Меню

Нидейлы нэльте моя запретная невеста



Нидейлы нэльте моя запретная невеста

  • ЖАНРЫ 360
  • АВТОРЫ 278 695
  • КНИГИ 658 640
  • СЕРИИ 25 252
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 614 833

Гармы давно научились выращивать наследников в пробирках. Для этого им не нужны женщины. Мне предстоит практически невыполнимая миссия: войти в доверие, привязать к себе одного из них. Но как это сделать, если для гармов мы лишь развлечение – живые куклы, которые доставляют минутное удовольствие и легко при желании заменяются?! К тому же он – циничный женоненавистник. Он тот, из-за кого мы были вынуждены бросить всё, бежать с планеты и попали в плен. Только выбора у меня нет… Я сделаю всё, чтобы прокрасться в его душу, разгадать его тайны, стать той, без кого он уже не сможет обойтись. Вот только чем это обернётся для меня?

Сэмптон Хас довольно улыбнулся, проходя по трюму. Неплохой улов. По большей части люди. Людские рабы хорошо ценятся, они слишком любят жизнь, чтобы гордо идти на смерть, поэтому их можно заставлять работать. Человеческие рабыни и вовсе любимый деликатес даже в закрытой системе Тверриса.

Три девчонки жались одна к другой. Сэмптон втянул носом воздух. Девственницы. Замечательно. За них он неплохо выручит. Двое мужчин со взглядом исподлобья. Ничего, эту дурь быстро выбьют. Нечего летать по космосу без должной охраны. Дураки всегда расплачиваются жизнью. Или свободой.

Хас закашлялся – воздух в трюме был спёртым, вентиляция работала на минимуме – и приблизился к последней пленнице. Замарашка со спутанными волосами, что-то в ней настораживало.

– Поднимись, – приказал, ткнув в девушку длинным тонким шокером, пока не посылая разряд.

Злобно зыркнув, девчонка плюнула ему под ноги, два магнитных наручника стянули кисти рук, сковывая её движения. Медленно поднеся шокер, капитан поднял её подбородок, заставляя посмотреть.

Лёгкий разряд по ногам, и девчонка вскочила, крепко сцепив зубы. Из глаз изливалась всё та же враждебность, какое-то неясное бесстрашие, граничащее с безумием. Сэмптон Хас ухмыльнулся: и не таких ломали.

Наручники ослабли, давая ей небольшую свободу, которой она воспользовалась, чтобы броситься на него.

Хас кивнул двоим помощникам – те схватили добычу, не давая шевельнуться. Девчонка забилась, но глаза её оставались сухими. Лишь фонтан ненависти и чего-то ещё, что по-прежнему смущало.

Резкий кивок-приказ, и на пол полетели клочья одежды, открывая худую фигуру с маленькой грудью и выпирающими ключицами.

Один из пленных мужчин дёрнулся вскочить, но его наручники и наножники сошлись плотнее, награждая строптивого разрядом. Мужчина упал, выдавая сквозь зубы ругательства.

– Будешь послушной? – холодно поинтересовался Хас. – Или проучить тебя прямо здесь?

Девчонка гордо задрала голову, смерив его презрительным взглядом, по-прежнему полным злости.

– Не девственница. Второсортный товар. Слишком много гонора.

Он снова кивнул своим людям, приказывая содрать остатки одежды. Указал на специальный стол, куда её тут же уложили, продолжая удерживать: двое за руки, третий схватил за ноги, не давая брыкаться.

Хас медленно приблизился, поигрывая шокером и разглядывая раскрытую перед ним обнажённую пленницу. В отличие от большинства своих предшественниц девчонка не смущалась – смотрела скорее с отвращением и даже будто ожиданием чего-то.

– Нравится? – спросил Хас, пытаясь нащупать рычаг давления.

– Пошёл ты, – с едва уловимым акцентом отозвалась добыча, снова плюнув.

– Не будь ты такой грязной… – скривился капитан. – Ко мне её. Вымыть и привязать к кровати. После меня её получит каждый, кто захочет. А ведь могла бы остаться под покровительством до конца полёта, – хмыкнул, глянув на неё.

Ещё один ненавидящий взгляд в ответ.

Ухмыляясь, помощники потащили её в каюту своего капитана. Девственниц приходилось беречь, зато всех остальных Сэмптон Хас не жадничал.

Девчонка не упиралась, будто смирившись со своей участью, и как-то совершенно безучастно отнеслась к тому, что на неё, абсолютно раздетую, смотрят команда и пленники.

