Меню

Патриция хорст невеста с приданным



Патриция хорст невеста с приданным

Невеста с приданым

— Как, Джефф, ты решил взять отпуск? Я не ослышался? — Алан вопросительно посмотрел на своего босса и давнего друга. — Если не ошибаюсь, за все годы, что мы с тобой работаем вместе, ты никогда не отлучался с работы больше чем на три дня, конечно, не считая поездок на аукционы. Может, ты решил присмотреть место для нового филиала?

— Нет, мой отъезд никак не связан с бизнесом. А насчет того, что я никогда не брал отпуск… возможно, в этом и коренится причина моих нынешних проблем. Как бы то ни было, я хочу уехать на недельку, побыть один, подумать о своей жизни. Между прочим, мне недавно исполнилось тридцать пять, пора подводить некоторые итоги.

— Да, — Алан усмехнулся, — ты совсем старик. А если серьезно, может, хотя бы скажешь, где тебя искать в случае чего?

— Я уверен, что вы прекрасно справитесь без меня. — Джефф похлопал друга по плечу. — С такими помощниками, как у меня, можно неделями не появляться в офисе. Но если я буду нужен, звоните мне на Кейп-код, в отель «Хилл Нест».

Джефф собирался уходить. Он подозвал официанта и уже попросил счет, когда его внимание привлекла женщина, входящая в ресторан. Новая посетительница бросалась в глаза не столько потому, что была красива — а она действительно была красива, даже очень! — сколько потому, что пришла одна. Джефф тоже ужинал один, но он наслаждался своим одиночеством, чего явно нельзя было сказать о незнакомке. Женщина прошла через зал с таким отсутствующим видом, что оставалось только удивляться, как она вообще видит куда идет, села за столик и уставилась в меню, вряд ли понимая, что там написано. Ее белокурые волосы были уложены в тяжелый узел на затылке, эта прическа, которая прекрасно смотрелась бы с вечерним платьем, до странности не вязалась с одеждой незнакомки — свободными брюками и свитером. Разговаривая с официантом, женщина поддерживала подбородок рукой, чтобы он не дрожал. У нее определенно что-то случилось.

Джефф мысленно одернул себя. Дамочка, конечно, хороша, но тебе, парень, лучше держаться от нее подальше, сказал он себе, у тебя полным-полно собственных проблем, незачем навешивать на себя еще и чужие. И все же он не спешил уходить. Расплатившись по счету, Джефф по какой-то не понятной ему самому причине задержался за столом, наблюдая за одинокой незнакомкой.

Официант тоже почувствовал, что с новой посетительницей что-то неладно, и держался с ней так, словно боялся заразиться ее настроением. Не глядя ей в глаза, быстро принял заказ и поспешил удалиться. В ресторане гостиницы «Хилл Нест» царила романтическая атмосфера, и несчастный вид посетительницы воспринимался чуть ли не как оскорбление обществу. Трагическим героиням, пусть даже прекрасным, здесь явно не было места.

Словно почувствовав на себе взгляд Джеффа, незнакомка подняла глаза, в которых застыло испуганное настороженное выражение, и Джефф не придумал ничего лучше, чем пожать плечами и заговорщицки улыбнуться. Держись, Незабудка, говорил его взгляд, не позволяй ему себя запугать! Ты имеешь такое же право находиться здесь, как все остальные.

Незабудка, как мысленно окрестил ее Джефф, не улыбнулась в ответ, лишь еще сильнее выпрямила и без того прямую как доска, напряженную спину.

Джефф не смог сдержать усмешки, невольно восхищаясь ее выдержкой. Женщины, с которыми ему доводилось иметь дело в последние два года, оказавшись в критической ситуации, либо бросались за помощью к психоаналитикам, либо срочно летели на курорт куда-нибудь в Швейцарию, чтобы тамошние врачи за пару дней сняли им стресс «всего лишь» за несколько тысчонок долларов. Но Незабудка явно не из таких, она не сдастся без борьбы, — так думал Джефф до тех пор, пока официант не принес ее заказ. Насколько он мог судить на расстоянии, это было виски, да еще и двойная порция.

