Оля за соседним столом принялась тревожно озираться, а затем обеспокоенно вперилась взглядом в младшую сестру. Данка ободряюще ей улыбнулась, хотя по позвоночнику уже ползла холодная струйка страха. Предчувствие. Оно никогда ее не подводило, и сейчас оно прямо кричало ей — что-то случилось.

Дана знала это ругательство, оно означало гулящую женщину. Но при чем здесь она и их свадьба? А потом посмотрела на мужа и беспомощно вцепилась пальцами в спинку стула. Его глаза больше не источали желание, они были как две огромные пропасти, холодные, ледяные, готовые поглотить ее. И похоронить.

Даниял уже шел к ней, следом шел Рустам, черты лица обоих мужчин вдруг показались неестественно жесткими, будто это не люди идут, а каменные статуи. Но всех опередила Аминат, она метнулась к Данке и со злобным шипением сорвала фату. Дана схватилась за щеки и отпрянула — у мачехи Данияла был такой вид, будто она сейчас вцепиться ей в волосы.

В два шага мужчины оказались рядом, Дан очень почтительно оттеснил Аминат, а сам повернулся к жене и крепко взял ее за локоть.

— Что случилось, Данечка, милый, скажи мне, — начала было она лепетать, но увидев вблизи его мертвое лицо осеклась, слова застряли в горле. А он так сильно сжал ее, что казалось, она сейчас сломается в его стальных тисках.

Это было бы правильно и логично, потому что внутри она уже была сломана и раздавлена. Дан не отругал мать, не поднял фату, не вступился за Данку. Он вел ее по залу ресторана, украшенного в честь их свадьбы, где они буквально каких-то десять минут назад танцевали свой танец. Где гости смотрели на них с восторгом — ведь они очень красивая и гармоничная пара, прям идеальная! Дан и Данка! Где их снимали на фото и видео, а Дан смотрел только на нее. И шептал на ухо…

Это же не его голос! Этот голос совсем чужой, чужой и безжизненный, как будто из него разом выпили все жизненные соки. И мужчина, который идет рядом, тоже чужой, ведет ее к выходу, а сам не смотрит даже.

Они вышли из ресторана, и Даниял потащил ее к парковке. Возле большого тонированного внедорожника они остановились, Рустам проскочил на водительское место, а Дан открыл заднюю дверцу и буквально впихнул Данку в салон.

— Убирайся, — проговорил он, задыхаясь, — убирайся из моей жизни!

— Вы что, мужики, совсем охренели? — раздался сзади возмущенный голос сестры, но Дан даже не обернулся. Не глядя прошел мимо, будто она пустое место.

— Садись в машину, Ольга, — заговорил с водительского места Рустам, — вам лучше уехать, и чем быстрее, тем лучше. Я отвезу вас в гостиницу, а оттуда на вокзал.

— Какой вокзал? — Оля едва сдерживалась, чтобы не начать материться, Дана видела это, но теперь ей было все равно. — Дана его жена!

— Уже нет, — коротко ответил Рустам, а потом вдруг рявкнул: — Сядь, женщина, если не хочешь, чтобы твоей сестре глаза выцарапали. Как же тяжело с вами, связался Дан…

Оля плюхнулась рядом, Рустам завел двигатель, одновременно протягивая ей свой смартфон.

— Возьми, посмотри. И скажи Дану спасибо, что он ее оттуда увел.

Машина тронулась с места, Данка не выдержала и обернулась. Даниял стоял на крыльце и смотрел вслед автомобилю, их глаза встретились. Она не смогла ничего с собой поделать, рука потянулась к окну, коснулась пальцами, и Данка обессиленно уткнулась лбом в стекло. Ее муж — теперь уже, наверное, бывший? — дернулся, резко стащил с пальца кольцо и швырнул вслед машине. А затем развернулся к стене и с силой впечатал в нее кулак.

Читайте также:  Пять лет свадьбы прикольные

— Какой бред! — голос сестры дрожал от обиды и возмущения. — Как он мог подумать такое на нее, это же не она! Это подделка, монтаж, наверное, нашли актрису, похожую на Дану…

— Если ее муж поверил, то кого интересует, подделка это или нет, — качнул головой Рустам, а Дана заставила себя посмотреть на телефон в руках сестры. И ее будто током пробило.

На экране в руках какого-то незнакомого коротко стриженого мужчины стонала и извивалась обнаженная. Данка? На следующем кадре она с вызовом смотрела в камеру и улыбалась, заведя руки за спину, как будто раскрываясь, как будто предлагая себя. Бегущей строкой по экрану шла краткая информация — рост, вес, размер груди — все в точности, без ошибок, будто сами замеряли. И номер телефона с предложением эскорт-услуг, ее собственный номер. Это… это что, видели все гости. Еще и мужчины.

— Вы приезжие, вы не понимаете, что для нас означает честь рода, — тем временем продолжал Рустам, глядя на дорогу, — если бы Дан ее не выгнал, он опозорил бы всю семью, его родителей презирали бы, его сестры не смогли бы выйти замуж. Это у вас там все просто, — он умолк, но это вынужденное молчание лишь подчеркивало презрение, сочившееся из каждого слова.

