Меню

До свадьбы заживет медведев читательский дневник



О книге Валерия Медведева До свадьбы заживёт

ЛЮБОВЬ ДО КРИМИНАЛА ДОВЕДЁТ

Нынешние ребята очень любят читать весёлые книжки, чтоб было смешно и занимательно, да чтоб была возможность поразглядывать нарядные картинки. А если есть спрос, то есть и предложение. На свет появляется великое множество весёлых рассказов и повестей о школе, о современной детворе. Беда только в том, что многие книги хоть и веселы, но пусты: кроме хохмы там ни мысли, ни чувства, ни авторской идеи.

А вот старые добрые советские книги даже и развлекая, учат детей быть настоящими людьми – добрыми, умными, чуткими, неэгоистичными.

Такова и книжка Валерия Медведева «До свадьбы заживёт. Повесть о самой первой любви» (раньше она называлась«Непохожие близнецы»). Автор широко известен своим произведением «Баранкин, будь человеком». Но и рекомендуемая книга очень остроумна и занимательна, от неё просто невозможно оторваться. Полёт авторской фантазии, умение придумать закрученные, неординарные ситуации вызывает восхищение. При этом характеры героев, их взаимоотношения, чувства, мысли, авторский взгляд на события – всё это выписано рельефно и неравнодушно. Оттого и читатель хохочет, переживает, волнуется, беспокоится за главного героя, думает и фантазирует вместе с ним.

В дачном посёлке живут два брата-близнеца – Лёшка и Саша Завитайкины. Внешне они абсолютно похожи, но совершенно разные по характеру и поведению. Даже мама различает братьев только по их делам. Саша – прямо-таки идеальный ребёнок. Он хорошо учится в школе, помогает маме по хозяйству, всегда вежлив и ведёт себя примерно и чинно. Словом, про такого мальчика читать не очень интересно: с ним никогда ничего не случается. Но о нём в повести – два слова. А вот его братец Лёшка достал всех своими проделками: его в посёлке называют шелопутом и шкодником, иногда он попадает в милицию или получает доской по голове, но всё равно не унимается. Ему открыто говорят: «С тобой все мучаются: и родители, и школа, и весь дачный посёлок». А Лёшке хоть бы что. Брат Саша даже хочет сделать себе пластическую операцию лица, чтобы на Лёшку не походить…

Вот только все Лёшины выкрутасы идут не от злости, наглости и тупости, а от безудержной фантазии и удивительных выдумок, которые не дают мальчишке спать спокойно. Любую свою фантастическую задумку он желает воплотить в жизнь. Именно поэтому он интересен и симпатичен читателям.

А уж если случилось так, что он влюбился в соседскую девочку Таню Кузовлёву, а она не обращает на него никакого внимания – тут уж творческая энергия Лёшки начинает бить ключом – только бы Танечка его заметила и оценила. И рождается грандиозный план: похитить у родителей себя самого, а потом попросить выкуп, написав письмо левой рукой от имени неведомых злоумышленников. И всё ради того, чтобы прославиться. В посёлок понаедет милиция с овчарками, корреспонденты из газет и телевидения, все соседи высыплют на улицу, в газетах появятся портреты похищенного, а затем найденного мальчика. Чтобы Таня наконец поняла, какой он необыкновенный парень. А о чувствах родителей, получивших такое письмо, он как-то не задумывается, поглощённый мыслями о своей первой любви. Не думает парень и о возможной уголовной ответственности, а зря…

Для воплощения в жизнь этого хитроумного плана нужно искать сообщников. И Лёша встречается с разными ребятами посёлка. Вот тут-то и выясняется, что многие из них интересны, талантливы, необычны и достигли успехов не какими-то дурацкими проделками, а упорными занятиями любимым делом. Например, Антон Дерябин – отличный пианист и большой эрудит, а Серёжа Мешков в совершенстве знает английский язык. Они-то как раз и думают, что славы можно добиться своими личными достижениями – сделать что-то выдающееся, добиться спортивных рекордов, писть стихи, мастерски играть на музыкальных инструментах… И, ясное дело, в сообщники Лёшке эти ребята не годятся. Мешков даже говорит ему назидательно: « Ай лав ю (то есть «я люблю тебя» — Е. Ш.) должно вдохновлять человека на благородные дела и поступки, а не на воровство. »

Но есть в посёлке и мальчишки, которые особых симпатий не вызывают и вполне могут ввязаться в эту авантюрную историю. Например, недалёкий и глуповатый любитель детективов и криминальных сериалов Николай Тулькин, которому лишь бы личную выгоду словить да покрасоваться своими знаниями заправского сыщика – соглашается поучаствовать в Лёшкином «похищении века». И Николай Сутулов – неотёсанный и жестокий юноша — не отказался бы от такой забавы, да вот беда – числится главным Лёшкиным врагом: регулярно даёт ему подзатыльники, угрожает приёмами самбо да ещё сам надеется завоевать сердце Танечки Кузовлёвой с помощью накладной бороды.