Женщина чуть отодвинулась и уставилась на напиток с таким видом, будто боялась, что он ее укусит. Раздумывала она с полминуты, не меньше, затем все-таки взяла стакан. Выражением лица она напомнила Джеффу ребенка, которому предложили выпить горькое, но очень полезное лекарство. Что последует дальше, он догадывался. Взглядом заставив ее снова посмотреть на него, Джефф покачал головой, словно говоря: не делайте этого, леди, спиртное не решит ваших проблем.

Однако попытка внушения на расстоянии провалилась: женщина поднесла стакан к губам и залпом выпила чуть ли не половину. Явно не привыкшая к крепким напиткам, она поперхнулась, закашлялась, на глазах выступили слезы. Вместо того чтобы успокоить ее, виски возымело совершенно противоположный эффект — обжигающая жидкость растопила ледяное спокойствие, которое незнакомка с трудом сохраняла, и она затряслась в беззвучных рыданиях. Пытаясь спрятать лицо, женщина опустила, голову, вздохнула, но остановить слезы не удавалось.

Проклятье! Джефф считал себя невосприимчивым к женским слезам, но не мог же он просто сидеть и смотреть, как она убивается, тем более что никто другой не спешил к ней на помощь, а без посторонней помощи ей явно не обойтись.

— Запишите напиток леди на мой счет, — приказал он официанту, встал из-за стола и решительно двинулся к рыдающей женщине, готовый сразиться с любым драконом, который держит ее в плену.

Этого только не хватало! В довершение всех бед, обрушившихся на нее сегодня, ее угораздило разрыдаться в общественном месте! Какой позор! Если утром она хотя бы могла упрекнуть в своем унижении другого человека, то сейчас ей некого винить, кроме самой себя.

Однако одно дело понимать, и совсем другое — быть в состоянии что-то с этим сделать. Как Аманда ни пыталась взять себя в руки, рыдания не утихали. Аманде казалось, что на нее смотрят абсолютно все посетители ресторана, начиная с подростка в дальнем углу и заканчивая сидящим через два столика от нее мужчиной, тем самым, что попытался привлечь ее внимание улыбочкой и хорошо отработанным жестом — выразительным пожатием широких плеч. Типичный ресторанный донжуан! Если бы не ее рыдания — зрелище, способное отпугнуть даже самого завзятого бабника, — этот тип наверняка уже сделал бы следующий шаг, например, подошел бы к ее столику, завязал разговор и предложил полюбоваться закатом.

Самое ужасное, что Аманда была бы этому даже рада. После того, что произошло утром, она рада любому мужскому взгляду, в котором не сквозит жалость. Но, видно, даже этот ловелас не выдержал. Краем глаза Аманда заметила, что он что-то быстро сказал официанту и решительно встал из-за стола. Небось не терпится удрать, пока она не устроила представление похлеще. Представив, как выглядит со стороны, Аманда заплакала еще горше.

И вдруг она почувствовала на плече чью-то руку — теплую, твердую и, несомненно, мужскую. Рука скользнула по ее спине ниже, почти до талии, и заставила Аманду встать на ноги. Глубокий низкий голос мягко, но уверенно произнес у нее над ухом:

Читайте также:  Как увидеть будущую невесту

— Вот что, Незабудка, вам не кажется, что продолжение спектакля лучше перенести на свежий воздух?

Незабудка. Что за снисходительно-фамильярное обращение! Если бы Аманда была в нормальном состоянии, а не барахталась в жалости к себе, она пришла бы в негодование и высказала этому типу все, что думает о его манерах. Но в ее положении выбирать не приходилось, в данный момент в ее распоряжении был только один спаситель, и, вместо того чтобы сбросить его руку, она ухватилась за нее, как утопающий за спасательный круг, и позволила вывести себя на улицу под любопытными взглядами других посетителей ресторана.

Прохладный воздух почти привел Аманду в чувство. Она хотела поблагодарить своего спасителя, но из горла вырвался только какой-то хрип. Мужчина мягко подтолкнул ее к лестнице, ведущей на пляж.

