Меню

Невеста семи демонов все части



Седьмая невеста демона Расхи

У вас появилась возможность начать слушать аудио данной книги. Для прослушивания, воспользуйтесь переключателем между текстом и аудио.

— Я лучше на себя руки наложу, чем соглашусь подписать контракт с Домом Расхи,- вышагивая по комнате из стороны в сторону, я шипела, как рассерженная кошка, которой только что провели рукой против шерсти. И не один раз, а сто или двести, так, что искры во все стороны летели.

— Что желаешь на выбор: нож, веревку, пистолет или горстью таблеток обойдешься?- поинтересовалась у меня Вольга Ставриди, выводя чайной ложечкой узоры в креманке с мороженым. Девушка просто обожала это лакомство и была готова есть его каждый божий день, но вот именно сегодня почему-то у нее совершенно не было настроения, потому она и говорила всякие неприятные для меня вещи.- Теми, что для диеты,- пояснила вдогонку.

— Зачем нож и таблетки?- я даже остановилась, замерев на месте, и с удивлением воззрилась на подругу. Иногда у нее чертовски здорово удавалось выводить меня из себя, причем делать это с невозмутимым видом. Например, как в данную минуту.

— Убиваться. А ты для чего подумала? Ножом вены вскроешь, таблеток наглотаешься, пистолетом дело довершишь, а на веревке так и быть повесишься. Все понятно? Или еще раз объяснить?- подняла она на меня свои глаза цвета молодой листвы. А в них, ну ни капельки раскаяния за сказанное.

— Я не хочу убиваться,- запротестовала в ответ.- Я жить хочу. Я еще только-только во вкус вошла.

От сказанного подругой у меня по спине побежали стайками мурашки, как только представила предложенное Вольгой. Это ж надо было до такого додуматься? Веревку она посоветовала. А подумать о том, что я буду ужасно выглядеть в гробу не могла? У всех повешенных же язык вываливается и лицо синеет и становится одутловатым. На кого я буду похожа? Ну ничего, я еще ей это припомню. Я сощурила глаза на подружку, но ничего не сказала, решив оставить все мысли до лучших времен.

— Ты уж, вначале определись. Убиваться или жить?- меланхоличным тоном продолжила эта зараза, окунув ложечку в мороженое, зачерпнув и положив белую горку в рот, чтобы в следующую секунду зажмуриться от удовольствия. Минута отторжения лакомства окончилась. — А может пирожное с белыми сливками?

От услышанного меня аж передернуло. Три раза. Нет. Четыре.

Знает же зараза, что я белые сливки не перевариваю, просто на дух не выношу. Это она специально меня подначить решила. Противная. И чего я не заставила служанку подсунуть ей дохлую муху в креманку? Надо было обязательно сделать, если бы я раньше могла знать, что она такое мне предложит. Вот хохотала бы, видя ее «радостное» лицо. Предательница. А еще подруга называется. Вредительница она, а не подруга.

— Фу-у. Я их терпеть не могу, — озвучила свои мысли.- Ты же знаешь. Мне только с ягодной начинкой нравятся или с шоколадной,- на всякий случай пояснила для Вольги, если она вдруг забыла. С нее станется. Хотя, я почему-то была уверена, что она это специально сказала, чтобы меня подразнить. Решила подколоть. Сладкоежка. Когда-нибудь это ее и погубит.

— Вот как раз налопаешься белой и коники кинешь,- пояснила для меня девушка, отправляя следующую ложку в рот. И как она только может глотать эту холодрыгу в таком количестве? Бедный ее желудок. Страдает от своей хозяйки.- Ты же этого хотела?- с невозмутимым видом продолжила она, напоминая мое самое заветное желание.

— Да не этого я хотела. Совсем не этого,- попыталась достучаться до Вольги, донести свое видение ситуации.

— А чего?- она удивилась, даже вполне правдоподобно. Можно подумать, что мы с ней часами не обсуждали эту тему.

