Меню

Можно ли викарию жениться



В каких случаях католический священник может жениться

Католическая церковная традиция имеет множество отличий от православной, и одним из самых очевидных является обязательный для священнослужителей целибат — то есть запрет на вступление в брак.

Однако целибат не является исключительно католической практикой. Строго говоря, православный священник тоже жениться не может – связать себя узами брака он должен до принятия сана. Если же до этого момента он не смог найти себе жену, то он может либо принять монашеский постриг, либо также дать обет целомудрия и стать целибатным священником.

Во многом основанием для такой практики служат слова апостола Павла из 1-го послания к Коринфянам: «Я хочу, чтобы вы были без забот. Неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу; а женатый заботится о мирском, как угодить жене».

Такое наставление апостола, безусловно, было справедливо и оправдано для того времени: первые христиане ждали предсказанного конца мира и предшествующих этому бедствий, а вскоре наступили времена гонений, в которых семья, безусловно, была для многих лишним поводом для искушений и тревог.

В католической церкви рукоположение мужчин, избравших безбрачную жизнь, это многовековая традиция, закреплённая в каноническом праве, догматически же такой запрет никак не прописан.

Среди первых христиан не было жёстких требований безбрачия для священников, однако многие из них уже тогда сознательно наряду с монашеством выбирали целибат. В католической церкви он стал обязательным для священства лишь с XI века при папе Григории VII.

Но в наши дни среди католиков можно встретить и женатых священнослужителей. Например, жениться могут католические священники церквей восточного обряда — всего таких церкви 23. Служить они в дальнейшем могут и в латинском обряде.

Также с недавних пор разрешено рукополагать в католичестве женатых священников, перешедших из англиканства. Жениться разрешено теперь и тем, кто желает быть постоянным дьяконом, не претендуя на рукоположение в священнический сан.

Важно, что как и в православной, так и в католической церкви священнослужители могут вступать в брак только до принятия сана и только один раз.

Источник

Почему православные священники могут иметь семью, а католические- нет?

Какими бывают священнослужители?

Ответ этот на вопрос нужно знать для того, чтобы понять, могут ли священники жениться. Священнослужители подразделяются на три степени иерархии:

  • первая из них – это диакон;
  • вторая – священник, он же пресвитер;
  • третья – епископ или архиерей.

Диакон помогает священникам и епископам проводить богослужения, делать это самостоятельно он не вправе. Диакон может принадлежать как к белому, так и к черному духовенству (быть монахом).

Священник вправе совершать и богослужения, и таинства. Исключением является только рукоположение. Он также может быть монахом.

В обязанности епископа входит надзор за духовенством епархии, во главе которой он стоит, а также за паствой. Еще епископ возглавляет духовенство храма, монастыря. Он может иметь различные главные правительственные степени. Речь идет о:

  • патриархе;
  • митрополите;
  • архиепископе;
  • экзархе.

Избирается епископ только из среды монашествующего духовенства.

Определившись со степенями священства, можно узнать ответ на вопрос, может ли жениться священник православной церкви.

Епископы

Могут ли жениться священники в сане епископа? Ответ на этот вопрос однозначно отрицательный. Обычай безбрачия этой категории стал восприниматься в качестве нормы ко второй половине VII века. Данное правило было закреплено на Трулльском соборе (691-692 гг.). При этом последнее правило касалось тех из епископов, которые до рукоположения в сан были женаты.

Они должны были предварительно разлучиться с супругой, отправив ее в монастырь, который находился далеко от места его служения. Бывшая жена имела право на пользование содержанием от епископа. Сегодня кандидаты в епископы избираются только из монахов, принявших малую схиму (аскетов).

Почему православные священники могут иметь семью, а католические- нет?


Источник фото: https://www.orthedu.ru/

Одним из основных отличий православных священников от католических является то, что православные священники могут пребывать в браке и иметь детей. А клирикам Римско-Католической церкви это делать запрещено. Да-да, католический священник, принимая сан, обрекает себя на пожизненное одиночество. Почему же в Православии правила личной жизни священника менее строги, чем у католиков? Для ответа на этот вопрос нам с вами придется обратиться к истории.

