Меню

До древнерусские обряд свадьбы



Свадебные обычаи Древней Руси

онечно, одни традиции сейчас нам кажутся смешными, другие — просто абсурдными, однако люди искренне верили, что соблюдение всех обычаев и традиций — залог долгожданного семейного счастья!

За всю долгую историю существования и развития Древней Руси накопилось огромное количество самых разнообразных свадебных традиций, обрядов и обычаев.

Сложно поверить, но на Руси какое-то время было разрешено многоженство и многомужество, а также практиковали так называемый пробный брак: невеста переселялась на определенное время в дом жениха, а свадьба праздновалась только после того, как у них родится ребенок. В том случае, если у жениха с невестой совместное житье завершалось неудачно, то свадьба отменялась, а невеста вновь переезжала в родительский дом, получая при этом вознаграждение.

До того, как править Русью стала Екатерина Вторая, свадебное платье было традиционно красного цвета. Екатерина первая надела именно белое свадебное платье. Эта традиция чтится и по сей день: невесты мечтают о белоснежном свадебном платье, которое олицетворяет искренность, чистоту и невинность.

Свадебные гуляния, как правило, проходили два-три дня, но иногда свадьбы гуляли и по целым неделям. Ранним утром самого волнительного дня — свадьбы, жених должен был отправить своей избраннице так называемую «женихову шкатулку», которая была наполнена сладостями, украшениями и принадлежностями для венчания.

Мама невесты в день свадьбы по традиции передавала своей дочери семейный талисман или оберег, который являлся символом их рода. Невеста же в свою очередь должна была передать этот оберег своей дочери в день ее свадьбы. Семейная реликвия не продавалась ни при каких обстоятельствах и всегда хранилась в доме. Для того, чтобы быть счастливой в браке, невеста обязательно должна была в день свадьбы очень много плакать.

На Руси ни одна свадьба не могла обойтись без таинства венчания: жених приезжал за невестой и они вместе с гостями отправлялись в храм. В тот транспорт (обычно повозка), на котором передвигались жених и невеста, клали шкуры пушных животных: верили, что эти шкуры отгоняют нечистые силы. Очень часто было так, что жених первый прибывал на место венчания и ожидал свою суженую. Невесте сообщали, что жених ее ждет и она сама отправлялась в церковь. Таким образом невесты страховались от возможного клейма брошенной невесты.

В теплые времена года (весна, лето, осень) дорога от дома до церкви была устлана цветами, а на свадьбах богатых людей вместо цветов была ковровая дорожка, которая стелилась до самого алтаря. По окончании ритуала венчания молодые обедали каждый в своем родительском доме, а жениху разрешалось забрать невесту только после того, как он получит благословение родителей. И именно на этом этапе свадебного дня с жениха требовали выкуп за красавицу невесту. И уже после всех этих испытаний свадебное веселье продолжалось.

Само гуляние проходило в доме родителей жениха. Новобрачным запрещалось пить, а есть они могли лишь немного — это была своего рода подготовка к их первой брачной ночи. Первую ночь новоиспеченные супруги проводили, как правило, не дома (говорили, что нечистые силы насылали порчу на дом, где проходила свадьба), а в сенях или даже на сеновале. Второй день свадьбы праздновался в доме родителей невесты, а третий праздничный день — уже в доме самих новобрачных. Жена угощала гостей блюдами, которые готовила сама, а также дарила каждому гостю вышитый своими руками рушник. Это делалось для того, чтобы гости оценили девушку как хозяйку.

Как на Руси свадьбы играли

2013/07/10
В браке
0 комментариев

В жизни человека брак — исключительное по важности событие, имеющее глубокий духовный смысл и сакральный характер. Христиане должны вступать в брак с главной целью — помочь друг другу спастись и вместе войти в Царствие Небесное. Обычно свадьбы играли в зимний мясоед (т.е. от Крещения до начала Великого поста). Говаривали: «Лето — для старанья, зима — для гулянья».

Реже свадьбы справлялись в начале лета: на Красную горку (первое воскресенье после Пасхи) засватают, а на Троицу обвенчают. Считалось, что если парень или девушка просидят на Красную горку дома, то неудачно женятся или вовсе останутся без семьи.

Осенью свадьбы играли обычно на Покров. К празднику Покрова оканчивались все сельскохозяйственные работы, и наступало время отдыха. Девушки усердно молились Божией Матери в праздник Ее Покрова, чтобы найти своего суженого: «Пресвятая Богородица, покрой землю снежком, а меня — платком», поэтому сам праздник считался на Руси свадебным днем.

