Меню

Посмотреть крымско татарские свадьбы



Как проходят свадьбы у крымских татар

Традиционная крымско-татарская свадьба в наши дни — большая редкость. Мало кто может позволить себе роскошь устроить недельные торжества. И дело даже не в деньгах, а в свободном времени и в том, что нелегко следовать многочисленным древним ритуалам. Все же некоторые обычаи поддерживаются и в наши дни.

Играть свадьбу по обоюдному согласию жениха и невесты — это многовековая традиция крымских татар. В старину во время первого визита сватов в дом невесты она стояла за ширмой и слушала предложение посланцев. Если жених был девушке по нраву, она давала тайный знак родителям, и они соглашались на помолвку. Современные влюбленные в большинстве своем обходятся без сватов и ширм.

Продолжительность празднества сократилась с недели до двух дней. Но и сейчас это время разделено на две части. Первое застолье проводится в доме невесты без жениха, второе — в полном составе в доме жениха. В промежутке между этими событиями проходит регистрация брака.

До начала XX века на официальной церемонии бракосочетания жених не присутствовал. Мулла приходил в дом к невесте, которая находилась в комнате за занавеской. В присутствии свидетелей со стороны жениха мулла трижды спрашивал девушку, желает ли она стать спутницей жизни такого-то человека. Получив согласие, мулла документально закреплял этот факт.

Сейчас жених и невеста в сопровождении друзей посещают мечеть, где мулла беседует с молодоженами и проводит обряд бракосочетания. Затем компания отправляется в ЗАГС, на прогулку по городу и фотосессию.

Практически исчез из свадебной практики интересный обычай, когда невеста красила хной кончики пальцев и волосы. Современные женихи, в свою очередь, почти не проводят ритуальное бритье, хотя еще сто лет назад это широко практиковалось. Гости до приезда невесты собирались в доме жениха, и парикмахер торжественно брил ему бороду, причем процесс был длительным, так как прерывался танцами.

Современная крымско-татарская свадьба собирает множество гостей. Если на свадьбу пришло меньше двух-трех сотен человек, ее назовут скромной, даже бедной. Для родителей сыграть богатую свадьбу своим детям — дело чести, как и помочь им со строительством дома и организацией хозяйства. Денег на это не жалеют, ведь на свадьбе обычно собирают большой «урожай».

Сохранился обычай одаривать молодоженов деньгами во время танца. На современных свадьбах можно увидеть очередь из гостей, зажавших между пальцами купюры и ожидающих возможности выйти на танцпол. Денег дарят так много, что невесте и жениху нужен помощник, чтобы принимать и относить в сторону купюры.

1. Невеста слушает наставления мулы. 2. Праздновать начинают еще в доме. 3. Жених собирается, а родственники и друзья с его стороны пока могут попить кофе. 4. Родители жениха (как и невесты) остаются дома. Они присоединятся к молодым только вечером на банкете. 5. В городах свадьба проходит часто так же, как и в других городах России. Жених приехал к невесте и теперь должен ее выкупить. 6. Соседи тоже вышли посмотреть на выкуп. Но никто не перекрывает дорогу и не требует водки. 7. После выкупа садятся в машины и едут в ЗАГС. 8. Там расписываются, нанятый фотограф подробно фиксирует этот важный момент. 9. Только после ЗАГСа можно ехать в мечеть. 10. Девушкам нельзя входить в мечеть с открытыми ногами, плечами и непокрытой головой. Поэтому на входе им выдают специальные накидки. 11. Церемония длится около 20 минут. После невеста, жених и их свидетели должны заверить брак. 12. Подружки невесты внимательно наблюдают за процессом. 13. После обнимают и поздравляют ее. Теперь союз скреплен и на небе. 14. Друзья, соответственно, поздравляют жениха. 15. На выходе наконец-таки можно снять с себя накидки, чтобы открыть взорам свои прекрасные платья. 16. После этого в городах обычно едут на прогулку, чтобы сделать еще несколько фотографий. А в селах едут в дом к жениху. 17. Девочки тоже мечтают стать невестой. 18. В селах обычно нет банкетных залов. Поэтому во дворе ставят шатёр. 19. Приглашенные гости ждут своей очереди станцевать и подарить деньги родителям жениха и невесты. 20. Каждый гость заказывает себе песню и вручает деньги во время танца. 21. Молодые и их свидетели сидят в центре шатра на возвышении. 22. На каждой свадьбе должен быть музыкант или диджей. Для них тоже накрывают на стол. 23. Танцы с деньгами обычно длятся пару часов, так как меньше 200 гостей на свадьбу приглашать не принято. 24. Богатый гость со своим сыном стоит в очереди на танец. 25. Прабабушку и прадедушку посадили в сторонке. Потом им тоже принесли и накрыли стол. 26. Гости явно притомились. 27. Шиком считается пригласить на свадьбу артистов. 28. После начинается обычная дискотека. 29. Только танцы отличаются от того, что принято танцевать в России.

Фото: Михаил Мордасов

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

Источник

Старинные свадебные традиции крымских татар.