— Давайте спустимся к морю, там вы сможете плакать, сколько душе угодно, вас никто не услышит, кроме чаек, а им не до вас, у них своих забот хватает.

Действительно, на широкой полосе прибрежного песка не было ни души, лишь в отдалении, чуть ли не в миле от них, гуляло какое-то семейство с двумя детьми. Аманда была одна — конечно, не считая мужчины, который привел ее сюда. Тут она могла бы рыдать хоть до посинения, но что толку? Слезами горю не поможешь.

Источник

Патриция хорст невеста с приданным

Невеста с приданым

— Как, Джефф, ты решил взять отпуск? Я не ослышался? — Алан вопросительно посмотрел на своего босса и давнего друга. — Если не ошибаюсь, за все годы, что мы с тобой работаем вместе, ты никогда не отлучался с работы больше чем на три дня, конечно, не считая поездок на аукционы. Может, ты решил присмотреть место для нового филиала?

— Нет, мой отъезд никак не связан с бизнесом. А насчет того, что я никогда не брал отпуск… возможно, в этом и коренится причина моих нынешних проблем. Как бы то ни было, я хочу уехать на недельку, побыть один, подумать о своей жизни. Между прочим, мне недавно исполнилось тридцать пять, пора подводить некоторые итоги.

— Да, — Алан усмехнулся, — ты совсем старик. А если серьезно, может, хотя бы скажешь, где тебя искать в случае чего?

— Я уверен, что вы прекрасно справитесь без меня. — Джефф похлопал друга по плечу. — С такими помощниками, как у меня, можно неделями не появляться в офисе. Но если я буду нужен, звоните мне на Кейп-код, в отель «Хилл Нест».

Джефф собирался уходить. Он подозвал официанта и уже попросил счет, когда его внимание привлекла женщина, входящая в ресторан. Новая посетительница бросалась в глаза не столько потому, что была красива — а она действительно была красива, даже очень! — сколько потому, что пришла одна. Джефф тоже ужинал один, но он наслаждался своим одиночеством, чего явно нельзя было сказать о незнакомке. Женщина прошла через зал с таким отсутствующим видом, что оставалось только удивляться, как она вообще видит куда идет, села за столик и уставилась в меню, вряд ли понимая, что там написано. Ее белокурые волосы были уложены в тяжелый узел на затылке, эта прическа, которая прекрасно смотрелась бы с вечерним платьем, до странности не вязалась с одеждой незнакомки — свободными брюками и свитером. Разговаривая с официантом, женщина поддерживала подбородок рукой, чтобы он не дрожал. У нее определенно что-то случилось.

Джефф мысленно одернул себя. Дамочка, конечно, хороша, но тебе, парень, лучше держаться от нее подальше, сказал он себе, у тебя полным-полно собственных проблем, незачем навешивать на себя еще и чужие. И все же он не спешил уходить. Расплатившись по счету, Джефф по какой-то не понятной ему самому причине задержался за столом, наблюдая за одинокой незнакомкой.

Официант тоже почувствовал, что с новой посетительницей что-то неладно, и держался с ней так, словно боялся заразиться ее настроением. Не глядя ей в глаза, быстро принял заказ и поспешил удалиться. В ресторане гостиницы «Хилл Нест» царила романтическая атмосфера, и несчастный вид посетительницы воспринимался чуть ли не как оскорбление обществу. Трагическим героиням, пусть даже прекрасным, здесь явно не было места.

Словно почувствовав на себе взгляд Джеффа, незнакомка подняла глаза, в которых застыло испуганное настороженное выражение, и Джефф не придумал ничего лучше, чем пожать плечами и заговорщицки улыбнуться. Держись, Незабудка, говорил его взгляд, не позволяй ему себя запугать! Ты имеешь такое же право находиться здесь, как все остальные.

Незабудка, как мысленно окрестил ее Джефф, не улыбнулась в ответ, лишь еще сильнее выпрямила и без того прямую как доска, напряженную спину.