— Я не хочу замуж за Расхи,- чуть ли не по слогам произнесла для особо непонятливых.

— Это еще почему?- сделала подружка круглые глаза, которые буквально кричали «все хотят, а ты нет?!».

Еще бы не хотели. Один из самых завиднейших холостяков предложил союз, а я тут кочевряжиться надумала. Сумасшедшая, честное слово. Иначе меня не назвать.

— Так у него же со всеми невестами что-то случается,- словно маленькой пояснила девушке свою позицию. -А я не хочу быть следующей, погибнув во цвете лет,- добавила к сказанному.

— Эй, ты чего это напридумывала? — поинтересовалась Вольга, теперь уже на полном серьезе. — Они не гибнут.

— А что же с ними случается? — едко спросила.- Не знаешь? И я не знаю. Знаю, что только каждый год клан Расхи объявляет об очередной помолвке с очередной невестой, но до свадьбы дело не доходило ни разу. Слышишь? Ни разу. Я не хочу-у-у быть седьмо-о-ой,- протянула я, чуть ли не срываясь в вой.

— Невестой не хочешь быть? Удивительно. Ты же все уши мне прожужжала о том как же это здорово с кем-нибудь обручиться, а потом пойти к алтарю. А как выглядит твое будущее белое платье я уже на зубок выучила. Ты мне о нем уже раз сто пятьдесят рассказывала. Или двести?- она задумалась, поцокала языком и выдала. — Все же двести, а может даже двести пятьдесят. Я даже знаю из какого материала у тебя будет сшита каждая из розочек, а не говоря обо всем остальном.

Эх, было дело. Поделилась на свою голову. Дура была. И вот теперь эта педантка мне о том напомнила. И как у нее язык повернулся? Я поджала губы от недовольства.

— Так то ж невестой.

— Что-то я тебя не пойму. То ты хочешь быть невестой, то не хочешь. Ты уже определись как-нибудь, а то скачешь как блоха из крайности в крайность. Мне уже надоело тебя выслушивать, честное слово,- услышала я от любимой подруги.

Читайте также:  Обычаи для мамы невест

— Хочу,- упрямо подтвердила свое намерение надеть белое платье невесты.

— Ну так в чем дело? Подписывай контракт и автоматически станешь невестой, а потом и женой обожаемого Жоржа Расхи.

Можно подумать, что это так просто.

— Демона Жоржа Расхи из клана Расхи,- многозначительно произнесла я.

— И что это меняет? — да когда же она доест свое мороженое? Оно у нее прямо таки нескончаемое. Может быть креманка заговоренная? Очень может быть. Надо будет поинтересоваться на кухне: чем они там моих гостей прикармливают? Неужели изобрели постоянно самовоспроизводящиеся продукты? Вроде бы ничего такого я не слышала.

Источник

Невеста семи демонов все части

Книга 1. Поймать Тень.

Я никогда не думала, что на кону может стоять моя жизнь. Но пришли они… и мир рухнул.

И почему мне никто никогда не объяснял, чем платят за любовь демона. Это надо заучивать любой девице. Меня научили всему, этикету, игре на нервах и других инструментах, магии и колдовству. Всему что должна знать благородная дева. Но не научили бояться.

Наверное, меня неправильно воспитали.

Иначе бы не попала я в эту историю.

— Клятва, данная более тридцати лет назад, не должна быть нарушена. Я и ваш отец закляли этот союз на крови наших погибших друзей и родных. И раз пришло время, я не буду противиться, и отказывать вам в этом праве, и моя дочь будет женой вашего наследника. Вот только есть одна проблема… с того момента, как пришло ваше послание, мы не можем ее решить, — король устало вздохнул.

— И какая же? — равнодушно спросил один из послов. Взглянув на него, поймал себя на мысли, что внуками с ярко алыми волосами не может похвастаться ни один из его предков.