— Я напишу заявление в полицию, — не унималась Ольга, — кто-то же должен ответить за эту подделку! И за распространение тоже. Пусть разбираются, кому это было нужно, и где они взяли такую похожую девку. И не поленились же, где только нашли такую похожую актрису!

— Не нужно никаких разбирательств, Оля, — ослабевшим голосом сказала Данка, роняя руку с телефоном на сиденье. — Это не актриса. Это я.

— Данька! — прошептала сестра, что уж она подумала, неизвестно, но Данка не могла сейчас ничего объяснять. — Данечка.

Она прорыдала в объятиях сестры всю дорогу, потому что не знала, как такое могло быть, но на кадрах была действительно она. Ладно, за тем мужиком видно только лицо, но там, где она обнаженная призывно смотрит в камеру и улыбается, предлагая себя, точно была Дана. И конечно, Даниял сразу поверил. Потому, что узнал.

Потемневшие отметины ниже ключиц и возле груди Даниял не мог не узнать, он лично их оставил, это были следы его любви. Это он расставлял их в исступлении в последнюю ночь перед отъездом. Ее единственный мужчина. Теперь уже точно бывший муж.

Источник

Повесть свадьба часть 16

  • ЖАНРЫ 360
  • АВТОРЫ 278 704
  • КНИГИ 658 712
  • СЕРИИ 25 252
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 614 858

«Неужели этот красивый, темноволосый мужчина с пронзительными синими глазами мой муж? Этого не может быть!»

Даниял стоял в стороне и о чем-то разговаривал с Рустамом, а Данка смотрела на него, втайне умирая от счастья. Еще совсем немного осталось подождать, этот длинный день когда-то должен закончиться, и тогда они останутся вдвоем. Внутри все сжалось, замерло, а потом запульсировало под ложечкой — Дан посмотрел на нее долго, протяжно, многообещающе.

Он ей все успел рассказать, пока они танцевали, что и как он с ней будет делать — наверное, решил нарочно подразнить, ему ведь так нравится, как она краснеет! А она взяла и не покраснела, подняла голову и посмотрела прямо ему в глаза. Нечего ей стесняться! Даниял ее законный муж, они поженились и почти неделю прожили вместе, пока он не уехал сюда готовиться к свадьбе.

— Это дань традициям, жизнь моя, отец простил мне наш брак, но если мы откажемся от свадьбы, моя семья воспримет это как оскорбление, — Дан говорил с легким акцентом, смешанным с британской манерой произносить слова вычурно, будто перекатывая их языком. И это тоже сводило Данку с ума.

Она готова была хоть на Северный полюс ехать, не то, что на его родину, чтобы только их счастье ничего не омрачало. Даниял продолжал смотреть, а она таяла внутри, глядя, как знакомо темнеет радужка синих глаз, и как эти глаза становятся совершено черными от желания.

Дана спохватилась и опустила глаза, поспешно восстанавливая сбившееся дыхание. Здесь свои обычаи, нравы и требования, здесь не принято выставлять свои чувства напоказ, и это даже нравилось Данке. Ей все здесь нравилось, ведь здесь родился и вырос ее любимый муж — самый прекрасный мужчина на свете…

Присутствующие мужины вдруг разом достали телефоны, Дан с Рустамом тоже полезли во внутренние карманы пиджаков и уставились в экраны. Один из гостей, сидящий ближе всех, вдруг поднялся, швырнул вилку и, выразительно посмотрев на Данку, бросил отрывистое ругательство, а затем стремительно вышел из зала. Вслед за ним, плюнув себе под ноги, выскочил его сосед.

Она сразу поняла, что-то произошло, все вокруг изменилось в одночасье. Как будто кто-то одним взмахом руки заставил всех замолчать, в воздухе повисла угрожающая тишина. Оля за соседним столом принялась тревожно озираться, а затем обеспокоенно вперилась взглядом в младшую сестру. Данка ободряюще ей улыбнулась, хотя по позвоночнику уже ползла холодная струйка страха. Предчувствие. Оно никогда ее не подводило, и сейчас оно прямо кричало ей — что-то случилось.

Дана знала это ругательство, оно означало гулящую женщину. Но при чем здесь она и их свадьба? А потом посмотрела на мужа и беспомощно вцепилась пальцами в спинку стула. Его глаза больше не источали желание, они были как две огромные пропасти, холодные, ледяные, готовые поглотить ее. И похоронить.

Читайте также:  Никита пресняков свадьба 2017 алена краснова

Даниял уже шел к ней, следом шел Рустам, черты лица обоих мужчин вдруг показались неестественно жесткими, будто это не люди идут, а каменные статуи. Но всех опередила Аминат, она метнулась к Данке и со злобным шипением сорвала фату. Дана схватилась за щеки и отпрянула — у мачехи Данияла был такой вид, будто она сейчас вцепиться ей в волосы.

В два шага мужчины оказались рядом, Дан очень почтительно оттеснил Аминат, а сам повернулся к жене и крепко взял ее за локоть.