На Руси невест выбирали родители, посоветовавшись с духовником семьи. Самому жениху такой выбор не доверяли, потому что боялись, что он выберет невесту необдуманно, руководствуясь страстями.

Зачастую молодые не видели друг друга до самой свадьбы. Поэтому слово «невеста» произошло от выражения «не весть кто», т.е. неизвестная, неведомая. А «суженый» — от «судьбы», «суда Божия», потому что жениха, по молитвам девушки и ее родителей, посылает Сам Бог. Выходя замуж по воле родителей, девушка отдавала себя на «суд Божий»: что ожидало ее в замужестве, ведал только Бог.

Крестьяне устраивали смотрины невест на играх-­хороводах, где и девушки, и парни показывали свою сноровку. Умение и выносливость узнавали также на полевых работах. Чтобы узнать, хороша ли девушка лицом, парни подглядывали ее возвращение из бани, когда на лице не было ни румян, ни сурьмы. Когда выбирали невесту, то, прежде всего, обращали внимание на то, как она работает, что умеет делать, — в семье жениха она была нужна еще и в качестве работницы. Белоручку могли и не засватать.

Сватовство было делом очень ответственным и почетным. Сват должен был хорошо разбираться в людях, уметь вести разговор, знать обычаи и быть очень благоговейным и набожным человеком — потому что он соединял судьбы людей по Божией воле. «Не выбирай невесту, а выбирай сваху», — говаривали в старину.

Войдя в дом, сваты начинали иносказательный разговор: «Мы сватами к вашей милости. У вас есть стог годовалый, а у нас жеребенок неезжалый. Нельзя ль у вас стог купить, да жеребенка накормить?» Сватов усаживали за стол и, независимо от того, собирались ли отдавать дочь замуж или нет, сытно кормили и оказывали радушие. Этого требовал непреложный закон гостеприимства. Сваты приходили тоже не с пустыми руками. Они приносили с собой хлеб (традиционный каравай) и вино. Иногда шкатулку или берестяной короб с подарками для невесты («девичьими безделицами»). Отказывали тоже не прямо, опасаясь обидеть хороших людей, а посылали их «коряки лупать», «арбуз испечь» или «чайник навесить». Иногда давали, в знак отказа, тыкву. Согласия невесты на брак обычно не спрашивали, последнее слово всегда оставалось за отцом, и девушке приходилось смиряться и говорить родителю: «Из вашей воли не выйду». Сваты и родители невесты «били по рукам», т.е пожимали друг другу руки в знак закрепления договора о браке. Этот обряд назывался «рукобитьем» или «сговором».

После того, как девушка была просватана, отправлялись «смотреть углы» — хозяйство жениха. Особенно ценилось обилие хлеба и скота, затем — посуда и одежда. Так же осматривали приданое невесты. В него обычно входила постель (перина, одеяла, подушки), полный наряд невесты, украшения (особенно ценились янтарные бусы, нитки жемчуга и серебряные цепочки), подарки жениху и свекру (рубаха и кальсоны), подарки свекрови (нижние рубашки, ткань на сарафан, платки) и всем родственникам — полотенца собственного рукоделия. За приданым в дом невесты на второй день свадьбы приезжали свашки жениха и выкупали его у младшего брата или сестры, которые сидели на сундуке с добром и «продавали приданое».

После смотрин наступало время подготовки к свадьбе. А на русском Севере существовал очень интересный обычай «закрыванья невесты». После совместной молитвы перед иконами зажигали свечу, и отец накидывал на голову дочери­невесты платок («фату», «фатку»), натягивал на лицо и после этого говорил: «Просватали!» Невеста пыталась задуть свечу, убегала, пыталась скрыться от отца, избежать закрыванья, но подружки ее догоняли и возвращали. Невесте полагалось причитать до самой свадьбы — то есть несколько дней. Жених приносил невесте подарки, а она долго отказывалась от них, мучая его, но, в конце концов, принимала. И после этого жених получал право поцеловать невесту.

Наконец, наступал главный день — день венчания. На Севере для невесты этот день начинался с бани. В южнорусских губерниях невеста вставала раньше всех и с подружками бежала в дом жениха, чтобы застать его в постели и надеть на него свадебную рубаху. Несколько дней от сватовства до венчания (на Севере — не более одной недели, на Юге — до целого месяца) занимали «посиделки». Девушки­подружки каждый день сходились в доме невесты, помогая ей шить и вышивать приданое и подарки для жениха и новой родни. Иногда устраивались «вечеринки» — гулянья с играми, песнями и плясками, причем на них мог присутствовать жених и его друзья. Затем наряжали невесту и готовили ее к венцу.