— Сущая мелочь, — пожала хрупкими плечиками королева. — Мы не знаем, какая дочь вам нужна. Видите ли, у моего мужа пять дочерей на выданье. И каждая из них достойная, воспитанная девушка. Уж я приложила к этому все усилия.

Стоящий позади советник вроде бы подавился. Наверно вспомнил, как девочки в свое время громили замок. Надо отдать должное — Игрисса постаралась на славу. Сейчас их и в свет вывести не страшно. Ну, за исключением, конечно…

— Мы не видим в этом проблему, — скучающе заявил тот, что стоял крайним слева, фиолетововолосый. — У вас есть дочь, которую можно выдать замуж, и это главное.

— Нам все равно кто она будет. — Волосы этого были насыщенно зеленые, с фосфоресцирующим отливом.

— Выбор за вами. Кого не жалко, — улыбнулся четвертый посол, выставляя на показ внушительные клыки. Густые длинные волосы этого мужчины, заплетенные на висках в две тонкие косички, имели цвет сапфира.

Король уже запутался в этих мальчишках. Все четверо как на подбор высокие, красивые юноши, с властными лицами и непокорными глазами настоящих властителей. Вот сиди тут и вычисляй, кого напророчил старый знакомый — папаша одного из этих красавчиков — в мужья твоей родной дочери. Все у этих демонов не как у людей.

— Всех жалко, — пробубнил король, глядя на улыбку посла. — Дети все-таки.

— Будь твоя воля, — вмешалась королева, — они бы у тебя вообще замуж не вышли. Так и жили бы с тобой.

— Вот твои вырастут, тогда-то я на тебя и погляжу, — огрызнулся король. Хотя она была в чем-то и права. — Итак, у меня пять дочерей, вы их, разумеется, можете увидеть, и давайте, наконец, решим этот вопрос. А то мы уже извились все.

— Хорошо хоть девочкам ничего не сказали, — как всегда ядовито добавила магиана. — А то с вас бы сталось и их озадачить этим вопросом. Сидели бы бедняжки и решали, кому за клыкастого идти. И кто оказался бы крайним?…

Придворные дружно переглянулись. Кто им оказался бы, и так понятно.

— А это идея, — просияла ее величество. — Пусть ее и забирают.

— Может тогда лучше тебя под шумок сбагрить? — сверкнула молниями в глазах придворная магичка.

Милая женушка покраснела лицом и возмущенно вздохнула. Правда, промолчала.

— По договору, — совершенно серьезно заявил зеленый, — невестой должна быть дочь, а не жена.

— Как жаль, — расстроилась магиана. — А я-то уж надеялась. Так или иначе, свою ученицу я не отдам. Это, во-первых. А во-вторых, ваше величество, вы что, нового скандала хотите? Она им там все разнесет, а виноваты-то мы окажемся.

— Нет, Консуэла. Дочерей у меня пять, вот пусть всех и смотрят. Ведь точно так же можно было отказать в смотринах Элоизы, она вообще практически помолвлена. А Беатриче я принцу Измеру пророчил. Вот только заключенная клятва куда сильнее всего остального. От нее зависит успокоение душ уже покинувших нас людей, а чувства этих юных особ второстепенны. Девочки переживут, их женихи тоже. Да и вы, магиана. Что же касается этого ходячего недоразумения, она уже не маленькая, поймет. Итак, господа, — подобрался он, — прошу у вас прощение за эти внутри семейные споры. Мы остановились на том, что вы хотели взглянуть на моих дочерей.

— Мы не хотели. Но избежать нам этого не удастся.

— Лучше если мы сможем не только взглянуть, но и поговорить с девушками, — красноволосый оторвал скучающий взгляд от пола и посмотрел на короля большими вишневыми глазами.

— Мы предлагаем отвести нам по пять минут на разговор с каждой из ваших дочерей. Один на один. — Это уже был фиолетовый юноша. Хотя этому юноше вполне могло оказаться и лет пятьдесят.

Читайте также:  Пусть говорят цыгане 13 лет невесте 19

Странные они, даже по меркам их народа. И говорят о себе во множественном числе. Как один.