— Что случилось, Данечка, милый, скажи мне, — начала было она лепетать, но увидев вблизи его мертвое лицо осеклась, слова застряли в горле. А он так сильно сжал ее, что казалось, она сейчас сломается в его стальных тисках.

Это было бы правильно и логично, потому что внутри она уже была сломана и раздавлена. Дан не отругал мать, не поднял фату, не вступился за Данку. Он вел ее по залу ресторана, украшенного в честь их свадьбы, где они буквально каких-то десять минут назад танцевали свой танец. Где гости смотрели на них с восторгом — ведь они очень красивая и гармоничная пара, прям идеальная! Дан и Данка! Где их снимали на фото и видео, а Дан смотрел только на нее. И шептал на ухо…

Это же не его голос! Этот голос совсем чужой, чужой и безжизненный, как будто из него разом выпили все жизненные соки. И мужчина, который идет рядом, тоже чужой, ведет ее к выходу, а сам не смотрит даже.

Они вышли из ресторана, и Даниял потащил ее к парковке. Возле большого тонированного внедорожника они остановились, Рустам проскочил на водительское место, а Дан открыл заднюю дверцу и буквально впихнул Данку в салон.

— Убирайся, — проговорил он, задыхаясь, — убирайся из моей жизни!

— Вы что, мужики, совсем охренели? — раздался сзади возмущенный голос сестры, но Дан даже не обернулся. Не глядя прошел мимо, будто она пустое место.

— Садись в машину, Ольга, — заговорил с водительского места Рустам, — вам лучше уехать, и чем быстрее, тем лучше. Я отвезу вас в гостиницу, а оттуда на вокзал.

— Какой вокзал? — Оля едва сдерживалась, чтобы не начать материться, Дана видела это, но теперь ей было все равно. — Дана его жена!

— Уже нет, — коротко ответил Рустам, а потом вдруг рявкнул: — Сядь, женщина, если не хочешь, чтобы твоей сестре глаза выцарапали. Как же тяжело с вами, связался Дан…

Оля плюхнулась рядом, Рустам завел двигатель, одновременно протягивая ей свой смартфон.

— Возьми, посмотри. И скажи Дану спасибо, что он ее оттуда увел.

Машина тронулась с места, Данка не выдержала и обернулась. Даниял стоял на крыльце и смотрел вслед автомобилю, их глаза встретились. Она не смогла ничего с собой поделать, рука потянулась к окну, коснулась пальцами, и Данка обессиленно уткнулась лбом в стекло. Ее муж — теперь уже, наверное, бывший? — дернулся, резко стащил с пальца кольцо и швырнул вслед машине. А затем развернулся к стене и с силой впечатал в нее кулак.

— Какой бред! — голос сестры дрожал от обиды и возмущения. — Как он мог подумать такое на нее, это же не она! Это подделка, монтаж, наверное, нашли актрису, похожую на Дану…

— Если ее муж поверил, то кого интересует, подделка это или нет, — качнул головой Рустам, а Дана заставила себя посмотреть на телефон в руках сестры. И ее будто током пробило.

На экране в руках какого-то незнакомого коротко стриженого мужчины стонала и извивалась обнаженная. Данка? На следующем кадре она с вызовом смотрела в камеру и улыбалась, заведя руки за спину, как будто раскрываясь, как будто предлагая себя. Бегущей строкой по экрану шла краткая информация — рост, вес, размер груди — все в точности, без ошибок, будто сами замеряли. И номер телефона с предложением эскорт-услуг, ее собственный номер. Это… это что, видели все гости. Еще и мужчины.

— Вы приезжие, вы не понимаете, что для нас означает честь рода, — тем временем продолжал Рустам, глядя на дорогу, — если бы Дан ее не выгнал, он опозорил бы всю семью, его родителей презирали бы, его сестры не смогли бы выйти замуж. Это у вас там все просто, — он умолк, но это вынужденное молчание лишь подчеркивало презрение, сочившееся из каждого слова.

— Я напишу заявление в полицию, — не унималась Ольга, — кто-то же должен ответить за эту подделку! И за распространение тоже. Пусть разбираются, кому это было нужно, и где они взяли такую похожую девку. И не поленились же, где только нашли такую похожую актрису!

— Не нужно никаких разбирательств, Оля, — ослабевшим голосом сказала Данка, роняя руку с телефоном на сиденье. — Это не актриса. Это я.

— Данька! — прошептала сестра, что уж она подумала, неизвестно, но Данка не могла сейчас ничего объяснять. — Данечка.

Она прорыдала в объятиях сестры всю дорогу, потому что не знала, как такое могло быть, но на кадрах была действительно она. Ладно, за тем мужиком видно только лицо, но там, где она обнаженная призывно смотрит в камеру и улыбается, предлагая себя, точно была Дана. И конечно, Даниял сразу поверил. Потому, что узнал.

Потемневшие отметины ниже ключиц и возле груди Даниял не мог не узнать, он лично их оставил, это были следы его любви. Это он расставлял их в исступлении в последнюю ночь перед отъездом. Ее единственный мужчина. Теперь уже точно бывший муж.

Источник