Джефф не смог сдержать усмешки, невольно восхищаясь ее выдержкой. Женщины, с которыми ему доводилось иметь дело в последние два года, оказавшись в критической ситуации, либо бросались за помощью к психоаналитикам, либо срочно летели на курорт куда-нибудь в Швейцарию, чтобы тамошние врачи за пару дней сняли им стресс «всего лишь» за несколько тысчонок долларов. Но Незабудка явно не из таких, она не сдастся без борьбы, — так думал Джефф до тех пор, пока официант не принес ее заказ. Насколько он мог судить на расстоянии, это было виски, да еще и двойная порция.

Женщина чуть отодвинулась и уставилась на напиток с таким видом, будто боялась, что он ее укусит. Раздумывала она с полминуты, не меньше, затем все-таки взяла стакан. Выражением лица она напомнила Джеффу ребенка, которому предложили выпить горькое, но очень полезное лекарство. Что последует дальше, он догадывался. Взглядом заставив ее снова посмотреть на него, Джефф покачал головой, словно говоря: не делайте этого, леди, спиртное не решит ваших проблем.

Однако попытка внушения на расстоянии провалилась: женщина поднесла стакан к губам и залпом выпила чуть ли не половину. Явно не привыкшая к крепким напиткам, она поперхнулась, закашлялась, на глазах выступили слезы. Вместо того чтобы успокоить ее, виски возымело совершенно противоположный эффект — обжигающая жидкость растопила ледяное спокойствие, которое незнакомка с трудом сохраняла, и она затряслась в беззвучных рыданиях. Пытаясь спрятать лицо, женщина опустила, голову, вздохнула, но остановить слезы не удавалось.

Проклятье! Джефф считал себя невосприимчивым к женским слезам, но не мог же он просто сидеть и смотреть, как она убивается, тем более что никто другой не спешил к ней на помощь, а без посторонней помощи ей явно не обойтись.

— Запишите напиток леди на мой счет, — приказал он официанту, встал из-за стола и решительно двинулся к рыдающей женщине, готовый сразиться с любым драконом, который держит ее в плену.

Этого только не хватало! В довершение всех бед, обрушившихся на нее сегодня, ее угораздило разрыдаться в общественном месте! Какой позор! Если утром она хотя бы могла упрекнуть в своем унижении другого человека, то сейчас ей некого винить, кроме самой себя.

Однако одно дело понимать, и совсем другое — быть в состоянии что-то с этим сделать. Как Аманда ни пыталась взять себя в руки, рыдания не утихали. Аманде казалось, что на нее смотрят абсолютно все посетители ресторана, начиная с подростка в дальнем углу и заканчивая сидящим через два столика от нее мужчиной, тем самым, что попытался привлечь ее внимание улыбочкой и хорошо отработанным жестом — выразительным пожатием широких плеч. Типичный ресторанный донжуан! Если бы не ее рыдания — зрелище, способное отпугнуть даже самого завзятого бабника, — этот тип наверняка уже сделал бы следующий шаг, например, подошел бы к ее столику, завязал разговор и предложил полюбоваться закатом.

Читайте также:  Примета бросить будет невесты

Самое ужасное, что Аманда была бы этому даже рада. После того, что произошло утром, она рада любому мужскому взгляду, в котором не сквозит жалость. Но, видно, даже этот ловелас не выдержал. Краем глаза Аманда заметила, что он что-то быстро сказал официанту и решительно встал из-за стола. Небось не терпится удрать, пока она не устроила представление похлеще. Представив, как выглядит со стороны, Аманда заплакала еще горше.

И вдруг она почувствовала на плече чью-то руку — теплую, твердую и, несомненно, мужскую. Рука скользнула по ее спине ниже, почти до талии, и заставила Аманду встать на ноги. Глубокий низкий голос мягко, но уверенно произнес у нее над ухом:

— Вот что, Незабудка, вам не кажется, что продолжение спектакля лучше перенести на свежий воздух?

Незабудка. Что за снисходительно-фамильярное обращение! Если бы Аманда была в нормальном состоянии, а не барахталась в жалости к себе, она пришла бы в негодование и высказала этому типу все, что думает о его манерах. Но в ее положении выбирать не приходилось, в данный момент в ее распоряжении был только один спаситель, и, вместо того чтобы сбросить его руку, она ухватилась за нее, как утопающий за спасательный круг, и позволила вывести себя на улицу под любопытными взглядами других посетителей ресторана.