Вот на фоне этих двух неприглядных персонажей и становится ясно, что Лёшка Завитайкин – личность всё-таки привлекательная и неординарная. Оказывается, он регулярно читает научно-познавательные журналы, типа «Техника – молодёжи», откуда во многом и черпает свои невероятные идеи. Он неравнодушен к творчеству Пушкина и непрочь записать из него цитатку-другую. Пишет он, кстати, без ошибок. Вот только мало думает до поры до времени о других людях: каково терпеть его проделки приятелям и соседям, комфортно ли брату жить рядом с ним. И главное — что будут ЧУВСТВОВАТЬ мама и папа, когда узнают о «похищении» сына, какую боль они испытают. Кстати, я считаю, что автор недостаточно внимания уделил этому последнему вопросу – Лёшка так и не задумался о родителях до самого конца повествования. Впрочем, «детектив» Тулькин не замедлил пошантажировать Лёшку такими словами: «Сфотографируем тебя утром и подпись сделаем: «бессердечный парень, который украл себя за деньги у своих родителей!»

Читайте также:  Танец лилипута ой не женюсь мама не женюсь

Когда же в полную силу начинает раскручиваться история с похищением, сюжет развивается стремительно, непредсказуемо и очень остроумно. Читатель ни за что не догадается заранее, чем же дело кончится. Его ожидает сюрприз за сюрпризом и все – смешные. Но в это же самое время Лёшкина душа просыпается, наконец, для добрых мыслей и добрых чувств. Когда он узнаёт, что Сашу могут побить из-за его, Лёшкиных, выходок, он решает вступиться за брата и помочь ему. А также благородно собирается не допустить, чтобы Саша делал пластическую операцию на лице. Лёшка сам готов на это, раз уж брат не хочет на него, безобразника, походить. То есть братские чувства вдруг включаются в полную силу. Саша рад и удивлён, но при этом мудро замечает, что проще будет изменить свой характер, чем лицо.

И самое главное, что Лёшка делает для Саши: видя, что любимая девочка Таня Кузовлёва испытывает симпатию вовсе не к нему, а к брату, — он решает оставить борьбу за свою любовь (ради которой вся каша и заваривалась) и предоставить Саше встречаться с Таней. Он решает это с горечью, но без злости и обиды, без желания мстить, задавив в себе чувство ревности. Как в старой песне: «А если случится, что он влюблён, а я на его пути, уйду с дороги, таков закон: третий должен уйти». Вот это и есть настоящее благородство: пусть будет хорошо близким людям. Кстати, Таня это оценила, сказав про Лёшку: «Это просто замечательно, что на свете есть такие мальчишки… иначе можно было бы просто умереть со скуки». Но при этом в кино она пошла с Сашей – парнем спокойным, умным и положительным во всех отношениях. Таких вот и любят девчонки…

Конец этой весёлой повести, как ни странно, очень грустный. Уходят Таня и Саша, а Лёшка вдруг понимает, что он любит их обоих «как сорок тысяч братьев», но у него при этом «болит». Что болит? Душа, наверное. Она плачет о несбывшейся любви… И, может, будет болеть всю оставшуюся жизнь. А, может, до свадьбы заживёт…

Источник

До свадьбы заживет медведев читательский дневник

  • ЖАНРЫ 360
  • АВТОРЫ 278 705
  • КНИГИ 658 712
  • СЕРИИ 25 252
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 614 876