Предсвадебный период включает в себя несколько этапов: знакомство и выбор невесты сватовство (первое сватовство — сез кесын, то есть дать слово, договориться, второе сватовство –нишан) жертвоприношение и молебен по умершим (дува) вечер-прощание в доме невесты-обряд окрашивания невесты хной.

Знакомство молодежи, как правило, происходило на свадьбах. Юноши заглядывая в окна и двери комнат, в которых находились девушки, выбирали себе среди них невесту. Если одному из молодых людей понравилась девушка, присутствующая на свадьбе, то он прибегнув к помощи посредников, просил чтобы они попросили эту девушку исполнить танец. Пока она танцевала, молодой человек наблюдал за ней.

Татарские женщины из деревни Байдары. Картина Огюста Раффе, 1837 год

В старину процесс знакомства крымскотатарских парней и девушек был очень непростым. Соцсетей и вечеринок, где современная молодёжь может присмотреть себе спутника жизни, тогда не было. Все вопросы решались через посредников – сватов (по-крымскотатарски – «къудалар»). Вот что писал об этом в 1840-е годы этнограф П. Дьяченко:
«Татарин выбирает себе подругу не на собственном наблюдении, не на взаимной привязанности, а на чистом вымысле, созданном из описаний тех, кого он между собой и невестой избрал посредниками. Девушка также вверяет себя человеку, которого часто и мельком ей не удалось увидеть, а все её представления о котором основываются на данных, почти всегда преувеличенных красноречием усердных къудалар (сватов)».
Впрочем, уже в 19 веке, по данным учёного, браки начали заключать по предварительному знакомству молодых людей. В своих домах девушки по-прежнему не видели никого из мужчин, кроме отца, братьев, ближайших родственников и друзей главы семейства (и то, если они женаты и далеко не молоды).
«Но при всем этом с некоторого времени ввелся обычай при свадьбах, который даёт право молодым затворницам выходить на сцену, где они могут видеть и молодых мужчин; и даже рисоваться перед ними в своих фантастических танцах, кружить им головы парою жгучих глаз, которые одни только и видны из-под чадры, и, наконец, изъясняться с ними», – писал П. Дьяченко.

Местом вероятного знакомства являлись и девичьи вечеринки. Девушки села собирались в одном доме для приготовления сладостей. Каждая из них приносила что-нибудь из продуктов: сахар, муку, масло и т. п. Там они готовили, обменивались новостями, пели, шутили. Парни, как правило, знали, где собирались девушки и, находясь неподалеку, использовали любой удобный случай разглядеть девушек, подходили, стучали в окна, чтобы девушки выглянули, или ждали, когда они выйдут за чем-либо во двор.

Знакомились и на праздниках, гуляньях. Люди собирались на природе, резали барана, устраивали различные соревнования, веселились.

Выбрав девушку, парень, не решаясь признаться родителям, говорил об этом кому-нибудь из близких родственников, например, тете. Последняя, в свою очередь, ставила в известность родителей. Если они одобряли выбор сына, то в дом девушки посылали сватов.

Как правило, невесту или зятя предпочитали выбирать из своей деревни.

Молодёжь Алупки. Фото в 1905 году сделал французский путешественник Жозеф де Бай

В старину крымские татары, как правило, женились на девушках из своего города или деревни. Для парня, решившего засватать жительницу другого населённого пункта, всё могло закончиться плачевно. Вот что писал об этом в 1840-е годы этнограф П. Дьяченко:
«Если жених и невеста в одной деревне или городе, то они могут видеться когда им угодно, если же они живут в разных местах, то, судя по предосторожностям, какие требуются от жениха, очевидно, что эти свидания не могут быть часты. Каждый неудачный его приезд стоит ему денег, иногда же платья, лошади и самого здоровья».
Молодые и, в особенности холостые татары, заметив чужака, подкарауливали его возле дома невесты. Хорошо, если у него были деньги – был вариант откупиться от местных. Но это не всегда помогало. Деревенская молодёжь могла просто обобрать и поколотить несчастного.
И что самое интересное: о своём несчастье поколоченный жених обычно никому не рассказывал. «Отыскивать отнятое или просить за побои — значит заставить над собой смеяться, оказаться простаком; и потому ни один правоверный жених из татар не скажет, если его на свидании ограбят или исколотят всего», – пояснял П. Дьяченко.

Из круга возможных брачных партнеров исключались все родственники до седьмого колена. Крымским татарам известны различные формы заключения брака:

-уводом (уходом), по взаимному согласию молодых, но против воли родителей,

Джелиль и Фадме Балджиевы в кругу родственников

На что вы готовы ради своей любви? Джелиль Балджиев из крымской деревни Коз (сейчас Солнечная Долина) решился на отчаянный шаг. Он выкрал свою возлюбленную, несмотря на угрозу смерти со стороны её отца.
С красавицей Фадме Джелиль был знаком с детства. Когда они повзрослели и решили пожениться, родители молодых с обеих сторон выступили против. Отец Фадме – Сейдамет – был охотником и отличался суровым нравом. Он заявил, что решения своего не поменяет, и уже собрался выдать дочь замуж за другого парня (даже успели совершить помолвку – нишан).
Однако в сердце Фадме поселился Джелиль. Он времени тоже даром не терял – проделал дыру в каменном заборе вокруг дома возлюбленной. Тайком пообщавшись, молодые решили сбежать, что вскоре и сделали – перебрались в город и арендовали там дом. В деревне тем временем начали поиски беглецов. Отец Фадме с ружьём наперевес ездил по городам и весям с твёрдым намерением убить ослушавшихся молодых.