Трое мужчин наскоро засунули её в душ, беззастенчиво отмывая руками все части тела. После обтёрли полотенцем и закрепили на капитанской кровати в виде морской звезды. А сами встали вдоль противоположной стенки, с довольными улыбками дожидаясь капитана.

Девчонка лежала, опустив веки и закусив губу, будто усиленно от чего-то сдерживаясь.

– Страшная, – произнёс первый помощник, присматриваясь.

– Закроешь глаза, – хохотнул второй. В космосе не так часто перепадало поразвлечься, и какая разница, что пленница не вышла мордой лица. – Тебе на ней не жениться.

– Что-то капитана долго нет, – нетерпеливо покосился на дверь третий из мужчин, самый молодой и несдержанный. Вся его поза и лихорадочный блеск глаз выдавали предвкушение.

Словно в ответ на его слова дверь каюты раскрылась, впуская капитана. На цепи он тащил ещё одного пленника: странное существо в лохмотьях, из-под грязных длинных волос сверкал взгляд – непонимающий, отдающий безумием. Хас дёрнул цепь, заставляя пленника приблизиться, и тут же другим концом хлестнул девчонку по ногам.

Дёрнувшись, та открыла глаза. С ужасом уставилась на существо, зажмурилась, тряся головой, но её тело вдруг начало преображаться: удлинялись руки и ноги, наливаясь объёмом, менялись черты лица, даже волосы.

– Твою… – потеряв дар речи, Сэмптон Хас лишь забористо матерился, разглядывая то, во что вдруг превратилась девчонка.

– Это же… – пробормотал второй помощник.

– Это слишком ценный куш, чтобы его испортить, – придя в себя, ухмыльнулся капитан.

– Дирайм Форт, – на стол легла объёмная фотография.

Я взяла её, присматриваясь. Меж лопаток засела игла, сковывая движения, но уже стало немного легче, чем час и даже полчаса назад. Ищем, как говорила шефиня в питомнике, позитив.

– Командующий орбитальным флотом Зилана, – продолжал собеседник, скрывающийся за выпуклой овальной маской.

Стараясь, чтобы не дрогнула ни одна мышца на лице, я впервые разглядывала изображение того, из-за кого нам пришлось бежать с планеты. Бесстрастное холодное лицо, циничный взгляд тёмных глаз – именно таким и может быть командующий, отдавший безжалостный приказ.

– Ищет временную спутницу для полёта на Хенлор, – продолжал мужчина напротив. Игла меж лопаток не давала моему дару проникнуть в него, выяснить, к какой расе и планете он принадлежит. Вроде бы человек.

– Гарм? – уточнила я, снова внимательно рассматривая фотографию.

Меньше всего на свете хотелось бы сталкиваться с ублюдком. Но мерзавец Сэмптон Хас продал меня тому, кто знал, чем со мной справиться и как мотивировать. А ведь я приняла самую невзрачную внешность, сначала в надежде отпугнуть, а после – готовясь пережить несколько отвратительных минут или часов, и бежать. Бежать к моим малышам.

Повела плечами, стараясь не застонать, вгляделась в прорези, внутри которых за зеркальными стёклами прятались глаза собеседника.

– Гарм. По крайней мере, причин сомневаться в этом нет.

А если и есть, ты их явно скрываешь. Я скользнула взглядом по абстрактному узору на маске. Зеркальные прорези бесстрастно сверкнули в ответ.

– Гармы с их уровнем технологий не терпят у себя чужаков, – увы, я знала об этой расе слишком много. Во всяком случае гораздо больше, чем хотела бы. – И уж во главе флота не поставили бы.

– Совершенно верно, – склонил голову мужчина. – И столь быструю и головокружительную карьеру сделать не позволили бы.

Он явно не собирался объяснять, чем вызвана такая заинтересованность.

– Что ещё? – поморщилась я.

– Импритинг. Ты должна привязать его к себе.

– Это взаимный процесс.

– Разберёшься, – отмахнулся собеседник. – У вас с этим проще.

Ложное убеждение, но я не стала указывать на ошибку.

– Гармы почти не восприимчивы к импритингу.

Мужчина откинулся на спинку, переплетя перед собой пальцы в чёрных перчатках – настолько плотных, что даже форму рассмотреть было сложно.

Источник

Нидейла Нэльте
Моя запретная невеста

ПРОЛОГ

Сэмптон Хас довольно улыбнулся, проходя по трюму. Неплохой улов. По большей части люди. Людские рабы хорошо ценятся, они слишком любят жизнь, чтобы гордо идти на смерть, поэтому их можно заставлять работать. Человеческие рабыни и вовсе любимый деликатес даже в закрытой системе Тверриса.