Венчальная одежда была особенной. На Юге — это платье белого, розового или голубого цвета, на Севере — красный сарафан. Невеста снимала свой девичий головной убор (обычно, ленту) и отдавала младшей сестре. На голову ей надевали венок — символ чистоты и целомудрия, поэтому если женщина вторично выходила замуж, венок уже не надевала. Фата или покрывало — непременная часть свадебного наряда, символ замужества и подчиненности женщины — мужчине. Снаряженную к венцу невесту благословляли родители. Жених также получал родительское благословение. Затем жених со своими друзьями, на празднично украшенных телегах (летом) или санях (зимой) — это был «свадебный поезд» — отправлялся за невестой, которую ему еще предстояло выкупить. У ворот дома невесты стояли ее родня и подружки, не давая жениху и его свите прохода, пока он не заплатит выкуп. Войдя в дом, жених видел невесту сидящей под образами, а около нее — младших братьев и сестер, которые «продавали ее косу». Выкупив косу, жених занимал место рядом с невестой. Родители благословляли молодых, которые кланялись на все четыре стороны и отправлялись на Венчание.

На Венчание родители жениха и невесты не ездили, молодых сопровождали крестные, родственники и друзья. Чаще всего именно крестные держали венцы либо лучшие друзья. Под ноги молодым постилали то самое вышитое венчальное полотенце, которое было получено от невесты на сватовстве. Венчальные свечи, большие и украшенные лентами и цветами, по благочестивому обычаю, зажигались от богоявленской (крещенской) свечи. Кольца перед началом таинства освящались священником в алтаре. Причем, по исконному обычаю, кольцо жениха было золотым, а невесты — серебряным.

После возвращения из церкви у дома жениха молодых встречали родители молодого супруга: отец — с иконой, мать — с караваем. Солонка с солью, венчавшая каравай, символизировала будущее благосостояние супругов. На Руси соль была редким, и потому дорогим продуктом. Молодых осыпали хмелем, деньгами, орехами и хлебными зернами. Хлебные зерна символизировали плодородие, поэтому осыпать пшеницей жену и мужа означало желать им многочадия.

Итак, в доме жениха начинался свадебный пир. Прежде всего, на столе присутствовала традиционная еда — большой, круглый свадебный каравай (курник), украшенный веточками «девьей красоты», а также «птичками» и «шишками» из теста, «лежень» — продолговатый хлеб и булочки — «шишки» и «витушки». Каравай всегда разрезала сама невеста и раздавала гостям, его нужно было съесть полностью. Благочестивой традицией было угощать бедных и сирых, подавать милостыню. Так на молодых призывалось Божие благословение. В старину на княжеских свадьбах жениха и невесту потчевали жареными лебедями. Считалось, что лебедей могли есть только на свадьбе.

Главными действующими лицами свадебного пира, как, впрочем, и всей свадьбы, кроме жениха и невесты, были дружко («старший боярин», «шафер») и сваха («свашка», «сватка»). Дружко — главный распорядитель свадебной церемонии, должен состоять впервые в браке Помогала дружке свашка — тоже состоящая «в браке судьбы», бойкая и острая на язык женщина. Дружко и свашка исполняли обязанности, как бы теперь сказали, тамады. Они вели свадьбу «по обычаю», занимали и развлекали гостей, следили за порядком. Молодожены почти ничего не ели, перед ними стоял один прибор, и муж кормил молодую жену.

Непременно на столе стоял бочонок (или чашка) с медом, символизирующим сладкую супружескую жизнь. Объем бочонка доходил до нескольких литров, весь мед молодые должны были съесть после свадьбы. Отсюда и пошло название — «медовый месяц». Спиртного молодожены не пили совсем, хотя перед ними на столе стояли бутылки вина, перевязанные красной лентой. Красный цвет — традиционный свадебный цвет, на Руси он считался праздничным.

В южнорусских краях, у казаков соблюдался красивый и мудрый обычай «повивания невесты». В укромной комнате или прямо за свадебным столом две свашки (со стороны жениха и невесты) снимали с нее венок (или это делал молодой муж), заплетали волосы в две косы, укладывали их вокруг головы, повязывая сверху белым платком. Девушки носили только одну косу — символ непорочности и одиночества, замужние женщины — две косы — знак того, что теперь она не одна, что она нашла свою вторую половинку.