До свадьбы заживет

До свадьбы заживет

Повесть о самой первой любви

Срочно требуется сообщник для преступлений

ПИСЬМО, НАПИСАННОЕ ЛЕВОЙ РУКОЙ

»Ваш сын похищин, но находится в бизопасном мести. Если вы внисёте за него выкуб в размере. Писать левой рукой было непривычно, поэтому я отложил ручку и размял пальцы, думая о том, сколько же денег запросить мне за меня у моих родителей. Развернув «Неделю», я посмотрел на фотографию Кеннета Янга, которого похитили гангстеры и за большую сумму денег вернули счастливым родителям. За большую сумму. Интересно, сколько это на наши деньги. Я думаю, что мне тоже надо за себя запросить не меньшую сумму. Чем я хуже. И здесь мне пришла очень простая мысль в голову. Мой папа должен на днях выкупить в магазине «Москвича». «Москвич» стоит четыре тысячи пятьсот рублей. Я тоже москвич. И к тому же человек. И уж наверняка стою дороже машины. Запрошу за себя тысяч шесть. Будет в самый раз. Я снова взял в левую руку вечное перо и стал дописывать письмо: «. и если вы внисёте за него выкуб — шесть тысяч рублей, то он снова будит дома. Деньги палажите в печь сторошки на старом кладбеще. И невздумайте фпутывать в это дело милицию, а то вашему сыну будит. » Я хотел написать «очень плохо», но раздумал. «Очень плохо» звучит как-то нехорошо. Напишу просто «плохо». Просто «плохо» звучит лучше. Я дописал письмо и вложил его в самодельный конверт и на конверте хотел было уже накарябать «товарищу Завитайкину П. С.», но не написал, потому что я подумал: «Какой же папа мой товарищ похитителям, то есть вообще-то не похитителям, а мне, мне папа хоть и родной папа, но в таком деле он мне, пожалуй, не товарищ, он мне в таком деле, пожалуй, этот. как его. гражданин. » Вот так я и накарябал на конверте: «Гражданину Завитайкину П. С.». Никогда не думал, что писать письмо левой рукой и с ошибками такое же утомительное занятие, как писать в классе сочинение по русскому (правой рукой и без ошибок!). Я уже в середине письма веcь вспотел, а когда поставил точку после буквы «С», то уже не мог двигать ни рукой, ни ногой, у меня только и хватило сил что подумать: «Ну, Алексей, теперь у тебя будет всё в порядке! Теперь твой портрет появится у нас в «Неделе». («Сенсационное похищение под Москвой! Мальчик выкуплен за шесть тысяч рублей, но похитители до сих пор не обнаружены!») А главное, что это почище того, что ты проделал с этим несчастным попугаем Коко или с курточкой Сергея Мешкова. А самое главное — это то, что уж теперь-то Таня Кузовлева обратит на тебя внимание. Ещё и сама знакомиться придёт! И извиняться ещё будет перед тобой: «. Простите,- скажет,-что я на вас, Лёша, раньше внимания не обращала. Просто я раньше не знала, что вы такой знаменитый. » А мой брат пожалеет, что закричал на меня после этой проделки с попугаем Коко: «Ещё одна такая шкода, и я не знаю, что я c собой сделаю!» Я думал, что он пригрозит сделать что-нибудь со мной, а он с собой. — Ну и что же ты, интересно, с собой сделаешь? — спросил я ехидно своего брата. — А вот что! — И мой брат протянул мне книжку под названием «Исправление дефектов лица c помощью хирургических операций». — У тебя же никаких нет дефектов в лице? -спросил я, ничего не понимая. — А я попрошу хирурга сделать мне какой-нибудь дефект. нос себе переделаю. Чтобы больше не иметь с тобой ничего общего. Ты нам всю жизнь портишь. Интересно, кому это «нам». Ему, значит, папе ещё и маме. Но всё равно раньше он таких безответственных заявлений не делал. Раньше он меня даже любил и я его тоже любил. Я его как сорок тысяч братьев любил, и он меня тоже. Хотя в этом нет ничего особенного: все близнецы любят друг друга гораздо сильней, чем обыкновенные братья. Тем более, что мы с Сашей близнецы необыкновенные. Нас мама знаете как различает? Заходит, скажем, в комнату, видит, кто-то из нас лежит на кровати, кто — неизвестно, говорит: «Сыночек, сбегай в магазин!» Если «сыночек» поднимается и бежит без слов в магазин-это Александр, если «сыночек» говорит, что он занят, или что у него нога болит, или что-то с животом неладно — это значит, на кровати лежит Алексей, то есть я! И раньше Саша на меня никогда не сердился, и как бы я ни нашкодничал, он не обижался, а теперь я ему, то есть всем им, видите ли, жизнь порчу! Они, видите ли, то есть он, дефект какой-нибудь себе сделать хочет, в случае чего. Ну и пусть делает. Я ради Тани Кузовле-вой на всё готов. Раз Александру стыдно походить на меня, пусть переделывает своё лицо без дефектов в лицо с дефектами. Я не заплачу. А мне лично осталось только найти сообщника, который подбросит это письмо моим родителям. Я осмотрел из чердачного окна дачную улицу- улица была пуста. Нет, как вам нравится мой брат?! Раньше же он терпел наше сходство, а теперь больше, видите ли, не может! Главное, он этим своим решением не походить на меня мне все планы на будущее мог испортить. Я ведь что собирался в будущем сделать — окончить вместе с Сашей, к примеру, один и тот же институт, потом поступить вместе на одну и ту же работу, на одну должность вдвоём, а потом полдня работает Саша, а полдня работаю я. В итоге: два выходных дня по закону и ещё два с половиной