В один из дней Фадме вышла во двор, чтобы почистить казаны. От тоски по родным она запела: «Мен анамнин ве бабамнин бир къызы эдим…» («Была я у мамы и папы единственной дочерью»). И надо же было такому случиться – именно в этот момент по улице проходил отец девушки (он уже узнал, что где-то здесь беглецы снимают дом). Услышав грустную песню дочери, Сейдамет растрогался, бросил ружьё, забежал во двор и обнял Фадме. Но в дом не зашёл и предупредил дочь, чтобы её муж не вздумал попадаться ему на глаза.

-умыканием (выкрадывание девушки без согласия или с согласия ее родителей). Известны случаи браков с колыбели (родители договаривались о свадьбе детей, когда те еще находились в колыбели).

Читайте также:  Свадьба как когда кричат горько

Юноши из Таракташа (сейчас – Дачное, под Судаком). Фото из коллекции Низами Ибраимова

В старину крымскотатарские парни, засватав девушек, совсем не торопились на них жениться. Свадьбу могли сыграть через год (и даже больше) после сватовства или помолвки. Причиной тому было одно распространённое поверье. Вот что об этом писал в 1840-е годы этнограф П. Дьяченко:
«Татары вообще думают, что в продолжение времени, в которое молодые люди бывают засватаны, счастье того или другого из них (или обеих сторон вместе) особенно им покровительствует, чтобы упрочить обстоятельства супружеской жизни. В подтверждение этого мифа обычно рассказывается множество анекдотов, как некоторые из женихов до помолвки были совершенно бедны, а после помолвки вдруг до того разживались, что играли свадьбы совершенными богачами».
На этом основании, по данным учёного, крымские татары иногда засватывали жениха и невесту ещё в детстве. А в знак неизменности этого договора у будущих супругов разрывали спереди подолы рубашек.

Но самой распространенной формой был брак, обозначенный в этнографической науке, как брак по сговору, сопровождающийся комплексом традиционных обрядов. Одним из важных моментов предсвадебного цикла обрядов являлось сватовство, которое и завершало выбор брачного партнера. Сватать приходили обычно в четверг или в пятницу в течении дня. Сваты одевались празднично. Мужчинам-сватам через плечо повязывали платок голубого, зеленого или красного цвета — обязательный символ сватовства.

Женщины надевали специальное нарядное платье, которое шилось из бархата, на голову повязывали платок. Роль сватов доверяли уважаемым и ни в коем случае не разведенным людям. Это могли быть родственники жениха. В первом сватовстве участвовали 2-3 человека. Они брали небольшой подарок для невесты, отправлялись к ее родителям и у порога громкими голосами приветствовали хозяев. Получив приглашение войти, посидев немного для приличия и поговорив на общие темы, сваты принимались за порученное им дело.

Если жених чем-то не нравился родителям, они находили какой-нибудь предлог, чтобы отказаться, заявляя, например, что дочери еще рано выходить замуж. Отказ не расценивался как оскорбление, хотя в некоторых случаях это могло быть поводом для временной обиды, размолвки между семьями. В случае отказа обычно уходили, говоря, что ничего не сделаешь, значит, не судьба .

На фото: Исмисултан Сеитджелил къызы, по мужу Сеитмевлюдова (слева), родом из деревни Бешуй Симферопольского района со своими подругами. Из архива Эльзары и Гульзары Абдурамановых

У крымских татар не было принято отказывать сватам напрямую. Об этом писал в 1840-е годы этнограф П. Дьяченко.
«У татар прямой отказ невозможен. Если отец невесты не согласен на предложение, то назначает такие условия, которых сторона жениха не может выполнить, и, следовательно, должна отказаться. Если же жених, как говорят, по мыслям, то отец или опекун невесты бывает очень сговорчив и соглашается на все уступки…» – писал Дьяченко. Этнограф рассказал также о том, как проходило сватовство. По его данным, придя в дом невесты, сваты объявляли причину своего посещения и начинали описывать жениха. «Отец или опекун невесты, устремив глаза в землю, выслушивает молча предлинную восточно-кудрявую рекомендацию; и потом, смотря по тому, как принимает предложение, объявляет условия, на которых может согласиться», – отмечал этнограф. Условия жениху обычно заключались, как говорят сейчас, «от фонаря». От него обычно требовали деньги и разные вещи, лошадей, овец и рогатый скот (часть этого добра потом переходила в приданое). Если условия не устраивали сторону жениха – сваты пытались «сбить цену». Иногда такие походы в дом невесты совершались по нескольку раз.

Большое влияние на выбор жениха и невесты оказывало общественное мнение, репутация семей. Смотрели не только на богатство, хотя оно тоже играло свою роль, сколько на корни семьи, “на породу”, если семья хорошая, трудолюбивая, не скандальная, тогда и жених (невеста) будут хорошими. Кроме того, существовали представления о “хорошем” парне и “хорошей” девушке. Здесь уже учитывались только личные качества. В парне ценились уважение к старшим, смелость, трудолюбие, порицались неисполнение воли родителей, нарушение обычаев (пьянство, курение, употребление свинины, прелюбодеяние). В девушке ценились хозяйственность, уважение к старшим, порицались лень, грубость, нечистоплотность, вульгарность.