Молодые раньше всех покидали свадебный пир. В первый раз их укладывали спать в нежилом, нетопленном покое, как бы холодно в нем ни было. Постель обычно стелила свекровь. По старинному обычаю невесте полагалось разуть молодого мужа — этим она показывала свою покорность и признавала его власть над собой. На второй день свадебный пир справлялся в доме невесты, и все гости приносили в подарок курицу или петуха, украшенных лентами и цветами. В последующие дни вся свадебная процессия поочередно обходила всех родственников жениха и невесты, пируя в каждом доме.

Свадьба была незабываемым событием для супругов не только потому, что случалась только раз в жизни, но и потому, что в этот день стирались все сословные и имущественные различия. Жениха и невесту величали «князем» и «княгиней», потому что вступление в брак имело подобие с возведением древних князей в достоинство их власти. Какими бы бедными ни были новобрачные, на свадьбе они считались «княжеской четой», а их друзья и ближайшие родственники именовались «боярами».

Читайте также:  Как проводить свадьбы начинающий тамада

В браке, освященном Божиим и родительским благословением и соответствующем традициям благочестивых предков, человек обретал полноту своего существования. Недаром говорили, что «не женат — не человек» или «холостой — полчеловека». Жизнь обретала новый смысл.

Источник

СЛАВЯНСКАЯ ЯЗЫЧЕСКАЯ СВАДЬБА. Развёрнутый уряд

Категория: Веды

| Опубликовал: волхва Пятница, посмотрело: 116 911, фото: 2

Некоторые формы славянской языческой свадьбы выгодно отличаются от «классической» средневековой русской свадьбы тем, что более точно отражают сложившиеся ныне отношения полов: партнёры в большинстве случаев сами, без помощи родителей, находят друг друга; совместное проживание возможно и до официальной церемонии; иногда свадьбу организовывают и оплачивают сами брачующиеся, а не их родственники, и т.п.

Все эти факты имели место у славян-язычников, например, в «период великого переселения народов» старшее поколение оставалось на исторической Родине, а энергичная молодёжь осваивала новые территории и, соответственно, сама устраивала свою личную жизнь. Разумеется, у славян существовали и свадьбы, устраиваемые роднёй брачующихся, со сватовством, смотринами и т.п. Однако, такого рода свадьбы были лишь частным случаем развития событий, который по некоторым причинам в период средневековья стал доминирующим, закостенел и ныне зачастую преподносится нам как образец нравственности наших предков, отличающийся от способов знакомства и сожительства «нынешней ужасной молодёжи».

На мой взгляд, современные формы устройства личной жизни не есть ломка устоев и порча традиции, но интуитивное обращение к корням в изменившихся социальных условиях. Язычество гибко, чем и прочно – тем и ценно.

Сведения об обрядах славянских языческих свадеб мы черпаем из немногочисленных письменных сообщений, данных археологических раскопок (известно, что людей репродуктивного возраста хоронили в лучших, а значит свадебных нарядах с соответствующим инвентарём), но самый богатый материал даёт нам устное народное творчество: сказки, песни, поговорки, которые как бы расцвечивают красками скудные летописные свидетельства. На основании этих «трёх китов» и составлен предлагаемый ниже свадебный уряд, который не имитирует того, чего нет в нашей личной жизни (например, смотрин, сватовства без согласия жениха и невесты), но сакрализирует реалии нашего времени и наиболее точно подходит к современной жизни.

Лучшим временем для проведения свадеб у славян считались весна (яра) и часть лета (период растущего Солнца), на растущем Месяце, однако учитывались и следующие обстоятельства: земледельцам было удобнее играть свадьбы после сбора урожая, воинам – после победного похода, рыбакам после удачной путины, скотоводам после отёла, то есть в периоды максимального изобилия.

Точно так же и в настоящее время хорошая свадьба, требующая больших расходов, справляется в любое благоприятное время года, тогда, когда на это есть средства.
В настоящее время из свадебного обряда выпал один из наиважнейших сакральных элементов данного торжества – одаривание гостей женихом и невестой. Сегодня свадьба считается удачной, если совокупная стоимость подарков от гостей примерно равна затратам на их угощение, что абсолютно не традиционно.