дополнительных, основанных на нашем не разбери поймёшь кто из нас кто. Раз уж нам с Александром суждено было родиться близнецами, надо же на этом сделать какую-нибудь выгоду для себя. С таким братом сделаешь! Как же! А может быть, Саша прав? Может, мне действительно пора остепениться. Всё-таки годы идут. И возраст уже не тот. Прославлюсь, и всё! И хватит! Остепенюсь. Подружусь с Таней. И сразу стану серьёзным-пресерьёзным. А то от меня уже и так все устали-и мама. и папа. и брат. Да и сам от себя я тоже уже устал. Смертельно устал. Это я точно установил. Осталось установить. Что же мне осталось установить. Да. Кто же мне. кто же поможет подбросить это письмо моим родителям? Я ещё раз осмотрел улицу и увидел, как возле дачи Кузовлевых стоит Танечка и о чём-то разговаривает с Сутуловым. То есть это, конечно, не она с ним разговаривает, а он с ней. Будет она разговаривать с таким стариком! Он же уже бороду носит, правда, не настоящую, а такую привязную. он её в театральном магазине купил. У Сутулова старший брат настоящую бороду носит, а этот Сутулов не настоящую, чтоб от брата не отставать. Интересно, о чём это он разговаривает с Таней?, А вдруг она в него влюблена? Отсюда, конечно, не видать, но, по-моему, она на него смотрит, как я на неё. При этой мысли у меня так заколотилось сердце, что его стук можно было услышать километров, наверно, за сто. Я схватился руками за сердце и спрятался, а когда снова выглянул на улицу, то старика Сутулова и Тани Кузовлевой уже не было, зато я увидел, как во дворе из дома напротив на крыльцо вышел Сергей Мешков. Вот кто мне может оказать самую скорую помощь, как джентльмен джентльмену. Правда, я его недавно втянул в одну неприятную историю, связанную с его замшевой курточкой. Но я же это тоже из-за Танечки Кузов-левой сделал. Я думал, что Мешков при случае расскажет ей, какой я интересный парень-и статистикой интересуюсь. и вообще. он, может, прямо так ей и скажет: «А этот Завйтайкин Алексей, оказывается, большой исследователь. » «А вообще-то с курточкой получилось нехорошо, но не может же какая-то курточка встать между двумя почти что настоящими мужчинами»,- подумал я, быстро пряча письмо за рубашку и ещё быстрее спускаясь с чердака на землю, где я совершенно неожиданно наткнулся на маму и нашего пса Трезора. — Что это был за стук на чердаке? — спросила меня строго моя мама. От такого вопроса я прямо растерялся. Недаром же я сразу схватился там за сердце, чтобы оно не билось так громко. — Не знаю,- сказал я.- Наверно, это не на нашем чердаке. — А что ты там делал?-спросила мама, глядя на меня подозрительным взглядом.- И почему у тебя расстёгнута рубашка? — Нипочему. -сказал я, делая самое невинное выражение лица и гладя Трезора по спине одной рукой, а другой поспешно застёгивая пуговицы на рубахе. — Не уходи далеко, скоро ужин,- сказала мама.-Скоро придёт папа, и будем ужинать. — Мама, а тут какие-то двое мужчин возле дачи ходили,- сказал я. — А что им надо было? — Не знаю,- сказал я.- Спросили: здесь живут Завитайкины. — Ну и что? — Ничего,- сказал я. Мама пожала плечами, направилась в огород, а я в сопровождении Трезора выбежал на улицу и стал осторожно приближаться к Мешкову, пытаясь по выражению его лица угадать, продолжает он на меня сердиться за историю с курточкой или нет. Главное в этой истории, я уже говорил, что виноват совсем не я, а какой-то журнал, из которого я вычитал, что по статистике у нас ещё то ли каждый шестой мальчишка или двенадцатый-точно не помню — не очень-то уж хороший, в общем, как говорит моя мама, не сахар. Я как про это прочитал, так сразу и предложил Мешкову проверить, врёт статистика или нет. Но, конечно, не только для этого. Для проверки я предложил Мешкову повесить его замшевую куртку в парке ЦПКиО на дерево и из кустов наблюдать, какой по счету мальчишка позарится на курточку. Всё так и сделали. Сначала шестеро прошли-ничего. Потом двенадцать-тоже никакого результата. В общем, человек сто прошло мимо, и никакого внимания на курточку Меш-кова. Я-то бы, конечно, ещё бы подождал, а Меш-кову уже через полчаса всё надоело. «Ну тебя, говорит, с твоей статистикой». И пошёл за своей курточкой к дереву. А я остался лежать в кустах. Смотрю: только Мешков руку к куртке протянул-и тут же раздался милицейский свисток и с дорожки к дереву старшина подходит, а Мешков, растяпа, растерялся, что ли, схватил свою куртку — и дёру. Милиционер за Мешковым. Я за милиционером. В общем, мы с милиционером поймали Мешкова и в отделение повели-Мешкова как похитителя, а меня как свидетеля. Я не хотел, чтоб об этом Мешков рассказывал Кузовлевой, но, по-моему, он всё-таки очернил меня в её глазах за эту историю. — Здорово, Мешкоф-ф,- сказал я, приближаясь к Сергею и делая вид, что это не по моей вине его таскали в отделение милиции.- Ты не можешь мне сделать небольшое одолжение? — Какое ещё одолжение?-подозрительно спросил Мешков, почему-то застёгивая свою замшевую курточку на все пуговицы. — Да вот,-оказал я,-письмо. надо подбросить к нам на кухню. — Какое ещё письмо?- ещё подозрительней спросил Мешков. — Да вот это.-И я достал из-за пазухи письмо, написанное красными как кровь чернилами.