Если родители не имели ничего против жениха, то они через посредника (тетю или подружку) узнавали мнение дочери. Невеста, как правило, не шла против родительской воли и почти всегда отвечала, что как родителям будет угодно, как они решат, так и будет, она не против . Если же родители и невеста были согласны, последняя передавала сватам вышитый собственноручно платочек. Взамен сваты отдавали ей приготовленный заранее подарок от жениха (платок, платье, отрез на платье, золотое кольцо и т. п.), кроме того, сваты обязательно приносили кофе, конфеты или другие сладости. Таким образом, при обоюдном согласии сторон, совершалась помолвка. Это первое посещение считалось малым сватовством. На нем, при положительном результате, решался вопрос о сроках второго, большого сватовства. Оно проходило спустя две-четыре недели после первого На этот раз сватов приходило человек пятнадцать-двадцать.

Угощение кофе на свадьбе. Картина Нины Жаба

Свадебный обряд крымских татар предполагает обмен подарками между молодыми. В старину сторона жениха также брала на себя расходы по организации застолья в день помолвки. Этнограф П. Дьяченко в 1840-х годах в подробностях описал, из чего состоял тогда бохча (так называется по-крымскотатарски набор свадебных подарков):
«Подарки эти состоят:
Из съестных припасов, для чего посылается: пилав с изюмом; ботха — пшённая каша с говядиной – её подают к столу в чашках, обложенных по краям пластинками говядины; катлама — слоёные лепешки, жареные в бараньем сале; лохум — тоже тоненькие сдобные лепешки, жареные в сале; чебуреки — жареные пирожки с фаршем и чильтери — тоненькие коржи из пресного теста, украшенные узорами..
Всё это складывается в коробок или просто в сундук, пересыпается изюмом, черносливом, яблоками, орехами и другими лакомствами; причём прилагаются и туалетные вещи, а именно: сакыз и гвоздичка. Первый татарки беспрестанно жуют для белизны зубов, а последнюю — для запаха.
.Из вещей для невесты и родственников её: для невесты – два феса, несколько червонцев (или, смотря по состоянию и условиям – несколько рублей и даже копеек) и туфли; для отца её – кусок сукна на халат, братьям — верховые лошади, кисеты или платки; матери и ближайшим родственникам — платки или полотенца, дальним родственникам или знакомым — катлама.
.Для пирушки посылается кавурма (жареная баранина), сыр, яйца и другие кушанья, водка, муселес (напиток, выделываемый из фруктов), буза из проса, мёд и кофе. Получив всё это, невеста отсылает к жениху свой бокчахайтым — так называется узел, в котором отсылаются её подарки. Подарки невесты состоят из белья, полотенец, кисетов и чулок. Жениху посылается одна перемена белья с тесьмой для подвязки штанов, вышитой золотом или мишурой; свекру и деверям – то же, только похуже; свекрови и золовкам — полотенца; из дальних родственников — мужчинам кисеты или чулки, а родственницам – тоже полотенца. Разменявшись подарками, родители молодых каждый у себя дают пирушку, на которую приглашают своих родственников и знакомых и одного-двух человек от кудалар
».

С собой они приносили узел (бохча), в котором лежали подарки как для невесты, так и для всех ее родственников, включая и грудных детей. Невесте обычно приносили подарки из золота. Родные невесты, в свою очередь, готовили подарки жениховой родне. Бывало, что о подарках договаривались заранее, то есть определяли круг одариваемых.

В последнее время у крымских татар стало модным выкладывать в инстаграме фотографии с подарками по случаю нишана (помолвки). У наших предков такой возможности похвалиться не было. Приходилось показывать подарки вживую Вот, например, как описала этот процесс русская дворянка Татьяна Пассек, побывавшая в 1830-х годах в Бахчисарае:

«Я была приглашена утром на кофе к одной из татарских княгинь. Сын её был помолвлен на княжне Ширинской, знаменитые предки которой вступали в родственные связи с ханами и были блюстителями прав народа. Дочь её выходила замуж за какого-то богатого мурзу.
Княгиня предложила мне посмотреть подарки жениха и невесты. Принесли два большие, окованные железом сундука и раскрыли прежде с подарками княжны Ширинской. Большая часть из них состояла из работ невесты: множество платков и полотенец, вышитых золотом и шелками; разноцветные кушаки из серпянки и шелковые, вышитые золотом и серебром; константинопольские, сырцовые сорочки, обшитые шёлковым кружевом, кисеты для табака, чехлы для мундштуков, шитые кисейные шали и богатые халаты.
В другом сундуке хранились подарки от молодого мурзы: парчовые и шёлковые антеры (платья), бархат, дукаты, нашитые на узком чёрном бархате, которые должен каждый жених дарить своей невесте. Тут же были шитые золотом терлики (обувь), шёлковые платки и сафьянный ящичек с богатыми серьгами, браслетами и запонкой лучшей петербургской работы».