До 11 века Церковь была единой, православные и католики жили вместе в рамках одной традиции, согласно которой, священнослужители, если они не состояли в монашестве, могли иметь семьи. Впрочем, начиная с 7-го века на востоке безбрачие стало обязательным для епископов. Епископ — высшее служение в Церкви, на епископе лежит особая ответственность. Потому было решено, что совмещать семейную жизнь и пастырские заботы для епископа крайне сложно. Так с 7-го века на востоке епископы перестали быть женатыми. Обычным священникам и диаконам, как и прежде, дозволялось вступать в брак. Правда, до рукоположения. И брак для священника может быть только первым и единственным. Это правило действует до сегодняшнего дня. Если священник овдовеет, то повторно жениться ему будет нельзя.

Читайте также:  Первым говорит тост свадьбе

На западе закон о безбрачии в Церкви был усилен. С 7-го века одинокая жизнь стала требоваться и от епископов, и от прочих священнослужителей. Если на востоке правило насчет одинокой жизни епископов четко соблюдалось, то на западе с безбрачием клириков имелись проблемы. Вплоть до 11 века то там, то тут появлялись епископы или священники, состоявшие в браке, имевшие, соответственно, жену и детей.

Епископские или священнические сыновья, благодаря протекции своих отцов впоследствии получали выгодные места для церковного служения. В 11 веке у руля Римско-Католической церкви оказался Папа Григорий VII Гильдебрандт, человек жесткий, но при этом строгих моральных правил. Он-то и решил положить конец вольностям в церковной среде и под страхом суровых наказаний запретил епископам состоять в браке. Под запрет на женитьбу попали и все прочие священнослужители Католической Церкви — священники и диаконы.

Данному запрету Папой Григорием было дано богословское объяснение. Священнослужитель символизирует собой Христа. Как Спаситель в течение жизни был одинок, то и священники должны вести одинокую, безбрачную жизнь. Православная Церковь никогда не соглашалась с западной традиций запрета на семейную жизнь для священников и диаконов. С точки зрения востока — брак является Богом установленным обычаем. Более того, как приходской священник может вести пастырскую деятельность и помогать решать, в том числе, семейные проблемы, если сам он ничего о семейной жизни не знает.

Первая и вторая степень священства

В православии все духовенство подразделяется на два вида:

  1. Черное, монашествующее, которое дает обет целомудрия.
  2. Белое. Оно может быть женатым, а может и нет.

Поэтому ответ на вопрос о том, могут ли жениться священники первой и второй степеней, зависит от того, к какому из двух видов они принадлежат.

Лишь относящимся к белому духовенству дозволено вступать в брак. Но делать это они могут только до того, как облечены в диаконский или же священнический чин. После того как они создали семью, они имеют возможность принять сан. Может ли священник иметь детей, вступив в него? Да, заводить детей им разрешается.

А если супруга умрет или решит покинуть мужа? В подобной ситуации священнослужитель должен оставаться одиноким. Он может или стать монахом, или пребывать в статусе неженатого священника, но повторный брак ему запрещен.

Существует и другая форма безбрачия священников, о которой будет сказано ниже.

Целибат

Это особая форма священства, следуя которой человек не становится монахом, но в то же время и не относится к семейному духовенству. После того как целибатный священник будет рукоположен, он живет один. Это правило было узаконено в западной церкви при папе Григории Великом (590-604 гг.). Но де факто оно утвердилось только к XI веку, при папе Григории VII. Что касается восточной церкви, то целибат был отвержен Трулльским собором, который не был признан католиками.

Обетом безбрачия предписывается соблюдение целомудрия, а его нарушение расценивается как святотатство. Священники не могут заключать брачные узы или ранее состоять в браке. После посвящения в сан также нельзя жениться. Таким образом, у католиков, несмотря на существующее разделение на черное и белое духовенство, обет безбрачия должен соблюдаться всеми священниками.

У нас в стране целибат появился в конце XIX – начале XX века. Начало ему положил протоиерей А. Горский (1812-1875 гг.). Он состоял в должности ректора Московской духовной академии. На этот шаг, который был совершенно новым для российской церкви, его сподвиг митрополит Филарет. Он является автором трактата, посвященного примерам целибатных рукоположений, наблюдавшихся и в древней, и в позднейшей истории. В России целибат принимался довольно редко, как это происходит и сейчас.

Что касается иудаизма, то в нем к безбрачию наблюдается резко отрицательное отношение. Оно, прежде всего, основано на предписании, которое дано в Библии – «плодитесь и размножайтесь». Также безбрачие отвергается по причине того, что неженатый мужчина рассматривается только в качестве половины человеческого существа.