Читайте также:  Торт золотая свадьба дизайн

Источник

Валерий Владимирович Медведев «До свадьбы заживёт»

До свадьбы заживёт

Другие названия: До свадьбы заживёт. Повесть о самой первой любви; Непохожие близнецы; Непохожие близнецы. Повесть о самой первой любви; Требуется сообщник для преступления

Повесть, 1970 год

Язык написания: русский

Перевод на болгарский: — Б. Георгиева (Близнаци, а не си приличат) ; 1976 г. — 2 изд. — Б. Георгиева, Н. Левенсон (Близнаци, а не си приличат) ; 1987 г. — 1 изд.

История «самой первой любви» самого обыкновенного мальчишки — он любит её, а она любит его положительного брата-зануду. «Несчастный влюблённый» измышляет самые фантастические способы обратить на себя внимание девочки.

В 1979 году на киностудии «Беларусьфильм» режиссёром Николаем Лукьяновым был снят двухсерийный художественный фильм «Капитан Соври-Голова». Сценарий фильма по мотивам повести «До свадьбы заживет» и цикла «Капитан Соври-голова» написал Павел Лунгин.

В произведение входит:

    Срочно требуется сообщник для преступления
    Позовите к телефону вашу собаку

Обозначения: циклы романы повести графические произведения рассказы и пр.

Лингвистический анализ текста:

Приблизительно страниц: 42

Активный словарный запас: крайне низкий (1925 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 56 знаков — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 49%, что гораздо выше среднего (37%)

Издания на иностранных языках:

Groucho Marx, 9 марта 2018 г.

«До свадьбы заживёт» — одна из лучших детских повестей советской литературы. И, в определённом смысле, вершина творчества Валерия Медведева. Позже автор зачем-то редактировал повесть, ухудшая её и ослабляя эффект.

В первоначальной версии герою-рассказчику реально больно от того, что девочка, в которую он влюблён, к нему равнодушна. Все его эскапады выглядят как попытки отвлечься, заглушить эту боль. Но позже Медведев усилил клоунаду и снизил уровень эмоциональности героя. В результате из болезненно взрослеющего мальчишки получился этакий дураковатый фантазёр, которому на месте не сидится. Повесть стала веселее и глупее, несчастная любовь ушла с переднего плана и книга стала называеться не «До свадьбы заживёт или Повесть о самой первой любви», а «Непохожие близнецы» — как говорится, почувствуйте разницу.

Сам сюжетный ход очень интересен, это рассказ о докторе Джекиле и мистере Хайде с точки зрения мистера Хайда. Конечно, это, так сказать, адаптированная для советских пионеров версия рокового двойничества, там, где ужас подменён шутовством, но, тем не менее, в первоначальной версии психологические нюансы были проработаны тонко.

Источник