Как во время первого, так и во время второго сватовства девушка к гостям не выходила. На стол накрывали ее сестры или тети, или мать. Во время второго сватовства решался вопрос о сроках предстоящей свадьбы, которая могла состояться через шесть месяцев или даже спустя несколько лет.

Читайте также:  Фланелевая свадьба что означает

После “нишана” жених получал право изредка видеться с невестой, но только украдкой, чтобы никто из старших не видел их вместе. Обычно парень приходил к окну невестиной комнаты и стучал по стеклу. Поговорив немного, молодые расходились.

После нишана с обеих сторон шла подготовка к свадьбе. Невеста с подругами и родными занималась приданым, хотя в основном оно давно уже было приготовлено, так как начинали его готовить со дня рождения девочки.

Крымская татарка в национальной одежде. Фото из архива Диляры Халил

Готовясь к замужеству дочери, крымские татары заранее собирали ей приданое («джиез»). Есть даже такая пословица: «Бала — бешикте, джиез — сандыкъта» («Дочь — в колыбели, приданое — в сундуке»). В одной из своих работ учёный Бекир Чобан-заде привёл описание приданого бахчисарайской девушки среднего достатка, жившей в начале 17 века. Вот что в него входило:
.
«Зелёная багдадская распашонка, фиолетовый муаровый кафтан, украшенный серебряным шитьём, фиолетовое шёлковое одеяло, длинная расшитая чадра, красная парчовая подушка, флакон для розовой воды, газовая накидка (тюльбенд), полотенце, платок-марама, золотые серьги с жемчугом высокого качества, жемчужные чётки, невольник, восемьдесят овец, два вола, два быка».

Приданое зависело от благосостояния семьи и обычно в него входило постельное белье, перины, одеяла, шелковые головные платки, шали, полотенца, салфетки, скатерти, носовые платочки и т.п. , а также настенные подушки, ковры, медная посуда.

Крымскотатарские девочки чистят орехи.

В 19 веке крымский татарин мог дать своей дочери в приданое …дерево. Но не спешите смеяться. Путешествовавший по Крыму поэт Иван Бороздна в 1837 году с удивлением писал, что огромные ореховые деревья могли приносить крымским татарам от 200 до 500 рублей ежегодного дохода. Чтобы вы понимали, насколько большими были эти деньги: пуд (16 кг) говядины стоил 80 копеек, килограмм масла – 50 копеек, мёда – 60 копеек. Корову можно было купить за 6-12 рублей, а овцу – за 1-2 рубля серебром. При разделе имущества своим сыновьям татары нередко делили ореховое дерево пополам (т. е. прибыль с него). А выдавая дочь замуж, давали ей такое дерево в приданое. Кстати, особенно крупными ореховыми деревьями славился Партенит – на тот момент крымскотатарская деревня. «Там замечательны огромные деревья греческих орехов, из которых одно могло бы укрыть под тенью своей человек 40 всадников», – писал Бороздна.

Незадолго до свадьбы как в доме жениха, так и в доме невесты обязательно проводились жертвоприношение и молебен по умершим, посвященные предстоящей свадьбе. Исполнением этого обычая получали как бы благословление и поддержку у умерших в предстоящей свадьбе.

В доме невесты устраивался прощальный вечер, на котором присутствовали и гости со стороны жениха, но не он сам.

За день до этого события совершался ритуал с хной в присутствии родственников и свах жениха, которым в доме невесты накрывали стол. После угощения в специальной посуде начинали разводить хну. В это время девушки пели песню, посвященную этому обряду. Затем невесте красили хной кончики пальцев рук, а в некоторых районах и пальцы ног, а также волосы. Остатками хны красили пальцы всем всем присутствующим девушкам с пожеланиями скорейшего замужества. На прощальном вечере у невесты всем желающим гостям в специально отведенной комнате показывали приданое.

Это веселье (с песнями, танцами) продолжалось до следующего утра. Утром жених посылал подводу за невестой и приданым.

В некоторых районах, венчание проходило в доме невесты. В этом случае на подводах вместе со свахами приезжали мулла, представитель от жениха и его свидетели. После омовения и переодевания невесту с головой покрывали шалью, вводили в комнату, где сидели подруги, а также свидетели и представители жениха. Мулла обращался к невесте со словами: “Именем бога, словами пророка, согласна ли ты стать вечной подругой жизни такого-то?” Вопрос повторялся три раза. Сначала невеста молчала, но когда вопрос повторялся в третий раз, начинала громко плакать, выражая таким образом свое согласие. Затем мулла обращался с тем же вопросом к стороне жениха. Получив утвердительный ответ, он обращался уже ко всем присутствующим со словами: “Вы слышали? Так будьте же свидетелями”. Существовало представление, что во время обручения какую себе жизнь невеста попросит у Бога, что загадает, то и исполнится. Для этого ей давали два куска хлеба, которые она клала подмышки, и зеркало. Невеста заходила в угол, огороженный занавеской, садилась там и, глядя в зеркало, загадывала свою судьбу как бы она хотела жить, сколько иметь детей. Затем она отдавала один кусок хлеба жениху, а другой съедала сама..