Войти на сайт

Новость об уходе из монашества и вступлении в брак игумена Ростислава (Якубовского), бывшего настоятеля подворья Оптиной пустыни в Санкт-Петербурге, стала достоянием общественности и подняла на повестку дня вопросы о сути монашеской жизни.

Читайте также:  Что за свадьба во вторник

На эту тему с корреспондентом беседует игумен Афанасий (Селичев), настоятель Михаило-Архангельского монастыря в городе Юрьев-Польский (Владимирская епархия).

Игумен Афанасий (Селичев)

— Как Вы считаете, можно ли назвать монашеский постриг таинством? В чем его смысл?

— Со времен возникновения этого института в Церкви, монашество самими монахами считалось таинством. Преподобный Феодор Студит (вторая половина VIII — начало IX вв.) в своих Катехизических беседах перечислял его среди официально признаваемых на тот момент церковных таинств.

Я считаю таинством любое священнодействие, и само это выделение не совсем корректно. Благодать либо подается, либо нет. В священнодействиях она подается.

Это богословский взгляд. Что же касается личного переживания, то я считаю, что в постриге между Богом и человеком, монахом, устанавливается некая таинственная связь, оборвать которую страшно.

Мне порой снятся кошмарные сны — регулярное такое искушение. Первый — как будто я повторно служу по призыву в советской армии. Служу-служу — и, наконец, понимаю, что я лет двадцать назад отслужил, а то и больше.

Второй тип снов относятся именно к моему монашеству, вернее, к возможной его потере. Первый сон более или менее мягкий — я умываюсь, и вдруг оказывается, что я наголо обрит, лицо без бороды. От этого кошмара я просыпаюсь.

Второй, более жесткий вариант сна о монашестве — мне снится, что я женат, у меня дети, прекрасная семья, я тружусь на светской работе — и вдруг неожиданно ощущаю на себе параман. И опять-таки от ужаса я просыпаюсь.

Это, может быть, мои личные фобии. Но я думаю, что многие из монашествующих испытывают нечто подобное.

Оскорбил Христа? Начинай сначала

— Есть ли у человека право отказаться от монашеских обетов — или это грех непрощаемый?

— Диавол всячески хочет погубить любого человека — и мирянина, и простого монаха. Отцы пишут, что главной «заслугой» беса в деле погубления монаха считается заставить его отказаться от монашества. Вспомните случай из Древнего патерика: два монаха вышли в город, впали в блудный грех, но вернулись и покаялись. Один плакал, а другой с радостью и весельем продолжал свое монашеское делание, как будто ничего не случилось. И тот, и другой были Богом помилованы, потому что Он Бог принимает покаяние в любом виде.

Когда ученик аввы Дорофея Досифей впадал в прегрешение, он садился и начинал плакать. Когда авве Дорофею об этом говорили братья, старец приходил к ученику и говорил: «Ну что, Досифей, ты опять оскорбил Христа? Вставай, пойдем и начнем все сначала». Вот отношение монаха к любому собственному падению, даже к самому тяжкому! Надо понять, что ты оскорбил Христа, пойти и начать все сначала — ни больше, ни меньше.

Фото: Александр Кузьмин. Серия “Карпатские затворники”. https://photopolygon.com/posts/6487

Падение: Судья только Бог

Я думаю, что пасть и жениться — это малодушие. При всем уважении к глубоким знаниям отца Владислава Цыпина, я не считаю серьезным аргументом, что уже сто пятьдесят лет в Русской Церкви разрешен выход из монашества. Все прекрасно знают, что такое Синодальный период — было время, монашество предлагалось вовсе упразднить.

Еще важно понять: грех греху рознь. Есть грех тайный, а есть грех явный. Когда о грехе знает человек, духовник да Господь Бог — это одно. А когда грехом начинают размахивать как знаменем — совсем другое. Все-таки, с моей личной точки зрения, оставление монашества ради семейной жизни есть тягчайшее падение из возможных. Может, я ригорист. Как я бы поступил в такой ситуации, я не знаю. Но пока ощущаю так.

Судить о дальнейшей судьбе падшего монаха я не берусь. Судья ему только Господь. Я могу его только пожалеть. Но я помню слова: «Аще падеши, восстани и спасешися».

Падение: кража у Бога

Я не знаю, погибают ли такие люди, могут ли они спастись. Но я знаю, что спасение происходит только через покаяние. А какова форма этого покаяния — это уже Богу и духовнику известно. Если человек остается церковным, у него должен быть духовник, который поможет решить даже такой вопрос.

