Меню

Почему русские царевны не выходили замуж



Строптивые и непокорные: Как русские царевны отстаивали своё право на личное счастье и трон

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Софья Алексеевна: царевна, не пожелавшая стать монахиней

В 1682–1689 годах Россией в качестве регента при немощном телом и умом царе Иване и малолетнем царе Петре правила их старшая сестра. Дочь покойного Алексея I Тишайшего и его первой жены Марии Милославской именовала себя «великой государыней, благоверной царицей Софьей».

В те времена все русские царевны были обречены на затворничество в тереме, а затем в монастыре. Умная, образованная, честолюбивая и решительная Софья не хотела смириться с такой участью.

Придя к власти в двадцать четыре года в результате борьбы боярских кланов Милославских и Нарышкиных, она сделала немало полезного. Например, в 1686 году заключила «вечный мир» с Речью Посполитой, а в 1689-м — Нерчинский договор с Китаем, принесший России новые территории. Софья смягчала нравы: в частности, упразднила казнь, при которой приговоренного живьем закапывали в землю. Хотя при этом она, продолжая дело отца, немилосердно преследовала староверов.

И все же Софья не избежала монастыря. Ее единокровный брат Петр вырос и вступил с сестрой-регентшей в противостояние, завершившееся ее низложением. Однако монашеский постриг Софью заставили принять лишь в 1698 году, после стрелецкого восстания, подготовке которого она активно содействовала, находясь под стражей в Новодевичьем монастыре.

Петр казнил больше тысячи человек, замешанных в заговоре. Постриженная в монахини как Сусанна, царевна незадолго до смерти в 1704 году приняла схиму, став Софией. Вернув себе прежнее имя, она в последний раз проявила свою неукротимую волю.

Елизавета Петровна: «кроткая Елисавет»

Дочери Петра I и царя Ивана стали первыми русскими царевнами, которые могли блистать в свете и вступать в брак. Женщина на троне уже не вызывала удивления. Тем не менее Елизавета, как и ее тетка Софья Алексеевна, получила власть путем интриг и применения военной силы.

После смерти Петра II и Анны Иоанновны Елизавету последовательно вычеркивали из списка кандидатов на престол. Одним из аргументов служило то, что она родилась до брака своих отца и матери, хотя и была «узаконена» позднее.

Елизавете вряд ли удалось бы добиться трона без поддержки посланников Франции, не одобрявшей симпатий России к Австрии, и горстки друзей, просвещенных русских аристократов. Но те, кто считали цесаревну слишком легкомысленной для заговоров, глубоко ошибались. Нужно было обладать тонким умом и актерским даром, чтобы убедить почти весь мир, что дочь Петра смирилась со скромным положением «бедной родственницы» (даже в буквальном смысле — ей постоянно не хватало денег).

Актерский дар пригодился Елизавете и тогда, когда в ночь на 25 ноября 1741 года она пришла в казарму гренадеров Преображенского полка и воззвала к ним именем своего отца. Триста солдат направились к Зимнему дворцу, и двое из них внесли туда на плечах цесаревну. Несмотря на столь внушительный отряд, переворот произошел практически бескровно.

В царствование Елизаветы I не выносились смертные приговоры (хотя это не мешало забивать кнутами насмерть даже дворян), были открыты первые гимназии, Московский университет и Академия художеств.

Мария Павловна: муза Шиллера и собеседница Гёте

В раннем детстве третья дочь Павла I удивляла свою бабушку тем, что ничего не боялась, редко плакала и любила прогуливаться с вызывающим видом, уперев руки в бока. Екатерина II называла внучку «драгуном», «гвардейцем в юбке». А когда «гвардеец» подрос, выяснилось, что, кроме отваги и упрямства, девочка отличается любовью к искусству и способностями к музыке.

В восемнадцать лет она выбрала свою судьбу, влюбившись не столько в посватавшегося к ней милого, но простоватого Карла Фридриха, старшего сына герцога Саксен-Веймар-Эйзенахского, сколько в место, где ей предстояло жить.

Веймар, куда Мария прибыла осенью 1804 года, слыл «Афинами восемнадцатого столетья», культурным центром Европы. Здесь жили поэты Виланд, Шиллер, написавший в честь юной герцогини пьесу «Приветствие искусств», Гёте, на долгие годы ставший ей другом и духовным наставником.

Мария Павловна внесла ощутимый вклад в жизнь Веймара. Она оснащала лаборатории и пополняла коллекции Йенского университета, устраивала карнавалы и музыкальные фестивали, основала литературное общество и издательство при нем, отстроила заново пострадавший при пожаре театр.