Прохладный воздух почти привел Аманду в чувство. Она хотела поблагодарить своего спасителя, но из горла вырвался только какой-то хрип. Мужчина мягко подтолкнул ее к лестнице, ведущей на пляж.

— Давайте спустимся к морю, там вы сможете плакать, сколько душе угодно, вас никто не услышит, кроме чаек, а им не до вас, у них своих забот хватает.

Действительно, на широкой полосе прибрежного песка не было ни души, лишь в отдалении, чуть ли не в миле от них, гуляло какое-то семейство с двумя детьми. Аманда была одна — конечно, не считая мужчины, который привел ее сюда. Тут она могла бы рыдать хоть до посинения, но что толку? Слезами горю не поможешь.

Она пошла вдоль берега рядом со своим спутником, мысленно благодаря его за то, что он не пытается заполнить паузу пустой болтовней. Тот сбавил темп, подстраиваясь под ее шаг. Засунув руки в карманы, он смотрел вдаль и, казалось, глубоко погрузился в свои мысли.

Рыдания стали стихать, дыхание постепенно выровнялось, и вскоре Аманда уже могла вдыхать полной грудью прохладный солоноватый воздух. Болезненное напряжение, которое сковывало ее горло с самого утра, ослабевало, Аманда почти вернулась в нормальное состояние, разве что глаза еще пощипывало после недавних слез.

— Спасибо, — наконец смогла выговорить она. — Вы появились очень вовремя.

Ее спутник кивнул.

— Рад был помочь. Не хотите поговорить о том, что вас гложет?

— Н-нет, пожалуй, не стоит.

— А по-моему, вам нужно выговориться, я умею слушать.

— Я совершила ошибку, вот и все.

Мужчина пожал плечами.

— Ошибку? Ну и что? Кто их не совершает?

— Большинство ошибок можно исправить.

Мужчина окинул взглядом Аманду и снова стал смотреть на заходящее солнце.

— Что же вы такое натворили? Убили кого-нибудь?

Вопрос возымел неожиданное действие — Аманда вдруг вспылила:

— Мне следовало бы его убить! Будь у меня ружье, я так и сделала бы!

Аманда метнула на спутника сердитый взгляд.

— Что означает ваше «ого»?

— Столь бурная реакция женщины на простое предположение может означать одно из двух: либо она буйно помешанная, либо ей здорово насолил мужчина. В первом случае вы схватили бы со стола нож и набросились на официанта, но, поскольку этого не случилось, я делаю выбор в пользу второго. Вы держались неплохо, пока не хлебнули виски.

— Вообще-то я не пью, — пробормотала Аманда, — но сегодня…

— Сегодня вам нужно было чем-то притупить боль. Значит, я угадал?

— Да, — тихо сказала Аманда.

— Да, — повторила она еще тише.

Мужчина остановился и окинул Аманду придирчивым взглядом.

— Вы прекрасно выглядите даже с красными глазами, вы настоящая красавица. Наверняка у вас нет недостатка в поклонниках, зачем вам какой-то обормот, который даже не способен вас оценить по достоинству? Если хотите знать мое мнение, я бы сказал, вам повезло, что вы от него избавились.

Аманда представила улыбающееся лицо Александра, его теплые карие глаза, так не похожие на острые серебристые льдинки этого типа… Незнакомец вообще не походил на Александра, был выше его ростом, шире в плечах и отличался более крепким телосложением.

— Ваше мнение меня не интересует.

— А я-то думал, что вам не помешает выслушать трезвое суждение. Но если вы предпочитаете упиваться жалостью к себе… — Он не договорил и выразительно пожал плечами.

Аманда вдруг увидела себя его глазами: истеричка, которая, залпом осушив стакан с двойным виски, разразилась рыданиями в общественном месте, а теперь срывает злость на единственном человеке, который предложил ей помощь… Ей стало стыдно, и, хотя, каждое слово причиняло острую боль, Аманда призналась:

— Жених бросил меня у алтаря.