Читайте также:  Букет невесты по цветотипу

Три девчонки жались одна к другой. Сэмптон втянул носом воздух. Девственницы. Замечательно. За них он неплохо выручит. Двое мужчин со взглядом исподлобья. Ничего, эту дурь быстро выбьют. Нечего летать по космосу без должной охраны. Дураки всегда расплачиваются жизнью. Или свободой.

Хас закашлялся – воздух в трюме был спёртым, вентиляция работала на минимуме – и приблизился к последней пленнице. Замарашка со спутанными волосами, что-то в ней настораживало.

– Поднимись, – приказал. Ткнул в девушку длинным тонким шокером, пока не посылая разряд.

Злобно зыркнув, девчонка плюнула ему под ноги, два магнитных наручника стянули кисти рук, сковывая её движения. Медленно поднеся шокер, капитан поднял её подбородок, заставляя посмотреть.

Лёгкий разряд по ногам, и девчонка вскочила, крепко сцепив зубы. Из глаз изливалась всё та же враждебность, какое-то неясное бесстрашие, граничащее с безумием. Сэмптон Хас ухмыльнулся: и не таких ломали.

Наручники ослабли, давая ей небольшую свободу, которой она воспользовалась, чтобы броситься на него.

Хас кивнул двоим помощникам – те схватили добычу, не позволяя шевельнуться. Девчонка забилась, но глаза её оставались сухими. Лишь фонтан ненависти и чего-то ещё, что по-прежнему смущало.

Резкий кивок-приказ, и на пол полетели клочья одежды, открывая худую фигуру с маленькой грудью и выпирающими ключицами.

Один из пленных мужчин дёрнулся вскочить, но его наручники и наножники сошлись плотнее, награждая строптивого разрядом. Мужчина упал, выдавая сквозь зубы ругательства.

– Будешь послушной? – холодно поинтересовался Хас. – Или проучить тебя прямо здесь?

Девчонка гордо задрала голову, смерив его презрительным взглядом, по-прежнему полным злости.

– Не девственница. Второсортный товар. Слишком много гонора.

Он снова кивнул своим людям, приказывая содрать остатки одежды. Указал на специальный стол, куда её тут же уложили, продолжая удерживать: двое за руки, третий схватил за ноги, не давая брыкаться.

Хас медленно приблизился, поигрывая шокером и разглядывая раскрытую перед ним обнажённую пленницу. В отличие от большинства своих предшественниц девчонка не смущалась – смотрела скорее с отвращением и даже будто ожиданием чего-то.

– Нравится? – спросил Хас, пытаясь нащупать рычаг давления.

– Пошёл ты, – с едва уловимым акцентом отозвалась добыча, снова плюнув.

– Не будь ты такой грязной… – скривился капитан. – Ко мне её. Вымыть и привязать к кровати. После меня её получит каждый, кто захочет. А ведь могла бы остаться под покровительством до конца полёта, – хмыкнул, глянув на неё.

Ещё один ненавидящий взгляд в ответ.

Ухмыляясь, помощники потащили её в каюту своего капитана. Девственниц приходилось беречь, зато всех остальных Сэмптон Хас не жадничал.

Девчонка не упиралась, будто смирившись со своей участью, и как-то совершенно безучастно отнеслась к тому, что на неё, абсолютно раздетую, смотрят команда и пленники.

Трое мужчин наскоро засунули её в душ, беззастенчиво отмывая руками все части тела. После обтёрли полотенцем и закрепили на капитанской кровати в виде морской звезды. А сами встали вдоль противоположной стенки, с довольными улыбками дожидаясь капитана.

Девчонка лежала, опустив веки и закусив губу, будто усиленно от чего-то сдерживаясь.

– Страшная, – произнёс первый помощник, присматриваясь.

– Закроешь глаза, – хохотнул второй. В космосе не так часто перепадало поразвлечься, и какая разница, что пленница не вышла мордой лица. – Тебе на ней не жениться.

– Что-то капитана долго нет, – нетерпеливо покосился на дверь третий из мужчин, самый молодой и несдержанный. Вся его поза и лихорадочный блеск глаз выдавали предвкушение.

Словно в ответ на его слова дверь каюты раскрылась, впуская капитана. На цепи он тащил ещё одного пленника: странное существо в лохмотьях, из-под грязных длинных волос сверкал взгляд – непонимающий, отдающий безумием. Хас дёрнул цепь, заставляя пленника приблизиться, и тут же другим концом хлестнул девчонку по ногам.