На родине герцогиню нередко упрекали в том, что новый дом она предпочитает старому. Однако Мария Павловна хотела, чтобы ее похоронили в русской земле. Эту просьбу, когда она скончалась, исполнили необычным способом: саркофаг с телом установили на земле, привезенной из России. Над могилой позднее воздвигли православную церковь Марии Магдалины.

Читайте также:  Как выбрать дату свадьбы 2021 году нумерология

Екатерина Павловна: несостоявшаяся императрица, «полубогиня Тверская», королева Вюртембергская

Четвертая дочь Павла I умом и пылким нравом не уступала сестре. Она прожила короткую — всего тридцать лет, — но чрезвычайно насыщенную жизнь.

Ходили слухи, что отец хочет сделать ее наследницей в обход Александра. Но великая княжна никогда не согласилась бы навредить брату, которого нежно любила.

К ней сватался австрийский император Франц I — однако Александру удалось убедить сестру, что ей не подходит такой «жалкий муж», человек неприятный и заурядный. Ей интересовался Наполеон — но Екатерина сердито заявила, что предпочтет «выскочке-корсиканцу» последнего русского истопника.

Она пережила долгий роман с генералом Багратионом и дважды выходила замуж по сердечной склонности, причем оба раза — за своих кузенов.

Петр Фридрих Георг (Георгий Петрович), принц Ольденбургский, генерал-губернатор Тверской, Ярославской и Новгородской губерний, посвящал жене стихи, которые та иллюстрировала. Гостивший у них Карамзин писал, что «полубогиня Тверская» и ее супруг живут «в совершенном счастии семейственном».
Идиллия длилась три года. В декабре 1812-го принц умер от тифа, которым заразился, осматривая военные госпитали.

Совместная жизнь Екатерины Павловны с наследным принцем, а потом королем Вильгельмом Вюртембергским — совсем другая, полная бурных ссор и примирений — тоже продолжалась три года.

В январе 1819 года королева умерла от рожистого воспаления, неосторожно удалив простудный нарыв. По неофициальной версии, Екатерина простудилась, заподозрив мужа в измене и очертя голову помчавшись на коне к его охотничьему замку. Если это правда, то страстная натура на этот раз сыграла с дочерью Павла злую шутку.

Мария Николаевна: обманчивая холодность

Мария Николаевна, родная племянница Марии Павловны и Екатерины Павловны, характером напоминала их обеих. Но об этом трудно догадаться по портретам старшей дочери Николая I, классической красотой похожей на отца. Они показывают внутреннюю силу, но не своеволие и страсть. Почти на всех изображениях Мария выглядит суровой и холодной.

Когда ей исполнилось шестнадцать, отец пообещал не заставлять ее покинуть Россию. Но в этом случае проблематичным становилось будущее замужество Марии, ведь ни один соотечественник не был ей ровней. Компромиссом мог быть брак с принцем, служащим в России.

Двадцатилетний герцог Максимилиан Лейхтенбергский, красивый и многосторонне одаренный юноша, талантливый инженер, с которым Мария познакомилась спустя два года, в 1837-м, в России не служил, но ради великой княжны готов был здесь остаться. А она писала своему учителю, поэту Жуковскому, что счастлива, но неизвестно было, из-за чего больше: из-за любви или из-за возможности не уезжать с родины.

В будущего своего второго мужа, графа Григория Строганова, Мария Николаевна влюбилась без памяти. Она не сочла нужным скрывать роман от герцога. Считали, что именно поэтому он заболел чахоткой и умер молодым. В 1853-м, выдержав год траура, Мария тайно обвенчалась с Григорием.

Николай I наотрез отказывался признать этот мезальянс. Александр II позднее признал брак сестры, но на особых основаниях, с рядом ограничений. Отношения Марии Николаевны с семьей так и остались сложными. Но, насколько можно судить, не в ее привычках было о чем-либо сожалеть.

Ольга Александровна: последнее багрянородное дитя Романовых, «жена простолюдина»

В 1960 году в Торонто скончалась в возрасте семидесяти восьми лет великая княгиня Ольга Александровна Романова — самая любимая из дочерей Александра III. Ей, последнему багрянородному (то есть родившемуся у царствующего монарха) отпрыску династии, принадлежит оброненное когда-то горькое замечание: «…иногда мне приходило в голову, что нам, Романовым, лучше бы родиться без сердца».

В юности Ольга повиновалась не сердцу, а чувству долга. И беспрекословно вышла замуж за жениха, которого нашла ей мать: герцога Петра Александровича Ольденбургского. Сорокатрехлетний герцог был гомосексуалом и не счел нужным, да и не мог рассказать об этом девятнадцатилетней невесте.
А через два года Ольга влюбилась: в «простолюдина», офицера Николая Куликовского. Любовь оказалась взаимной, но только в 1916 году великая княгиня добилась развода с герцогом.