— Когда это случилось?

Аманде подумалось, что хотя бы из вежливости она должна рассказать своему спасителю чуть больше.

Он выругался сквозь зубы.

— Неудивительно, что вы в таком состоянии.

— Но это все равно не дает мне права быть с вами грубой или отнимать у вас время. Наверняка у вас были на вечер планы поинтереснее, чем утешать брошенную невесту. — Аманда распрямила плечи и постаралась напустить на себя вид женщины, прекрасно владеющей собой. — Прошу вас, не считайте, что вы обязаны со мной нянчиться, дальше я прекрасно справлюсь сама. — У нее почти получилось, вот только голос предательски дрогнул в последний момент.

— Чушь! — отрезал мужчина. — Вас предали в день, который должен быть самым счастливым в жизни. Как близкие отпустили вас одну? Неужели никто не мог с вами приехать — подруга, родственник?

— Нет! Я не хочу, чтобы люди знали, где я!

Мужчина отошел на шаг и недоверчиво всмотрелся в ее лицо.

— Вы хотите сказать, что после случившегося в церкви просто исчезли, не сказав никому ни слова?

Аманда посмотрела на него с вызовом.

— А как же родные, друзья? Они, наверное, с ума сходят от беспокойства или вам на это наплевать?

Читайте также:  2002 поцелуй невесту kiss the bride

Осуждающие нотки в его голосе пробудили в Аманде чувство вины, это ей не понравилось, и она снова заняла оборонительную позицию.

— А вы что сделали бы на моем месте? Пригласили бы всех гостей на поминки по несчастной невесте?

— Ну и ну! Вы всегда бросаетесь из крайности в крайность? Неужели нельзя было найти золотую середину и подумать о чувствах родных?

— Если бы вы знали…

Аманда оборвала себя на полуслове и отвернулась, поняв, что, если попытается все объяснить, он может решить, что она старается вызвать в нем новую волну сочувствия. Да посторонний человек и не понял бы, какие надежды возлагали ее родные на этот несостоявшийся брак. Аманде вспомнился разговор ее родителей, который она случайно услышала незадолго до свадьбы.

— Наконец-то мы сможем занять подобающее положение в обществе! — с удовлетворением заявила Летишия Фортескью мужу. — Вот увидишь, перед нами откроются все двери! Нас будут принимать в лучших домах Бостона! Александр поможет нашему сыну занять должность, которая соответствует его образованию и способностям. А представь себе, как быстро пойдет в гору карьера Элери! Александру достаточно замолвить словечко нужным людям, как нашу девочку примут в самое престижное агентство, она станет знаменитой фотомоделью!

— Дорогая, Александр женится на Аманде, а не на всей нашей семье, — попытался урезонить жену Генри. — С какой стати он должен взваливать на себя заботы обо всем нашем семействе?

— А почему бы и нет, ведь для него это так просто?

Сейчас, задним числом, Аманда спрашивала себя, не потому ли Александр струсил в последний момент, что почувствовал настроение ее родителей? Может быть, он даже решил, что и невеста видит в нем только дойную корову? Неужели он не понимал, что она полюбила его не за деньги?

Порыв свежего ветра с моря вернул Аманду к реальности. Она поежилась, обхватила себя руками и повернулась к спутнику.

— Я оставила родителям записку, что уезжаю на несколько дней и они могут за меня не волноваться. Этого достаточно?

— Вероятно, но все же я не понимаю, почему вы решили от них сбежать. — Он кивнул в сторону гостиницы «Хилл Нест», уютно расположившейся на вершине холма. — И почему выбрали в качестве убежища именно это место, будто нарочно предназначенное для влюбленных парочек. Одно название чего стоит, «Гнездышко на холме»! Вы что, пытаетесь сыпать соль на рану?

Он еще раз пристально всмотрелся в ее лицо, и под его взглядом Аманда залилась краской.

— Не говорите, я сам догадаюсь! — воскликнул он. — Здесь вы должны были провести медовый месяц?

— По крайней мере, я точно знала, что в этой гостинице для меня забронирован номер, — оправдываясь, сказала Аманда.