— Об этом не может быть и речи, — возразила магиана. — Оставить юную девушка одну с вами я никогда не позволю. И даже не из-за недоверия к вам, а просто потому как это может травмировать нежную психику принцесс. Они воспитанные девицы и к такому не привыкли.

— Вы нас не поняли. Мы будем говорить с ними один на один, а не все сразу.

— Тогда понятно. Это еще приемлемо.

— Ну, раз вы позволяете, магиана, — усмехнулся король, — наша поборница нравов (с каких это пор), так и порешим. Но опять же возникает проблема. Вас четверо, а дочерей у меня пять.

— Ну и кто опять будет крайним? — захихикала королева.

Раздался вновь дружный вздох, и советник озвучил:

Меня уже начало морить ко сну. То ли день сегодня такой, то ли книжка слишком нудная, а может, просто ночью надо было спать, а не в волшебное зеркало пялиться. И почему у меня всегда так — зачаровать зеркало могу на любом уровне, а на простом дубу и яблоко вырастить не получается. Не, ну обидно!

Да еще и магиана Консуэла порадовала. Сама к папе на совещание сбежала, и нет бы ребенка в покое оставила, вот тебе, такое глупое задание дала. Яблок ей, что ль, мало?

Я задремала, прижавшись животом к древесине, примостив голову на подходящие листочки и вытянувшись на ветке как кошка.

Не знаю, сколько я была в блаженном состояние дремоты, но разбудили меня нагло. Кто-то, что б его, точнее их, довольно громко переговаривался, шагая прямо к моему любимому дереву. От такой наглости я чуть не свалилась и поэтому крепче вцепилась в толстую ветку всеми четырьмя конечностями.

Ну, они сейчас у меня попляшут. Будут знать, как будить мирно дрыхнувших на ветках злобных принцесс с магическими способностями.

Я уже и файрбол приготовила, когда поняла, что что-то с ними не так. Компания расположилась прямо подо мной, поэтому я имела честь лицезреть только их макушки, но и этого хватило, что бы призадуматься, свернуть огненный шарик, замереть и прислушаться.

Их было четверо. Мужчины. Молодые. А дальше начинался беспредел. Волосы у них оказались густые, я обзавидовалась, блестящие, гладкие и… разноцветные. Алые, изумрудные, фиолетовые и синие. Не сразу все конечно, у каждого своего цвета, но и этого хватало. А на лбу у каждого, у самой кромки волос, рожки.

Жены что ль постарались? Это сколько же усилий надо? Знаю я одну такую: только муж за дверь — нее уже любовник.

Лиц возмутителей спокойствия я, к сожалению, не видела, а вот разговор без угрызений совести подслушала.

— Ну и как вам этот балаган?

— Весело, ничего не скажешь.

— Представляете что у них там, наверное, за «достойные, воспитанные девушки»?

— Надеюсь, девушки не в мать пошли.

— А в кого? В эту занозу магичку?

— В советника, — съязвил кто-то.

— Кстати, надо будет проверить действительно ли невеста — его дочь, или кто помог.

— Вот старикашка шаловливый. Это у него пять только совершеннолетних дочерей, а ведь еще есть две маленьких и три сына. Когда успел то?

Источник

Невеста семи демонов все части

Теперь демону следовало решить еще одно проблему по имени Ларина, что подвывала сейчас с той стороны двери, Расхи не мог этого не заметить.

Он широко распахнул дверь и как был нагой, так и вышел в гостиную. Девушка сидела на полу и тихо всхлипывала, словно побитая собака у дверей дома хозяина, представляя собой жалкое зрелище.

— Ты что-то хотела? — холодный голос мужчины заставил вздрогнуть. Кошечка ожидала, что найдя ее в таком плачевном состоянии Жорж бросится утешать, начав корить себя за грубое отношение. Однако девушка не ожидала такого выхода демона. В ее маленькой головке сразу же с огромной скоростью пронеслись мыслительные процессы, что тут что-то не так и если она тотчас не исправит ситуацию в свою пользу, то ей может быть плохо.