— Почему к отречению от монашеских обетов относятся более строго, чем к тем же самым грехам против брака? Человека, развалившего семью, часто допускают к таинствам после чисто формального покаяния, никакого изменения в жизни не производящего, а падший монах — это чуть ли не вероотступник…

Читайте также:  Жареная рыба израненный зверь невиданный успех богатое приданое

— Кому многое дано, с того много спрашивается. А к монахам у нас всегда относились как к людям несколько иного уровня духовной жизни, чем у мирян. Никто никого под ножницы насильно не тащит.

Если ты что-то добровольно решил отдать Богу — как ты можешь забрать это назад? Можно только украсть. Это мое личное мнение, и возможно оно тоже ригористично.

Соблюдение буквы — путь к катастрофе?

— Как вам кажется, падение — это уже следствие духовных проблем, возможно, выгорания, — или их причина?

— Мне кажется совершенно надуманным вопрос о знаменитом пастырском выгорании. Может быть, я счастливый человек, но у меня такого нет, хотя и искушения бывают ужасные. Просто нельзя себе давать воли. Впасть в грех легко. Мы слабые. Но надо же понимать, что это грех, и что он, повторюсь, очищается покаянием!

— Если человек пал, но кается, возможно ли ради того, чтобы он остался в монашестве, не отрекался от обетов, по икономии не накладывать на него чересчур суровых канонических прещений — вечного запрета в служении, например?

— В наше время суровые епитимии просто невозможны. Строгое применение воспитательных мер приведет нас к полнейшей катастрофе.

Я отношусь с большим пониманием и с уважением к практике отца Кирилла (Павлова) (он меня благословил в свое время на монашество). Он никогда не давал епитимию тому, кто приходил на исповедь, видимо, считая, что если человек пришел, то он уже осознал свой грех и свою неправду перед Богом.

Если говорить о грехах, совершенных публично — как в данном случае о грехе знает вся Русская Православная Церковь, по крайней мере, та ее часть, которая сидит в Facebook-е — да и светские люди уже-то здесь вопрос другой. Конечно, если человек раскается, лишать его сана невозможно да и не нужно. Но по крайней мере, несколько лет запрета человек должен понести, ну хотя бы год.

Это все о том же — мне очень жалко отца Ростислава, честное слово.

Кого не надо постригать?

— Не связаны ли такие трагедии с проблемой ранних и поспешных постригов?

— Разумеется, связаны. Опять-таки, силком в монашество никто не тянет — конечно, если постригающий — человек вменяемый.

Наш владыка, митрополит Владимирский Евлогий, обычно говорит, что хорошо бы послушнику пройти три года искуса до пострига. Но часто полагается на мнение игумена и постригает гораздо раньше. Это ведь другая проблема — чем дальше от Москвы и от Питера, тем меньше, меньше, меньше желающих принять иночество. Вот и постригают порой тех, кого и не надо бы постригать.

Еще более важная проблема — молодые карьеристы, которые постригаются вовсе не для того, чтобы вести монашескую жизнь, где угодно — в монастыре ли, в миру ли (я считаю, в наших условиях и в миру вполне возможно монашеское бытие). Не ради Иисуса, а ради хлеба куса, как святитель Димитрий Ростовский говорил. Это очень опасно и страшно! Дай Бог, чтобы разочарование игумена Ростислава не было связано с тем, что у него не удался карьерный рост!

— Как у вас в обители осуществляется постриг? Сколько времени человек должен быть послушником?

— У нас совсем маленький монастырь, всего четыре человека братии. Универсальных рецептов нет — всегда все по-разному, надо смотреть на конкретного человека.

Монашество — попытка совершенства

Сам я принял постриг в двадцать семь лет, уже вполне созревшим человеком. Всерьез воцерковился в двадцать два года и сначала не торопился ни с постригом, ни с браком. Сам не знаю, как стал монахом, до сих пор не понимаю, как это произошло. Просто пришло время, и появилось осознание, что другого пути для меня лично нет.

— И что же такое есть в монашестве, что недоступно для человека, живущего в христианском браке или вообще в миру?

— О, это вопрос вопросов… Обратимся к Писанию. Апостол Павел говорит: «Неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу; а женатый заботится о мирском, как угодить жене» (1 Кор. 7:32–33). Монашество — это попытка реализации этой максимы апостола Павла. Если, конечно, ты по-настоящему хочешь быть монахом. Вот и все.

Источник