Мужчина обошел вокруг нее, разглядывая, как диковинное морское создание.

Аманда уставилась под ноги, чувствуя себя последней дурой.

— И здесь меня точно не станут искать!

— А знаете, с вами будет все в порядке. — Он остановился перед ней и пальцами приподнял ее голову за подбородок. — Женщина, у которой хватает духу посмотреть в лицо своим демонам в том самом месте, где должно было начаться ее семейное счастье, выдержит все. Это открытие надо отпраздновать, я приглашаю вас в бар.

А почему бы и нет? — сказала себе Аманда. В просторном номере с двуспальной кроватью меня никто не ждет.

— Спасибо, вы очень добры.

Он заговорщицки прошептал, озираясь по сторонам с шутливым испугом:

— Т-с, только никому об этом не рассказывайте, ладно? — Он снова заговорил в полный голос: — Джефф Хастингс.

— Аманда… Просто Аманда.

Аманда не ожидала, что в сложившихся обстоятельствах способна получить такое удовольствие от вечера, проведенного в обществе практически незнакомого мужчины. Но Джефф оказался приятным собеседником, остроумным и эрудированным, и он, несомненно, был самым привлекательным мужчиной во всем зале. Они заняли столик возле камина, Джефф заказал коньяк, между ними завязался разговор, и через некоторое время Аманда обнаружила, что в состоянии не думать о постигшей ее катастрофе. Однако все когда-нибудь заканчивается, подходил к концу и этот приятный вечер.

— Я провожу вас до номера, — предложил Джефф.

Аманда согласилась: она страшилась момента, когда останется одна. Они поднялись по лестнице на второй этаж. Перед дверью номера Аманды Джефф сказал:

— Дайте мне ваши ключи.

Аманда подчинилась. Отдавая ему ключи, она заметила, на его ладонях небольшие мозоли, как будто ему приходится держать в руках инструменты. Ей невольно вспомнилось, что Александр каждую неделю посещает маникюрный кабинет и понятия не имеет, с какой стороны браться за молоток.

— Ну, вот вы и на месте.

Джефф открыл дверь, вложил ключи в ладонь Аманды и сомкнул вокруг них ее пальцы. Если бы он сказал «спокойной ночи», Аманде, наверное, удалось бы закончить вечер более или менее достойно, но он сказал:

Из ее глаз снова брызнули слезы.

— Я знаю, это будет нелегко, — прошептал Джефф.

Он повернулся и пошел по коридору в сторону лестницы. Аманда с трудом удержалась, чтобы не окликнуть его, она готова была бежать за ним и умолять не оставлять ее одну. Не то чтобы ей хотелось, чтобы он занялся с ней любовью или еще что-нибудь в этом роде, нет, просто ей необходимо было ощущать человеческое тепло, осознавать, что на свете есть хоть кто-то, кто думает не только о деньгах, впустую потраченных на подвенечное платье и на свадебный банкет, а о ней самой, верит, что она переживет этот удар судьбы и сможет жить дальше.

Только когда шаги Джеффа стихли, Аманда решилась войти в номер. В камине горел огонь, за окном лунный свет проложил по поверхности моря сребристую дорожку. Горничная разобрала постель и положила на каждую подушку по шоколадке. Неужели она не заметила, что в номере стоит только один чемодан, а в ванной — только одна зубная щетка?!

Не в силах смотреть на кровать, Аманда повернулась к ней спиной и села на ковер перед камином. Майский вечер был прохладным, и было приятно посидеть у огня. Но когда Аманда осталась одна, ей уже нечем было отгородиться от воспоминаний о прошедшем дне, они нахлынули на нее во всей своей неприглядности.

Утро было ясным, солнечным, под стать настроению невесты. Аманда приехала в церковь в сопровождении отца, там уже ждали мать и подружки невесты. Александр и его отец задерживались, но это не насторожило невесту и ее родных. Александр и раньше нередко опаздывал, а когда однажды Аманда выразила недовольство этим, он заявил, что такова цена успеха в бизнесе, в первую очередь дела, а уж потом развлечения.

Однако жениха все не было, задержка начинала выходить за рамки приличий.

Источник