Дёрнувшись, та открыла глаза. С ужасом уставилась на существо, зажмурилась, тряся головой, но её тело вдруг начало преображаться: удлинялись руки и ноги, наливаясь объёмом, менялись черты лица, даже волосы.

– Твою… – потеряв дар речи, Сэмптон Хас лишь забористо матерился, разглядывая то, во что вдруг превратилась девчонка.

– Это же… – пробормотал второй помощник.

– Это слишком ценный куш, чтобы его испортить, – придя в себя, ухмыльнулся капитан.

ГЛАВА 1

– Дирайм Форт, – на стол легла объёмная фотография.

Я взяла её, присматриваясь. Меж лопаток засела игла, сковывая движения, но уже стало немного легче, чем час и даже полчаса назад. Ищем, как говорила шефиня в питомнике, позитив.

– Командующий орбитальным флотом Зилана, – продолжал собеседник, скрывающийся за выпуклой овальной маской.

Стараясь, чтобы не дрогнула ни одна мышца на лице, я впервые разглядывала изображение того, из-за кого нам пришлось бежать с планеты. Бесстрастное холодное лицо, циничный взгляд тёмных глаз – именно таким и может быть командующий, отдавший безжалостный приказ.

– Ищет временную спутницу для полёта на Хенлор, – продолжал мужчина напротив. Игла меж лопаток не давала моему дару проникнуть в него, выяснить, к какой расе и планете он принадлежит. Вроде бы человек.

– Гарм? – уточнила я, снова внимательно рассматривая фотографию.

Меньше всего на свете хотелось бы сталкиваться с ублюдком. Но мерзавец Сэмптон Хас продал меня тому, кто знал, чем со мной справиться и как мотивировать. А ведь я приняла самую невзрачную внешность, сначала в надежде отпугнуть, а после – готовясь пережить несколько отвратительных минут или часов, и бежать. Бежать к моим малышам.

Повела плечами, стараясь не застонать, вгляделась в прорези, внутри которых за зеркальными стёклами прятались глаза собеседника.

– Гарм. По крайней мере, причин сомневаться в этом нет.

А если и есть, ты их явно скрываешь. Я скользнула взглядом по абстрактному узору на маске. Зеркальные прорези бесстрастно сверкнули в ответ.

– Гармы с их уровнем технологий не терпят у себя чужаков, – увы, я знала об этой расе слишком много. Во всяком случае гораздо больше, чем хотела бы. – И уж во главе флота не поставили бы.

– Совершенно верно, – склонил голову мужчина. – И столь быструю и головокружительную карьеру сделать не позволили бы.

Он явно не собирался объяснять, чем вызвана такая заинтересованность.

– Что ещё? – поморщилась я.

– Импринтинг. Ты должна привязать его к себе.

– Это взаимный процесс.

– Разберёшься, – отмахнулся собеседник. – У вас с этим проще.

Ложное убеждение, но я не стала указывать на ошибку.

– Гармы почти не восприимчивы к импринтингу.

Мужчина откинулся на спинку, переплетя перед собой пальцы в чёрных перчатках – настолько плотных, что даже форму рассмотреть было сложно.

– Ваша раса славится тем, что может привязать практически любого.

– Мой дар заблокирован!

– Меры предосторожности, – развёл руками собеседник.

Я с трудом сдержала порыв злости. Шефиня тоже любила отдавать взаимоисключающие приказы. Но у нас хотя бы была общая цель! Впрочем, спорить с начальством всегда бессмысленно. Поэтому я прикусила губу, слушая. Сперва осмотрюсь, потом буду решать, что можно предпринять.

– Если окажется не восприимчив, тем хуже для тебя, – чётко обозначил позицию мужчина. – Твоя задача сделать всё, чтобы этого добиться. В качестве альтернативы – влюбить, очаровать, вскружить голову – не мне тебе рассказывать про всякие женские штучки.

– Заставить гарма влюбиться? – скептически откликнулась я, на что собеседник жёстко ответил:

– Иначе… понимаешь, чем это грозит.

Я бросила на него презрительный взгляд, промолчав. Мужчина в маске удовлетворённо кивнул.

– В постели предпочитает блондинок. Но женщины никогда не остаются рядом с ним дольше, чем на один раз. Требование хенлоров о спутнице слишком большая удача, чтобы ей не воспользоваться.

Представляю, сколькие захотят воспользоваться и попытаются подсунуть ему своих кандидаток!