— Дорогой, я так перед тобой виновата. Простишь ли ты меня? — девушка опустила ресницы и молитвенно сложила руки, являя собой кающуюся грешницу во плоти.

Безусловно Жорж не ожидал ничего подобного, а потому в первое мгновение несколько растерялся и не сразу среагировал.

— За что?- выдал первое, что пришло на ум.

— Дорогой, я помешала твоим делам, — девушка на коленях поползла по полу, причем в ее движениях не было желания соблазнить, а лишь стремление оказаться рядом с объектом обожания.- Я больше так не буду. Ты только говори мне, что следует делать и я с удовольствием выполню все твои пожелания. Только не гони меня, — девушка обняла ногу Жоржа, словно не замечала его наготы, совершенно никак на нее не реагируя.

Расхи не знал что ответить. В глазах Ларины светилось такое раскаяние, будто она совершила вселенский грех, а теперь желала его замолить.

— Встань, пожалуйста, — потянулся к девушке Жорж, поднимая Ларину на ноги.

— Ты меня простишь? — с мольбою выспрашивала кошечка, заглядывая в глаза и ласково улыбаясь лишь одними уголками глаз, принимая крайне соблазнительную позу.

— Вставай, замерзнешь. Пойдем, оденемся, — демон подхватил на руки девушку и понес в комнату, где укутал в плед прежде чем попытался разыскать ее одежду.

— Я чувствую себя такой маленькой в твоих руках, — прижалась доверительно к груди мужчины девушка. — Мне с тобой так спокойно.

Разве мужчина мог устоять и не проникнуться, когда милая и ласковая кошечка преданно заглядывала в глаза, ища в них одобрения и прощения.

Читайте также:  Свадебные платья модная невеста

Жорж сам не заметил как потянулся к чувственным губам красавицы, которая с удовольствием подалась в ответ. Напряжение, что скопилось глубоко в мужчине, искало выхода, демоническая сущность рвалась наружу, требуя своей жертвы. Расхи сдерживал себя из последних сил, но Ларина словно того и ждала, чтобы еще сильнее прильнуть, прижаться, впитать в себя мужское начало. И демон не выдержал и пошел в наступление.

— Гомер! Гомер!- Матильда звала мужа по имени еще до того как произошло соединение.

— Тильда, что ты так кричишь? У меня заложило уши, — пожурил жену демон с благородной проседью в волосах. Он вглядывался в свое отражение в огромном окне на тридцать восьмом этаже офисного центра, расположенного в центре города, стоя в ожидании старшего сына, который остался пообщаться с одним нужным человеком.

— Гомер, кажется, у нас проблемы, — взволнованно произнесла женщина. Она уже несколько минут ходила из угла в угол прежде чем набраться смелости и позвонить, чтобы посоветоваться.

— Какие? Тропикана опять родила от мастифа и ты пугаешься злобного вида щенков? — с улыбкой на губах произнес мужчина.- Или эпиляцию произвели чересчур грубо?

— И ты туда же, — у Матильды не находилось слов, чтобы высказать свое возмущение по поводу предположений высказанных мужем.

— А кто еще так считает?- удивился демон из клана Расхи.

— Жорж, — не стала скрывать Матильда.

— Ну, он может. Весь в меня, — с гордостью за сына произнес Гомер, касаясь стекла и начиная чертить на нем замысловатые фигуры. От его дыхания поверхность слегка запотела. Мужчина обернулся, удостоверился, что никого рядом нет, после чего задышал часто-часто на стекло. На окне появился запотевший круг, в котором мужчина быстро-быстро нарисовал смешную рожицу, с высунутым языком. Гомер еще раз оглянулся и после этого вдохнул в нее немного силы. Серебристое свечение побежало по контурам рожицы, которая ему тут же подмигнула, а язык спрятала, обнажив острые зубки.