После революции Куликовские эмигрировали в Данию, затем в Канаду. Занимаясь тяжелым фермерским трудом, растя детей, создавая свои любительские акварели и расписывая фарфор, она была счастливее, чем когда-либо прежде. Мать, Мария Федоровна, о которой Ольга трогательно заботилась, так никогда и не смирилась с «позором» дочери и не приглашала «простолюдина», собирая у себя гостей.

Читайте также:  Петрова наталия ивановна свадьба

Особый интерес сегодня вызывают факты, связанные с тем, как воспитывали и как наказывали монарших отпрысков в России . Современным родителям есть чему поучиться.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Источник

Почему русские царевны не выходили замуж

У первого из царей династии Романовых Михаила Федоровича в его браке с Евдокией Лукьяновной Стрешневой родилось 7 дочерей: Ирина, Пелагея, Анна, Марфа, Софья, Татьяна и Евдокия.

Однако четыре их них — Пелагея, Марфа, Софья и Евдокия умерли в младенчестве, а до взрослого возраста дожили только Ирина, Анна и Татьяна.
Ни одна замуж так и не вышла, закончив свою жизнь старыми девами.

Старшая из дочерей царя Михаила Федоровича — Ирина Михайловна (1627 — 1679), впрочем, имела шанс выйти замуж.
В 1640 году, когда царевне исполнилось 13 лет (по представлениям XVII века — оптимальный возраст для девушки, чтобы её родители начали планировать её замужество), её отец — царь Михаил задумал, преследуя разумеется политические цели, выдать её замуж за датского принца Вальдемара-Кристиана, графа Шлезвиг-Голштинского, сына короля Дании Кристиана IV.

Датский принц Вальдемар был старше Ирины на 5 лет (он родился в 1622 г.), и был сочтен царем вполне подходящей кандидатурой, тем более, что мнения самой Ирины никто и не спрашивал, а налаживать экономические отношения с западноевропейскими странами было насущной необходимостью для России, внешняя политика которой уже с середины XVI века (а вовсе не со времен Петра I, как принято думать) стала ориентироваться на Запад.

Для того, чтобы окончательно убедиться в том, что Вальдемар-Кристиан подходит Михаилу Федоровичу в качестве зятя, в Данию был отправлен русский посол, которому поручалось не только собрать подробную информацию о предполагаемом женихе Ирины, но и предложить датскому королю заключить торговый договор между двумя странами.

Датчан эти предложения заинтересовали, и через год, в 1641 году 19-летний принц датский Вальдермар отправился в свою первую поездку в Москву для заключения торгового договора. Разумеется, его не могла не интересовать потенциальная супруга, но её он так и не увидел, что вполне соответствовало русским традициям.
Но судя по тому, что в 1644 году он снова приехал в Москву в совершенно определенными брачными планами, Данию предложение России о заключении династического брака, который вполне мог перерасти в союзнические отношения (здесь необходимо учитывать, что Дания являлась далеко не самой могущественной европейской страной, а сама Западная Европа переживала далеко не самые лучшие для нее времена Тридцатилетней войны), более чем устраивало.

Но браку не суждено было состоятся, поскольку необходимым условием его заключения должен был стать переход датского принца в православие, с чем фанатичный лютеранин Вальдемар-Кристиан никак не мог согласиться, несмотря на все уговоры со стороны Михаила Федоровича, которому, кстати, принц очень понравился.

Уговаривали принца и московские бояре, которые, как утверждает в своей «Истории России с древнейших времен» , основываясь на датских источниках, говорили тому так: быть может, он думает, что царевна Ирина не хороша лицом; так был бы покоен, будет доволен её красотою, также пусть не думает, что царевна Ирина, подобно другим женщинам московским, любит напиваться допьяна; она девица умная и скромная, во всю жизнь свою ни разу не была пьяна.

Но датский принц на все уговоры и увещевания отвечал категорическим отказом. Изменять своей вере и переходить в православие для него было немыслимо, тем более, что в Европе в это время вовсю бушевала война, главной причиной которой были религиозные противоречия между католиками и протестантами, а тут ему предлагали вступить в схизму!
Но также немыслимо было и для православного и очень набожного царя Михаила Федоровича дать свое согласие на брак своей старшей дочери с еретиком-лютеранином. Для него это означало обречь её бессмертную душу на вечное проклятие за измену истинной вере!

Таким образом ситуация зашла в тупик, выхода из которого не было.
В результате принц Вальдемар оказался в Москве под арестом. Его дважды безуспешно пытались освободить с оружием в руках датчане, просил русского царя отпустить принца и король Дании Кристиан IV. Тщетно.