– Будет ещё одна цель. Но о ней позже. Пока сосредоточься на командующем. С тобой свяжутся.

– Надеюсь, вы меня снабдите хоть какой-то информацией?

На стол легло второе стереофото:

Я подняла картинку и вздрогнула. С неё смотрело существо неопределённого пола – длинные волосы, тонкие угловатые черты и пронзительный взгляд. Меж лопаток снова прошило болью, вся моя сущность передёрнулась, жаждая преобразиться, но игла не давала, сковывая.

Читайте также:  Как зовут мать невесты

– Андрогин, – в ответ на мою невысказанную догадку снова кивнул мужчина. – При Дирайме Форте неотступно. Как ты понимаешь, защита от метаморфов.

Уж понимаю. Если бы мерзавец Хас не держал у себя такого же – давно обезумевшего, но всё ещё андрогина, – хрен бы он меня раскрыл. Подавила тоскливый вздох: свобода была так близко…

– Они же вычислят меня!

– Постарайся, чтобы не вычислили.

– Они найдут ваш… препарат, дело нескольких дней!

– Значит, у тебя всего несколько дней, – жёстко отрезал собеседник. Поднялся: – Сейчас я ослаблю воздействие метаморфина, без глупостей. Блондинка. Понятно? У тебя будет всего три капсулы, которые на время могут приостановить его действие, подкорректируешь. Используй с умом.

Обойдя стол, мужчина приблизился ко мне сзади. Я попыталась расслабиться, перевела взгляд в огромное овальное окно во всю стену. Там, снаружи, незнакомые небоскрёбы царапали чужое небо.

Мужчина положил ладони на мои плечи, нажал куда-то меж лопаток, и игла замолчала, вызвав вздох облегчения. Преобразиться, сбежать… Мильдар, Альбин и Гуринь. От меня зависела их жизнь, и не только. От меня зависело, пройдут ли они через то, через что прошла в своё время я.

Снова взяла фото Дирайма. Блондинка? Легко. Пышные волосы, пышная грудь, синие глаза – ни один представитель «сильного» пола не устоит!

Собеседник прикоснулся к спине, побуждая подняться, направил к большому зеркалу. Я оглядела себя, вишнёвый комбинезон не слишком подходил к этой внешности, ещё и неприлично обтягивал увеличившееся декольте, но от моих предпочтений здесь ничего не зависело.

– Хороша, – признал собеседник.

Кивнула. Ещё бы. Вкусы мужчин всех рас весьма схожи меж собой, а мой дар и моё прошлое давно принесли мне все необходимые познания. Девушка в зеркале выглядела сексуально и соблазнительно.

Но что-то смущало, не давало покоя, как зуд от жаркого соития, не принёсшего удовлетворения.

Эта куколка не вязалась с командующим орбитального Флота Зилана, как комбез с её внешностью!

– Точно блондинка? – переспросила я.

Скорее поверила бы, что он специально пустил такой слух. Но сомневаться в агентах неизвестных, сцапавших меня, оснований не было.

Не отрывая взгляда от фото, я поэкспериментировала с внешностью. Глаза можно оставить, а вот волосы… пожалуй, потемнее. Ещё. Вот так. Длиннее… нет, короче. Нос. Никаких кнопок, чёткий профиль – он не похож на мужчину, который купится на пуговку и реснички.

Теперь разрез глаз… глубина, загадка… Мужчина, о котором ходили слухи, что он ненавидит женщин. Вряд ли его прельстят пухлые губы, как основной признак женственности. Грудь тоже нужно чуть уменьшить, чтобы не подумал, будто я пришла его на неё ловить.

Через несколько минут мы вдвоём с маской рассматривали мою новую внешность. А что, неплохо, даже мне по вкусу.

– Уверена? – мужчина явно сомневался.

– Что можно сказать по фото? – пожала плечами.

– У тебя один шанс. Хотя… пожалуй, документы на ту блондинку мы тоже сделаем. Но как самый крайний вариант.

Хотят – пусть делают, я лишь кивнула.

– Что-то ещё мне нужно знать?

– Пёс. У него огромный чёрный пёс. Постарайся не попасть ему в зубы, говорят, чует предателей за парсек.

Вздохнув, я снова окинула взглядом отражение. Задача представлялась всё непосильнее. Если меня не раскусит андрогин или местные медики, то как обмануть тварь с животным чутьём?

– Это всё, что нам известно. Дальше – твоя задача. Отныне тебя будут звать Лундан Эрмини.