Как в древнеславянской, так и в средневековой русской свадьбе основное бремя расходов несли семьи брачующихся, а гости (тоже родственники, но дальние) не только угощались «до отвала», но и многократно одаривались в процессе свадьбы женихом, невестой и членами их семей. Мало того, существовал послесвадебный обычай «отдарки». После свадьбы подарки гостей оценивались, и молодожёны, нанося визиты родне, должны были сделать отдарок дороже, чем сам подарок. С другой стороны, гостей многократно одаривали, с современной точки зрения, сущими пустяками: денежной мелочью, платочками, поясами, рушниками, куколками и т.п. Разумеется, это делалось не спроста, почти все отдарки невеста и мать жениха делали сами в течение нескольких предсвадебных лет. Таким способом новая «ячейка общества» не только показывала свою состоятельность и самостоятельность, но как бы заявляла друзьям и дальним родственникам о желании включиться в круг своих людей. Это были некие объединения, внутри которых были упрощены денежные расчёты («свои люди – сочтёмся!»), существовала взаимовыручка, круговая порука.

Понятие «свои люди» знакомо и нам, однако сейчас критерии несколько размыты: тот, кого ты считаешь своим, не всегда отвечает тебе тем же, а в старину подарки и отдарки были одним из способов взаимного подтверждения статуса «свой». Сегодня мы, погуляв на свадьбе друга и подарив ему достойный подарок, не считаем себя обязанным помогать молодой семье в дальнейшем, а вот традиционно справленная свадьба, на которую гость согласился придти, дарил и получал в течение праздника многочисленные подарки от жениха и невесты, влекла за собой возникновение некого обоюдного долга (взаимовыручки). В настоящее время восстановление такого рода неписаных правил, горизонтальных связей между людьми весьма актуально, и правильно содеянная свадьба будет одним из шагов в нужном направлении.

Любая свадьба, древняя, средневековая или современная, состоит минимум из трёх частей, в каждую из которых могут входить разнообразные ритуалы, очерёдность и вид коих варьируются в зависимости от различных обстоятельств:

I Предвенчальная (знакомство, ухаживания, сватовство, сговор, рукобитье, баня, девишник, подача заявки в отдел ЗАГС и т.п.).
II Венчание (на капище, в храме, регистрация в отделе ЗАГС).
III Обряды после венчания (пир, брачная ночь, разувание, повой, трудные задания, подарки и отдарки, посещения родни и т.п.).

Славянские языческие обряды, относящиеся к первой свадебной части, мало знакомы широкой публике, так как не систематизированы, их описания разбросаны по большому количеству источников. Ниже о них будет сказано наиболее подробно. Некоторую трудность может представлять тот факт, что славянские предсвадебные действа, в частности, знакомство или сведение пары, имеют множество ритуальных вариантов, выбор среди которых необходимо делать самим брачующимся, в зависимости от реального положения вещей, то есть под каждую конкретную свадьбу делается свой уряд. Внимательное следование пунктам и ссылкам облегчит поиск нужного пути.

Все приведённые ниже песни, поговорки и приговоры могут быть заменены другими соответствующими ситуации фольклорными текстами.
В скобках указан порядковый номер источника из списка литературы (см. ниже), далее страница или порядковый номер текста.

Часть I
I.1. «Лады у воды».
«Повесть временных лет», ХII век: «…а радимичи и вятичи и север один обычай имеют … сходятся на игрища, на плясания и на … песни, и ту умыкают жену себе, с нею кто совещался». Такое поведение не было распущенностью, но ритуалом, основанном на принципе «как делали Боги, так делаем мы». Например, в фольклоре южных славян сохранились мифологические песни о женитьбе Солнца. Оно крадёт любую себе девицу прямо с ритуальных качелей во время гуляний на Юрьев день (Ярилу вешнего).

У восточных славян весенне-летние молодёжные сборы происходили чаще всего на высоких берегах рек и назывались, по некоторым источникам, «лады у воды». Летопись не описывает детально, как происходил свободный выбор партнёров на игрищах. Но мы можем узнать это из фольклора, в частности, из песен и волшебных сказок, в которых судьбоносные встречи происходят у водоёмов.
Имеется несколько вариантов развития событий, из которых необходимо выбрать свой, наиболее подходящий к реальной, сегодняшней ситуации знакомства брачующихся.