Если же венчались в доме жениха, то сваты и свахи ждали прощания невесты с родными и подругами, чтобы потом отвести ее к жениху.

После того как невесту одевали, она поворачивалась на восток и молилась, потом с плачем прощалась с подругами.

Как крымские татарки в старину подготавливали невесту? Этот процесс в 1840-е годы описал этнограф П. Дьяченко:

«С утра в 1 день свадьбы невесту берут в свое распоряжение енгелер – молодые родственницы, выбирающиеся из её родственниц; ведут её в баню, красят ей волосы, ногти на руках и на ногах, а у знатных – и сами ноги от подошв до лодыжек; чистят лицо, то есть выщипывают на нём волосы. Для этого применяют тонкую, но крепкую нитку, которую, взяв за концы, натягивают, прикладывают к лицу, сучат и вырывают ссучившиеся волосы.

Также невесту белят, румянят, наводят брови, одевают и сажают её в особой комнате у себя или у кого-то из соседей в угол, задернув её занавесом».
«Невеста ни в этот, ни в следующий день не видит своих родителей, но у неё так же, как и в семействе, идёт пирушка. К ней приходят девушки и молодые женщины, знакомые и родственницы.
.Гостей принимают енгелер; сама невеста ни шагу из-за занавеса; но гостьи поочередно отправляются к ней, где с каждой из них она разговаривает, обнимается и плачет. Здесь подаются мёд, кофе и закуски, играет музыка, гостьи танцуют и поют, и, причем, не одни; у окон их комнаты пресвободно располагается толпа молодых мужчин, которые смотрят на танцующих и сами танцуют и поют».

Затем следовало прощание с матерью, которая с плачем благословляла дочь. После ее ухода входил отец. Он надевал на дочь серебряный пояс. Дочь просила у него прощения, если чем обидела. Невеста целовала руки родителям и всем старшим. В момент расставания обычно плакала не только невеста, но и все родные. После прощания дочери с отцом в комнату заходили ее близкие и родственники (дядя, братья), выводили ее и усаживали в разукрашенный фаэтон. Рядом сажали маленького мальчика с Кораном в руках. За фаэтоном невесты двигались подводы с ее близкими родственниками и подвода с приданым.

Крымскотатарская свадьба. Открытка царских времен

В старину во время крымскотатарской свадьбы кортежу жениха и невесты по традиции перекрывали дорогу с требованием выкупа. Иногда доходило до скандалов. Вот что рассказал житель Крыма Нури Эмирвели-Отузлы о свадьбе своего деда и бабушки в конце 19 века.
Свадебный кортеж из 36 фаэтонов и повозок двигался из Феодосии (там жила невеста) в деревню Отузы (сейчас – Щебетовка), где проживал жених. Возглавлял процессию родственник жениха Умер-ага Панич – он ехал впереди на 2-колесной повозке в окружении 16 всадников, которые должны были охранять кортеж и следить за порядком в пути. Это были статные, усатые мужчины, одетые в крымскотатарские костюмы, на голове у каждого красовался калпак.
В пути кортежу несколько раз перекрывали дорогу с требованием выкупа. На это ушла половина (!) приданого невесты. Когда подъехали к Отузам, кортежу вновь перекрыли дорогу лошадьми. На этот раз у Умера-ага Панича лопнуло терпение: он встал во весь рост и громким голосом прокричал: «Граждане односельчане! Я обращаюсь к вам. По нашему обряду и обычаям мы проводим свадебное шествие из Феодосии в Отузы. По пути следования мы раздали больше половины приданого невесты. Что вы еще хотите, совсем оставить невесту ни с чем? Сейчас же дайте нам дорогу, иначе я дам команду всем всадникам, чтобы плетью очистили дорогу свадебному кортежу до самого дома жениха». После этого процессия без остановки добралась до ворот жениха.
(по материалам газеты «Голос Крыма»)

В таком составе свадебная процессия торжественно выезжала к жениху. Впереди посылали верховых с известием, что невеста выехала из дома. Они везли с собой подушку. Эту подушку шили подруги невесты. Затем, в момент отъезда невесты, подушка эта продавалась с торга по низкой цене одному из друзей жениха, а тот по дороге продавал ее по более высокой цене другому, тот — третьему, и так — до приезда в дом жениха, где ее выкупали по высокой цене. По ней сторона жениха узнавала о приближении невесты.

По дороге свадебная процессия останавливалась для проведения различных соревнований, джигитовок, танцев, сопровождаемых музыкой; свадебную процессию мог остановить и потребовать выкупа каждый. Сам свадебный обряд (той) проходил в доме жениха.