Я едва не вздрогнула. Лундан. Моё настоящее имя. Это специально или совпадение?

За маской разглядеть что-либо не представлялось возможным, и мне оставалось лишь удерживать выражение лица, завершая мелкую деталировку внешности.

Хмыри хенлорские, дар’морн их разорви.

Требование бесило всё больше. Какого вмешиваются в личную жизнь со своими идиотскими условиями предъявить жену или невесту? Понятно, что на Хенлоре особые традиции, но мне-то для чего этот гемор позади причинного места? И ведь не проигнорируешь: мне необходимо туда попасть.

Попытка подобрать кандидатуру тайком – провалилась. Казалось бы, никто не должен знать об условии. Но сразу же, словно тараканы, из всех щелей полезли ну совершенно ничего не подозревающие девицы. Что заставляло предполагать какую-то очень крупную подставу.

– Почему бы не устроить официальный отбор? – предложил Чарес, развалившись в кресле с дефицитной сигарой в руке, которой только-только обзавёлся.

– Идиотская идея, – отрезал тогда я, представив, как мой корабль наводнят алчные стервы всех мастей.

– Подумай, Райм, – Чарес махнул сигарой, оставляя в воздухе едкую полосу дыма. В космосе курить запрещено, так он отрывался с каждым прилётом на любую мало-мальски подходящую планету. – Подружек у тебя нет, а на покупку рабыни хенлоры вряд ли отреагируют положительно.

– Куклы безвольные, а моя невеста должна произвести благоприятное впечатление, – рыкнул я, в который раз подозревая, что условие хенлоров не настолько невинно, как они пытались преподнести. Что-то прознали, твари.

– Вот, – согласился Чарес. – Во время официального отбора нам будет проще контролировать претенденток. Заодно продемонстрируешь, насколько ты считаешься с требованием командования Объединённым флотом. Это точно лучше, чем внезапно возникшая из ниоткуда жена, которую могут заподозрить в фальшивости.

– Знал бы заранее – вырастил бы себе невесту, – проворчал я. Даже самые продвинутые технологии не способны сформировать тело быстрее, чем за месяц, и развить меньше, чем за три года. И этих-то драговых трёх лет у нас не было.

Не знаю, какая хенлорская муха меня тогда укусила, что я согласился. Показалось, это действительно выход из положения, а теперь вот уже который день пожинал плоды под настойчивые предложения Чара спустить пар с новенькой игрушкой.

Сегодня вместо того, чтобы заниматься делом, приходилось сидеть и листать досье десятка красоток – остальные несколько сотен были отсеяны ещё моими помощниками.

Разложив объёмные фото, слепящие фальшивыми улыбками, я потёр лоб, пытаясь прийти к наилучшему решению. Девяносто процентов блондинок, натуральных и не очень, кто с линзами, кто с пластикой. Криво усмехнулся: Соиле хорошо сделал свою работу, сплетня о моих вкусах плотно проросла среди команды и ушла дальше, на Зилан.

Шиззи, громко зевнув, положила голову на мои колени, выражая соболезнования. Я потрепал псину за ушами. Скучает, нужно будет слетать подальше от чужих глаз, где она сможет хоть на время стать собой.

Тихие шаги, тонкая рука потянулась из-за плеча, выбирая одну из картинок. Я с любопытством поднял глаза на Соиле:

Молчаливый андрогин лишь качнул головой, вернув фото на стол:

Я ещё пару мгновений смотрел на него, ожидая. Но Соиле так ничего и не добавил. Пришлось переводить пристальное внимание на заинтересовавшее его фото.

Едва ли не единственная из претенденток шатенка. Думай теперь, то ли кто-то не слышал сплетен, то ли решил не придавать им значения. То ли и вовсе догадался о моих планах.

Среди блондинок всех оттенков была ещё лишь одна смуглая брюнетка и одна рыжая, а ведь мы с Чаресом решили давать им больше шансов.

Увеличив фото, я внимательно оглядел девушку. Фигура похожа на натуральную, глаза тёмно-синие, пронзительные – и длинные, мягкие даже на вид волосы. Всё бы хорошо, но она напоминала мне ту, кого я слишком долгое время мечтал убить. И убил бы, появись у меня такая возможность, не задумываясь. Кого всеми силами пытался вытравить из памяти.

Гигантский особняк командующего, в котором мне предстояло обскакать конкуренток и стать временной невестой худшего кошмара моей жизни, сильно отличался от многоуровневых небоскрёбов столицы Зилана. А уж от нашего питомника, где я жила последний год до изгнания, и подавно. Везде чувствовалась роскошь и холодное безразличие, неуловимый цинизм, с которым военные относятся к жизни и смерти.