Разыгрывание выбранного варианта «знакомства» партнёров в процессе свадьбы, конечно, есть имитация, однако не есть ложь. А вот если пара, сойдясь и пожив в браке, не спрашивая согласия родни, решит сыграть языческую свадьбу по средневековому варианту, имитируя сватовство, просьбу руки девицы у её родителей – это будет ложью пред Богами.

Разумеется, если жениха и невесту выбрали родители (бывает и такое), уряд славянской свадьбы должен быть составлен соответственно этой нестандартной ныне ситуации, и он хорошо известен по многочисленным описаниям свадеб ХVI–ХХ веков. Мы же подробно рассмотрим традиционные славянские способы свободного выбора партнёров и ритуального рассказа Богам об этом событии в процессе свадьбы.

1) «Достань венок». Подходит для игры нескольких свадеб одновременно. Девушки вьют венки (каждая по два) около водоёма с песнями соответствующего сезона. Желающие выйти замуж бросают свои венки в воду со словами:
А в лужках, лужках девки гуляли, э-ой, девки гуляли.
Девки гуляли, цветы собирали,
Цветы собирали да веночки вили,
Веночки вили, на Дунай пускали.
Кто мой венок достанет – того я буду (13. С. 52, № 13. С нотами. Текст адаптирован).
Молодцы, наблюдающие происходящее поодаль, бросаются в воду, достают венки и возлагают их на головы своих любимых, те, в свою очередь, венчают парней вторым своим венком. Отныне пара считается сведённой. После этого парень за правую руку провожает избранницу в «стан невесты» или «стан жениха» – специально обозначенное место (шатёр, загородка), если свадьба следует сразу за обручением; или непосредственно домой, если остальная часть свадьбы произойдёт в другой день. В последнем случае для сведённой пары очень важно сразу же уйти домой и в этот день, не участвовать более ни в каких обрядах. Далее см. раздел I.2, по ситуации: вариант «Пара к моменту бракосочетания живёт отдельно» или вариант «Пара к моменту бракосочетания живёт вместе».

2) «Укради рубашку» . Девушки в рубахах-долгорукавках (или в другой одежде, имитирующей лебединые или иные крылья) выбегают, махая рукавами, на берег водоёма, раздеваются (в меру своей смелости), складывают свою одежду отдельными кучками и дружно входят в воду, где резвятся кучно (не расплываются в разные стороны!). Сказки описывают поведение девушек в реке так: «вьются спеваючи», «плещутся, песни поют», «стали мыться-белиться» (здесь «белиться» означает умывание). В это время парень, заранее занявший исходную позицию в кустах, за деревом, в дупле и т.п., указанную волхвом или волхвой (в сказках – «старым дедушкой», «святым Юраем», «Бабой-Ягой»), тайком крадёт одежду понравившейся ему девицы и снова прячется. Девушки выходят на берег, одеваются и, не обращая внимания на занятую поисками одежды подругу, «улетают». Оставшаяся девушка произносит сакральный текст: «Кто взял мою рубашку, отзовись!» – Тишина (трижды). «Если ты стар человек, будь мне батюшкой, если маленький – будь мне братиком, если ровня мне – будь моим суженым!» . Молодец выходит и за руку ведёт её в свой стан, после чего свадьба продолжается, или непосредственно домой (не участвуя более ни в каких мероприятиях этого дня) под песню:
По морю уточки плавали, плавали, душа, плавали. У!
Откель взялся селезень,
Всех уточек разогнал,
Одну уточку к себе взял.
На улице девки гуляли,
Откель взялся (имя).
Он всех девушек разогнал,
Одну (имя) к себе взял. (13. С. 95, № 110; С. 96, № 111 с нотами, текст адаптирован).
Далее см. раздел I.2, вариант «Пара к моменту брака живёт вместе».

3) «Самобранка» или «Смелая невеста». Девушка сама, или с помощью доверенных лиц, делает предложение парню опять же у воды (в весеннее половодье): По болонью вода разливается, девка к парню сама набивается… (Здесь «набивается» не носит отрицательного оттенка, но говорит о её бойкости, о том, что она «пробивная»).
Или: По лугу вода разливается, ой да лёли, лёли, разливается.
Батька дочкою набивается:
Ты приедь, прибудь, молодой (имя),
Ты возьми, возьми (имя девушки),
Ты возьми её за правую рученьку,
Вы же вместе уже находилися,
Про вас люди уже насудилися. (13. С. 95 № 110, С. 96 № 111 с нотами, тексты адаптированы).