Крымскотатарские музыканты на свадьбе в местах депортации. Из личного архива Рефата Миравиева

Сейчас на крымскотатарских свадьбах принято дарить деньги молодожёнам в конвертах. А в предвоенные годы это делалось по-другому. Как именно – рассказал известный крымский ювелир, уроженец Бахчисарая Айдер Асанов.
Женщины приходили на свадьбу с подарками, а мужчины – с деньгами. При этом сидели они по отдельности. Там, где сидели взрослые мужчины, устраивали… шабаш. Так называлась традиция дарения денег молодожёнам. И проходила она под выпивку. «Хоть и мало, но было», – говорит Айдер Асанов.
Шабашем управлял «къарт агъасы» (человек, руководивший свадьбой) с двумя помощниками. «Допустим, передо мной ставили один особый стаканчик, и я кидаю десять рублей, – рассказывает Айдер Асанов. – Аякъчы, то есть тамада, который бегает и обеспечивает всех, объявляет: от двоюродного брата – 10 рублей подарок! Потом къарт агъа говорит: «Мало! Налейте ему ещё сто грамм». Вот, таким образом: ещё сто грамм – он ещё 20 рублей добавлял. «Эй, да ты что, с нами играться пришёл, когда дашь эти деньги?» – в общем, вот такой вот шабаш».
Сбор денег проходил под особую мелодию – «Шабаш долусы». Всю собранную сумму передавали хозяину свадьбы. Из них от 5 до 15% получали музыканты.
Традиция устраивать на свадьбах шабаш, по словам Айдера Асанова, перекочевала и в места депортации, но постепенно полностью сошла на нет.
По материалам интервью, проведённого Арзы и Айше Эмировыми для ushmm.org

Продолжительность его в прошлом была семь дней, позже он сократился до трех дней. Всадники с полотенцами через плечо, которое им подвязывала мать жениха, были вестниками предстоящей свадьбы Они объезжали будущих гостей и приглашали их на торжество.

Читайте также:  Павел глоба дата свадьбы

Один из первых подготовительных дней в доме жениха назывался молоть кофе. В этот день собиралась молодежь, с песнями мололи кофе и помогали в других делах. За это хозяева накрывали им стол. Приходили помогать также родственники и соседи. В доме жениха готовили несколько комнат для разных групп гостей: стариков, замужних женщин, мужчин, девушек, парней, а особую для жениха и невесты. В специальной комнате под потолком, крест-накрест, из угла в угол натягивали веревку, на которой затем развешивали приданое, посмотреть которое мог зайти каждый. Музыканты по очереди обходили эти комнаты и развлекали гостей.

В день приезда невесты жених уходил к своим близким родственникам, так как считалось, что жених, увидевший приезд невесты, рано умрет.

Все ждали приезда невесты. И когда процессия подъезжала к дому жениха, у самых ворот ее встречали музыканты, исполняющие встречный марш. Близкие родственники вели невесту в дом жениха. У дверей ее встречали родители. Мать жениха обсыпала невесту пшеницей, сладостями, орехами, монетами. Сопровождающие невесту говорили : “ Дверь что-то у вас маленькая, невеста войти не может”. Тут родители жениха перечисляли, что они подарят молодым. После этого сопровождающие невесту говорили: “Теперь дверь ваша расширилась, и невеста сможет спокойно войти”. Невесту провожали в специальную комнату, где происходил обряд обручения, если его не совершили в доме у невесты.

У приехавших с невестой выкупался Коран. Мальчику, привезшему Коран, давали большой подарок. Также выкупали и зажигали привезенные от невесты свечи. Делала это сестра жениха. Она же давала невесте деньги, чтобы та раздала их в качестве милостыни нищим людям .

После приезда невесты начиналась свадьба. Гостей сажали за столы, на которые подавали плов, чебуреки, сарма, долма, шашлыки, отварное мясо, сладости, сухой торт-слоенку (курабье), печенье и т.д.

Музыканты переходили из комнаты в комнату, развлекая гостей. Мать жениха шла в комнату невесты, где при ее входе старшая из сопровождающих невесту приподнимала покрывало, и будущая свекровь клала невестке в рот мед или варенье и масло. Затем, выпив кофе, она уходила, посылая через некоторое время угощение в эту комнату.

После приезда невесты двое приближенных жениха, так называемые «головы жениха», начинали приготовление к его бритью (к тому времени он уже возвращался от родственников). Этот обряд символизировал прощание с холостяцкой жизнью и смену социального статуса. Зимой и летом этот ритуал происходил во дворе, а если не позволяла погода, то в отдельной комнате. Парикмахер брил жениха. Бритье периодически прерывалось танцами всех присутствующих. Тут же, на земле, лежал платочек, на который все присутствующие бросали деньги, которые затем отдавали парикмахеру. А от невесты ему же дарили красивое полотенце. Жених после этого с помощью друзей переодевался и обходил родителей и всех присутствующих стариков и целовал им руки. Отец и мать благословляли сына, отец надевал ему на голову шапку . В это время в приготовленной для жениха и его друзей комнате накрывали стол.

После угощения молодежь с музыкантами выходила во двор и пела песню: “Выходи жених”, повторяя ее несколько раз. Жених выходил и вместе с друзьями удалялся со свадьбы (они развлекались вдали от дома, где-нибудь на природе, у речки). Там устраивали различные соревнования, например, борьбу.

Во время развлечений брат невесты снимал с жениха пиджак и требовал взамен все, что хотел. Его требования обязательно выполнялись.