Слуга, пристально следивший за моим спуском, подал руку, помогая выбраться из машины, и занялся багажом. То, что документы утвердили, я считала заслугой своих, с позволения сказать, нанимателей. А вот что делать дальше, предстояло выяснять самой.

Читайте также:  Невеста христова что это такое

– Пожалуйста, идите за мной, дейв Лундан. Я покажу ваши покои. Мы ждали вас.

Холодные, дежурные слова, такие же улыбки. Облачённое в униформу сильное тело скорее подошло бы охраннику, чем носильщику чемоданов.

Учтиво поблагодарив, я направилась по каменной дорожке к дому, повторяя про себя собственную легенду. Кто бы они ни были, мои хозяева, но их власть явно распространялась очень широко. В глубине души я надеялась, что созданная для меня легенда падёт ещё при предварительной проверке. Но нет, я здесь, поднимаюсь широкой парадной лестницей, захожу в огромный холл, с противоположной стороны открывающийся в шикарный зелёный парк.

– Ваши покои на втором этаже, дейв, – мужчина подвёл меня к панорамному лифту, позволяющему любоваться тем самым парком с дальним озером посреди роскошных деревьев. Для чего тому, кто проводит большую часть жизни в космосе, столько пространства?

По коридорам то и дело пролетали различного назначения роботы, а вот живых созданий больше не встречалось, и я почти расслабилась, пока слуга вёл меня в левое крыло.

– Див Дирайм сейчас дома? – поинтересовалась на всякий случай.

– Называйте его лэр, дейв Лундан. Военных оскорбляет гражданское обращение.

Какой мы обидчивый, оказывается.

– Хорошо, конечно, простите, я не знала.

Слуга воспринял мои слова с молчаливым безразличием – мол, мне-то вас прощать не за что, а вот если не воспользуетесь советом – наживёте проблем.

И, к слову, советом я воспользоваться не успела, а проблем нажила на следующем же повороте. Когда невесть откуда на меня выпрыгнуло нечто огромное и чёрное, я даже пикнуть не смогла, как оказалась повержена гигантским телом, покрытым короткой чёрной шерстью. Широкая лапа победно наступила на мою грудь, и в лицо уставилась устрашающая морда.

Всё моё чутьё вопило от ужаса, а глаза тонули в бездонной черноте глаз. Не знаю, что там за разведка у тех, кто меня сюда послал, но тварь передо мной была огромнее и страшнее всех виданных доселе собак!

Удовлетворённо зарычав, монстр обернулся, явно ожидая похвалы. Я непроизвольно перевела взгляд за ним, запоздало удивившись, почему слуга никак не отреагировал? Или это стандартная процедура проверки гостей? И тут же натолкнулась на ещё один взгляд.

Сердце пропустило удар, меж лопатками прострелило уколом иглы. Это был он! С моего ракурса и не самого приятного положения Дирайм Форт казался ещё выше и мощнее.

В отличие от фотографии, оригинал дышал силой и какой-то странной ненавистью, сочащейся сквозь маску холодной учтивости. Сразу же вспомнилось всё, что я знала о гармах. Они прилетели несколько веков назад из какого-то дальнего конца Вселенной, расселились по планетам, и начали медленно устанавливать свои порядки.

Беспринципные сволочи, которые забавы ради ломают жизни девчонкам. Создания, достигшие тех высот эволюции, когда слабый пол становится не нужен сильному, ибо дети давно выращиваются в пробирках, ещё и с желаемым набором свойств. Себе они растят исключительно рабынь для удовольствия, а когда хочется удовольствия более острого, забавляются с рабынями других рас…

Именно среди них пару столетий назад начали появляться андрогины – одни из самых пугающих созданий во Вселенной. Во всяком случае, для нас, метаморфов.

Понимаю, почему хенлоры затребовали предъявить спутницу и невесту: похождения гармов давно шокируют нашу галактическую Спираль, да только силу они умудрились тоже набрать недюжинную.

Несколько долгих унизительных минут моя шпионская цель рассматривала меня, распластанную на полу под лапами гигантского пса, заставляя нервничать и злиться.

Запоздало мелькнула мысль, что, наверное, я выдала не ту реакцию. Любая женщина – что человека, что гарма, что хенлора, уж не знаю насчёт драгов, – непременно закричала бы, но моя реакция как метаморфа, вшитая в инстинкты, всегда была превратиться в существо, схожее с опасностью. А поскольку сейчас возможность превращения блокирована… вот и лежала здесь, заполняясь возмущением.