Обручение кольцами при согласии сторон, далее – по обстоятельствам варианты «Пара живёт вместе» или «Пара живёт отдельно».
Для свадеб тёплого периода года подходят весенне-летние песни с брачной символикой: о варке пива, о пчёлах, про уток, коз, отгадывание загадок, заданных партнёром противоположного пола, и т.п.
В холодный период, когда купание невозможно, используются варианты:

4) «Я на камушке стою». Девушка стоит на камне у реки (или на высоком берегу, кочке, пеньке, любой возвышенности), её подруги поют:
По утру рано на Зоре, щебетала пташечка на море, возле моря – Белый камушек.
А на камени (имя девушки) стоит, батюшке родному (или любому родственнику, другу) говорит:
«Сними меня с камушка!» Не жалеет её батюшка, не снимает с Бела камушка, мимо бережком идёт.
По утру рано на Зоре, щебетала пташечка на море, возле моря – Белый камушек.
А на камне (имя девушки) стоит, она (имя милого) говорит: «Сними меня с камушка!»
У (имя милого) много силушки, снял он с камня свою милушку, повёл в терем высокий (1. С. 432, № 578, текст адаптирован).
Действия по тексту. Суженый снимает девушку с камня. Обмен кольцами, далее по обстоятельствам проживания.

5) «Волчья свадьба». Так назывались свадьбы, справляемые в январе – феврале, однако волки начинали «пошаливать» со дня Перуна, и ряд осенних праздников носит у славян название «волчьи дни». Жених с дружиной, обряженные в волчьи шкуры, предварительно зычно повыв вдалеке, налетает на толпу участников (у проруби, колодца) и, схватив предмет своей страсти, закидывает на плечо и уносит восвояси. Толпа свистит и мечет вслед снежки и палки. Девушки поют до и после умыкания:
Козушка белоногая по горке ходила,
Дразнила, поддразнивала она серого волка:
«Волчушка, серенький! Я ж тебя не боюся,
Я ж тебя не боюся, в кусте схоронюся».
Не взгадала ж да и козушка, что на утро будет:
Ножки тут, рожки тут, самой козы нету.
Девушки красные во лужках гуляли,
Во лужках гуляли, парням пропевали.
Дразнила (имя невесты) (имя жениха):
«(Имя жениха), я ж тебя не боюся, в терем схоронюся».
Не взгадала (имя невесты) что на утро будет:
Ленты тут, поясок тут, девки нету! (1. С. 458, № 612).

Интересно, что в древней Индии насчитывалось девять способов заключения брака, в том числе и брак «ракшаса», похожий на описываемый. Такое грубое действо считалось заключением брака (а не беззаконным сожительством) при соблюдении минимальных обрядовых действий. Например, в сказке «Сопливый Козёл» одноимённый персонаж уносит на рогах девицу с крыльца родного дома, и сразу – на полати. Утром его слуги деликатно будят молодую, стоя под дверью: «Не время спать, пора вставать, пора горницу мести, сор на улицу нести!» Это призыв к исполнению ритуала «испытание молодой», который включал в себя разные задания – принос воды решетом, подметание нарочно засоряемого пола и т.п. Именно этот эпизод позволяет нам считать украденную девушку женой, а не наложницей похитителя. Точно так же и мы можем сыграть «волчью свадьбу», то есть свадьбу-похищение по минимальному, а можем и по максимальному сценарию (см ниже).

Читайте также:  Оформление свадеб атласными лентами

Далее вариант «Пара к моменту брака живёт вместе».
I.2. Сборы.
Организуются два стана (лагеря, фратрии, шатра) – жениха и невесты. В каждом стане накрывается стол: рушники, хлеб-соль, напиток, орехи, сладости, зерно, в зерне свеча. Желательны караваи, испечённые в домашних условиях с обрядовыми песнями (см. ниже). Назначаются посаженые родители (они не ездят на капище) и поезжане (тысяцкий, каравайницы, стольник, дружка, сваха – свита, сопровождающая пару в пути).

Вариант «Пара к моменту брака живёт отдельно».
В стане невесты.
1) Девичник. Изготовление невестой и подружками венков для жениха, невесты (самые красивые) и для всех гостей. В русской средневековой свадьбе венок остался лишь у невесты как символ «девичьей красы» и часто заменялся украшенной ёлочкой. В древности цветами и венками из них маркировались все участники торжества, уборы жениха и невесты выделялись лишь более пышным декором, в условиях двоеверия свадебная «цветочная вакханалия», украшение участников растительными оберегами в некоторых локальных традициях значительно сократилась. В холодное время года возможны венки из перьев, украшенные лентами и прочим. Как оберег в венки вплетали лук и чеснок (15. С. 141–142).