Принцу Вальдемару-Кристиану, пробывшему в русском плену полтора года, удалось выехать в Данию лишь после смерти Михаила Федоровича (дальнейшая судьба датского принца полна приключений: он воевал за поляков, за австрийцев, за шведов, и сложил свою голову в одном из сражений шведско-польской войны в феврале 1656 года в возрасте 33-х лет).

Читайте также:  Черное венчание обряд действие приворота

После того, как в 1645 году стало окончательно понятно, что свадьбе между датским принцем Вальдемаром и царевной Ириной не бывать, несостоявшейся невесте было уже 18 лет (по меркам того времени, она уже давно засиделась в девках). Конечно же, вступивший на престол после смерти отца второй из Романовых — Алексей Михайлович мог бы выдать свою старшую и горячо любимую им сестру замуж.

За иностранца? После провала проекта с датским принцем ни о каких династических браках и речи не могло идти (особенно учитывая, что царь Алексей в вопросах веры был ничуть не менее, если не более принципиален, чем его отец).
За одного из своих бояр? Безусловно, желающих породниться с царем, женившись на царевне Ирине, среди московских бояр нашлось бы предостаточно. Но это означало бы уронить царскую честь, престиж царской фамилии. Ведь царь и соответственно все его отпрыски стоят наизмеримо выше любого князя-боярина, пусть он хоть трижды Рюрикович (уже Иван IV считал бояр независимо от их знатности своими холопами).

Вот так и вышло, что русские царевны были обречены на безбрачие независимо от того, хотели они этого или нет.

Главная героиня нашего повествования — старшая из дочерей Михаила Федоровича — царевна Ирина Михайловна так и не вышла замуж. При этом она оставалась весьма влиятельной личностью при большей части правления своего брата Алексея, и даже пережила его, умерев в 1679 году в возрасте 51 года

Судьбу царевны Ирины повторили и её младшие сёстры, вот только у них выйти замуж не были вообще никаких шансов по вышеуказанным причинам.
Царевны Анна Михайловна (1630 — 1692) и Татьяна Михайловна (1636 — 1706) не имели ни супругов, ни детей.

У второго царя династии Романовых Алексея Михайловича было десять дочерей.
От первой жены царя — Марии Ильиничны Милославской — восемь дочерей: Евдокия (1650 — 1712), Марфа (1652 — 1707), Анна (1655 — 1659), Софья (1657 — 1704), Екатерина (1658 — 1718), Мария (1660 — 1723), Феодосия (1662 — 1713), Евдокия младшая (1669).
От второй жены — Натальи Кирилловны Нарышкиной — две дочери: Наталья (1673 — 1716) и Феодора (1674 — 1677).

Из них до взрослого возраста, подходящего для замужества дожили семь, но опять-таки, ни одна из них так и не вышла замуж. А причины всё те же.

Эту незавидную для русских царевен традицию решительно сломал царь Петр I, стремившийся установить как можно более тесные отношения с Западной Европой, и относившийся к религиозным противоречиям между различными христианскими конфессиями намного более либерально, нежели его дед и отец.

Так, Петр Первый выдал замуж за европейских монархов и свою дочь Анну, и своих племянниц (дочерей своего сводного брата Ивана V) — Екатерину и Анну.

Первой в 1710 году замуж за иностранца была выдана Анна Ивановна (1693 — 1740) — будущая императрица России (1730 — 1740). Её мужем стал герцог курляндский Фридрих-Вильгельм, умерший через два с половиной месяца после свадьбы.

Далее в том же направлении отправилась вторая премянница царя Екатерина Ивановна (1691 — 1733), выданная им за Карла-Леопольда Мекленбург-Шверинского в 1716 году.

Своих дочерей Петр тоже пытался пристроить в Европе.

С Анной (1708 — 1728) это ему удалось. Она стала супругой Карла-Фридриха Голштинского, а их сын — Карл-Петр-Ульрих под именем Петра III даже успел побывать на престоле Российской империи под именем Петра III Федоровича.

А вот с Елизаветой (1709 — 1761) не получилось, несмотря на то, что младшая сестра была намного красивее старшей.
Планы Петра выдать её замуж за французского короля Людовика XV или за герцога Орлеанского, наткнулись на сопротивление французов, и Елизавета Петровна замуж так и не вышла (о её морганатическом браке с Разумовским — отдельный разговор). Зато она не формально, а на самом деле являлась в течение двух десятилетий российской императрицей.

Не вышла замуж ни одна из дочерей Николая II. Кто знает, как бы повернулась наша история, если бы царь успел выдать замуж хотя бы старшую 21-летную княжну Ольгу. Возможно, совсем иначе.

Источник