До чего же гостеприимный хозяин, жаль, не разбился вместе со своей пробиркой ещё на стадии зачатия! Сразу видно, как ему нужна невеста и какое будет к ней отношение! И ведь сколько женщин добровольно согласны сделаться подстилками!

– Шиззи, – отрывистый хлёсткий приказ низким, едва вибрирующим голосом. Я с трудом сдержала желание заржать: надо же этакого монстра обозвать Шизой! Но псина так вгляделась в глаза, словно понимала мысли, и заодно предостерегала от их оглашения. Нехотя убрала лапу с моей груди, горделиво отступая.

– Давайте я помогу вам встать, дейв Лундан, – проснулся слуга, протягивая мне руку.

Взявшись за неё, я поскорее поднялась, пытаясь не растерять грацию и не сводя взгляда с бессовестного лица командующего. Похоже, извиняться поганец не собирался, как и здороваться. Ждал, что я, как низшая по положению, первой заговорю? Будь моя воля, ни за что не стала бы подкладывать дров в костёр его самодовольства и хлещущего через край чувства собственного превосходства! Больше всего хотелось проехаться по циничной физиономии чем-нибудь тяжёлым и сбежать в закат.

Каким образом женщина может привлечь к себе интерес, если пришла драться с конкурентками за вожделенный приз, обладающий весьма сомнительными плюсами – по крайней мере, в плане характера и прочего содержания?

Шефиня учила всегда искать достоинства, даже у трудных детей. Но передо мной был далеко не ребёнок, да и с достоинствами у него оказалось туговато. Разве что подтянутая фигура, которую портило не шибко молодое лицо, а ещё больше – его выражение.

– Спасибо, – поблагодарила слугу, оправляя одежду. – Буду знать, что передвигаться по этому дому опасно.

– Опасно только врагам, – снизошёл до ответа бессердечный владелец особняка, а заодно и орбитального флота Зилана, с явными признаками мании преследования.

От его слов возникло желание удрать – сразу же и без оглядки. Меж лопаток снова свело иглой, боюсь, как бы черты лица не поплыли от волнения. Он же не может знать! А вдруг меня уже раскусили?!

– Признаться, совершенно не так представляла первое знакомство с потенциальным женихом, – усмехнулась я, стараясь вернуть равновесие и контроль.

– Знакомство состоится завтра, – бросил Дирайм, разворачиваясь и теряя ко мне всякий интерес.

И что это было? Я с трудом заставила себя не оборачиваться и не прожигать взглядом его мощную спину. И вышагивающую следом псину, от которой по-прежнему веяло опасностью.

– Пожалуйста, пойдёмте, дейв, – отвлёк слуга, явно не собираясь извиняться за своего хозяина. Я всё же невольно оглянулась, но командующий, как и его тварюка, уже скрылись за поворотом.

– Ну что? – потрепал я нагло требующую поощрения Шиззи за ушами. Та чуть прищурилась, получая удовольствие и не спеша давать ответ.

Странная девчонка. По крайней мере, не верещала, а ведь она не может быть из драгов. Я бы узнал. Метаморф тоже давно сменил бы внешность. Впрочем, это забота Соиле.

А вот взгляд… Уязвлённый, почти ненавидящий. Чего она сюда припёрлась, с такими амбициями? Правда, от сладкой ваты, источаемой другими претендентками, хотелось отмыться. Но тут, пожалуй, я сам виноват, перестраховался. Все умные и опасные были отсеяны изначально.

Дилемма: женщина не должна уронить мою честь у хенлоров, и в то же время не должна слишком много затребовать. Или, того хуже, просечь.

Шиззи по-прежнему смотрела на меня, заставляя жалеть, что не умеет излагать размышления. Но и однозначного неприятия девчонка у неё не вызывала. Хотя, наверное, было бы лучше распрощаться с ней сразу же. Однако сроки поджимают, а кандидатур всё меньше. Все более-менее влиятельные семьи сразу же отпали: от них потом легко не избавиться, начнут изображать оскорблённое достоинство и настаивать на свадьбе. У гармов с Зиланом соглашение: флот охраняет планету, не вмешиваясь в её внутреннюю политику. В своё время гармам было удивительно узнать, что планета, не выходящая в космос, смогла дать им нехилый отпор…

Впрочем, это моя вторая забота. А первая – эти вот… отборные.

Источник