— Он не стабилен, — в сердцах вымолвила женщина.

— Кто? — не понял о ком и о чем идет речь Гомер с умилением смотря на сотворенное своими руками.

— Жорж,- выдохнула Матильда, замерев на секунду на месте, но потом вновь принявшись нарезать круги по комнате. На месте женщине не сиделось. Ее все больше и больше беспокоили собственные страхи.

— Что за глупости?- рожица попыталась цапнуть Гомера за поднесенный вплотную к стеклу палец. Мужчина вовремя его убрал. Ясно, что на материальном уровне нарисованная мордочка не могла причинить никаких повреждений, а вот схватить за ауру могла с большим удовольствием.

— Я тебе говорю, — принялась убеждать мужа женщина.

— Не говори глупостей, Матильда, — Гомер называл так жену только в исключительных случаях: когда был недоволен ею или начинал нервничать. Сейчас было и то и другое.

— Но я с ним разговаривала.

— Опять вывела мальчика из себя? — гневно спросил мужчина. Ему не нравилось когда происходило то, что случалось достаточно часто.

— Да что ты такое говоришь, Гомер? Разве я могла? Ты же меня знаешь. — у Матильды даже слезы потекли по щекам.

— Я знаю своего мальчика, он может себя контролировать, причем прекрасно. И только сильное потрясение могло повлиять на него,- принялся отстаивать интересы сына отец. Гомер любил Жоржа и гордился его достижениями в бизнесе.

— Неужели ты считаешь, что я могла?- всхлипнув, произнесла Тильда.

— Матильда, давай ты не будешь пытаться мною манипулировать, мы это уже несколько раз проходили. И ты же знаешь, что я этого не люблю, — когда надо, то Гомер мог быть строгим со своей женой. У мужчины этого было не отнять.

— Давай я сам со всем разберусь. Не будем делать скоропалительных выводов, — одернул Матильду мужчина.

— Хорошо, — ей ничего не оставалось делать, как согласиться с решением, принятым мужем. Женщина подумала, что можно отложить разговор до лучших времен, например, до вечера, а уж тогда она вновь заведет разговор .- До встречи дома, Гомер.

Связь разорвалась. Мужчина постучал трубкой телефона по ладони, раздумывая над тем что услышал.

— Развлекаешься? — за спиной у Гомера прозвучал вопрос, заданный насмешливым тоном.

Гомер Расхи быстро обернулся, стараясь одновременно стереть рукавом пиджака со стекла нарисованную рожицу. Однако или он чересчур много влил силы, или рожица оказалась намного живучее, чем хотелось, но она выпустила зубы и смачно цапнула мужчину за руку. От неожиданности он дернулся, выдав себя с потрохами.

— Отец, тут надо привязку ставить. Если потянуть за узелок силы то она должна сама исчезнуть, — Вольф снисходительно протянул руку поверх отцовского плеча и, совершив небольшую манипуляцию, развеял наведенный образ, отчего картинка на стекле вначале поплыла, а затем начала пропадать, как исчезает в обычных условиях, пока на окне не осталось даже намека на веселую зубато-языкатую рожицу.

— Видимо я что-то подзабыл. Стар стал и немощен, — смиренно пожал плечами мужчина, показывая свое поражение.

Ему было неудобно, что старший сын застал его за таким детским занятием как одушевление нематериальных предметов. Вот только тому были веские причины. В последнее время Гомера стали беспокоить первые симптомы тяжелой болезни, которые он обнаружил совершенно случайно. И всякий раз старался проверить насколько быстро прогрессирует болезнь, пытаясь ни в коем случае не унывать. Мужчина знал, что на все воля всевышнего. Он мог отмерить ему и сотни лет относительно нормальной жизни, а мог забрать все и сразу. Потому появление Вольфа оказалось как нельзя кстати, хотя Гомер уже и не надеялся, если говорить откровенно, что старший надумает вернуться в родные пенаты.

Источник