С заходом солнца приближенные невесты начинили украшать приданым специально отведенную для этого комнату. Затем невесте и ее родственникам подавался ужин. После ужина невесту провожали в отдельную комнату, где она, совершив омовение, начинала читать молитвы. После этого ее начинали одевать, надевалось красивое, дорогое платье, подаренное женихом, которое шили из бархата и обшивали серебряной тесьмой, опоясывали серебряным поясом, на голову надевали велюровую шапочку, украшенную золотыми монетами, по бокам которой свисали кисточки из бахромы, обычно желтого цвета, под цвет хны. Поверх фески надевался шарф. На ногах у невесты были кожаные туфли без каблуков, а зимой- вышитые, мягкие, кожаные сапоги. Кроме того, на ней было много различных украшений: браслеты, кольца, бусы, серьги, большое количество золотых украшений на груди. Сверху невесту покрывали покрывалом. Бывало и так: пользуясь тем, что невеста закрыта покрывалом ото всех, показывали одну дочь, а в день свадьбы подсаживали другую ( например, старшую). Так как свадьбы раньше были дорогими, то таких невест не возвращали.

Невесту сажали за занавес, где она ждала жениха.

К вечеру девушки в доме жениха украшали свадебные свечи, при этом исполняли особые песни. По окончании этого обряда они выходили во двор и с украшенными свечами начинала танцевать.

После застолья, разговоров, песен, музыки и танцев гости начинали расходиться по домам.

После двенадцати ночи жениха с песнями и музыкой вели к невесте. У дверей их встречала одна из близких родственниц невесты, она раздавала всем сопровождающим жениха по полотенцу. Далее в комнату невесты его провожал дядя. Войдя в комнату они начинали молиться на приготовленных ковриках. По окончанию молитвы жениха оставляли одного. Через некоторое время в комнату вводили невесту.

Постель молодым стелили две тетки (со стороны жениха и невесты). Опасаясь порчи, под матрац клали хлеб . Затем приглашали старую женщину лет семидесяти-восьмидесяти, которая брала на руки маленького мальчика и валяла его по постели, приговаривая при этом различные добрые пожелания молодоженам. Этим действием желали обеспечить молодым дружную, долгую и многодетную жизнь. Затем этого мальчика и старую женщину одаривали деньгами и подарками.

Утром молодых будили музыканты. Невеста с женихом вставали, совершали омовение. Затем жених уходил к молодежи. А к невесте приходили свахи, переодевали ее в другое платье. Невеста ждала прихода родственников мужа. Свахи снимали простынь и передавали ее свекрови, а та, если невеста была “честной”, дарила ей ценный подарок. Через некоторое время приходили родственники мужа посмотреть на молодую. Невеста подходила сначала к свекрови, затем ко всем гостям и целовала им руки. После этого устраивали угощенье, подавали кофе, за то, что видели молодую. После этой процедуры свахи, сопровождавшие невесту все это время, уезжали к ее матери.

На третий день после свадьбы подружки невесты ходили проведывать ее. Мать невесты жарила чебуреки, готовила различные угощения и все это вместе с разукрашенным венком посылала дочери.

Через некоторое время родители невесты приглашали молодых в гости. Там жених целовал руки родителям невесты, за что последние дарили ему подарок.

При всем разнообразии и локальных различиях обычаев и обрядов свадебного цикла его ключевые моменты к концу Х1Х-го -началу ХХ-го вв. оставались общими для всех групп крымских татар. Его основу составляли разнообразные ритуалы.

В предсвадебном периоде это знакомство и выбор невесты сватовство, жертвоприношение и молебен по умершим , вечер прощание в доме невесты , обряд окрашивания невесты хной.

В собственно свадьбе это приезд невесты к жениху и встреча его в доме, обручение молодых обряд бритья жениха , свадебная трапеза , одаривание молодых, уход жениха с друзьями со свадьбы на холостяцкую пирушку, проводы молодых на ночлег, утреннее омовение молодых, смотрины молодой посещение и одаривание ее родственниками жениха.

В послесвадебный период это сорокадневный запрет выхода невесты из дома жениха и показа ее на люди посещение молодыми родителей невесты.

В старину крымскотатарская свадьба могла длиться 40 дней

Владимир Яновский. «Крымскотатарская свадьба»

Только представьте: в старину крымскотатарская свадьба длилась сорок дней и сорок ночей!
Позже она сократилась до семи дней и семи ночей, а в начале XX века продолжалась уже всего 3–4 дня. Начиналась свадьба в четверг, а заканчивалась в воскресенье.
В советские и постсоветские годы крымскотатарская свадьба сократилась до двух дней: 1 вечер на стороне невесты и 1 – на стороне жениха. А в последнее время стали всё чаще встречаться так называемые совместные свадьбы – когда обе стороны устраивают совместное торжество.
И, наконец, самый последний тренд: многие крымскотатарские молодожёны и вовсе отказываются от свадебного торжества. Сделали никях, расписались в загсе и уехали в свадебное путешествие.

На крымскотатарских свадьбах кипели страсти

Крымскотатарская свадьба, рисунок А. де Палдо, 1803 год

В старину (впрочем, как и в наши дни) на крымскотатарских свадьбах случались конфликты.
Например, газета «Терджиман», выходившая в конце 19 — начале 20 веков, писала, что на татарской свадьбе в деревне Ай-Василь ранили двух человек.
Получил известность и случай в деревне Дерекой – там на свадьбе выбросили двух людей с балкона.

Источник