Если невеста до встречи с женихом была девственницей или является ею к моменту бракосочетания, и находит возможным сообщить это миру, то современные язычники не могут не отметить этот не обязательный, но отрадный факт в особых ритуалах. Например, такую невесту, как особо охраняемый объект, перед поездкой на капище и с капища посажёный отец накрывает непрозрачным покрывалом, которое снимает на пиру посажёный отец или тысяцкий жениха (не голыми руками, а плёткой, стрелой, кием). В таких случаях свадьба справляется самым пышным образом, невесту наряжают во все оттенки красного, захваливают величаниями, без конца осыпают зерном, на пиру присутствует огромное количество блюд из курицы.

2) Омовение. Производится женщинами в любом укромном «месте Силы»: бане, под липой, берёзой, рябиной, на камне у реки и т.п.
Вир, вир, вир, серебряна Водица,
На Водице есть престол-столица,
На престоле лепая девица –
Шелковые волоса, ненаглядная краса,
Руки золотые по рамена (предплечья),
Ноги серебряны по колена! (4, т. 1. С. 44. Сербия. Другие варианты см. ниже).

3) Чесание волос. Иногда этот обряд называется «расплетение косы», однако сакральным действием здесь является не столько расплетение, сколько чесание гребнем, тем более, что у большинства современных невест нет кос. Украшение невесты венком. При желании – ритуальное раскрашивание, например, точка на лбу или лице невесты у южных славян защищала её от сглаза (15. С. 125). Иногда ритуал чесания происходит после приезда жениха и дарения им гребня невесте. В этом случае после омовения невесту окончательно не причёсывают и головы не украшают, приговаривая: «Приедет Холя, привезёт гребень…».

4) Ожидание жениха невестой. Тревожное, с пролитием слёз и жалобами. Замужние подруги утешают «подливая масло в огонь», расписывают трудности привыкания к совместному быту, к новым родственникам. Есть примета: сколько слёз прольёшь до свадьбы, столько их не выльется после.

В стане жениха.
1) Мальчишник. Жених и его дружина морально и физически готовятся к поездке в стан невесты. Напутственное слово бывалых под братину. Скабрезные намёки и подколки.

2) Омовение. Производится пожилыми женщинами в любом укромном «месте Силы»: бане, под дубом, ясенем, под корнями упавшего дерева, на камне у реки и т.п.
Шла бабушка с заморья, несла ведро здоровья,
Тому-сему немножко, тебе на свадьбу – всё ведро! (Обрызгивание и окатывание) (4, т. 3. С. 63).
Тебя моют дробны дождики,
Тебя чешут ветры буйные! (4, т. 2. С. 387. Другие варианты см. ниже).

3) Чесание волос.
Что не белый сыр во масле рассыпается,
Не румяно яблоко по блюдечку катается,
То (имя жениха) жениться собирается.
Его свашенька снаряжает,
Государыня сподобляет,
Частым гребнем кудри расчёсывает.
Словесами ему наказывает:
Ты поедешь, (имя жениха), жениться,
Ко душеньке красной девице,
Ко её честным родителям.
Ты умей со людьми слово молвить,
Своим вежеством показаться! (3. №№ 3–9).

4) Поезд к воротам невесты. С шумом, гамом, грозно. Возможно на «конях», то есть оседлав друг друга. Ритуальные препоны (запертые ворота, живая «стенка» и прочие). Пример: «Вдруг у ворот шум да крик. Музыка играет, кони ржут, кнуты щёлкают – это дружина Радослава за невестой приехала. Подружки бросили венки плести, перестали петь, плясать, к воротам бегут. И, как древний обычай велит, Радослава от ворот прогоняют. Не хотят Радуню отдавать. Дружки жениха за воротами поют: «Отворяйте-ка широкие ворота, на невесту нам взглянуть охота. Крепкие запоры отмыкайте. Жениху невесту отдавайте!» А подружки хором в ответ: «Замуж наша девица не хочет, пусть она в венке ещё походит, не пришла ещё её пора, уезжайте с нашего двора!» Опять дружки поют: «Лучше отворите, а не то мечом мы ворота мигом в щепки иссечём!» Радуня сидит одна в горнице. Слышит песни и улыбается. Знает: ворота не заперты, только палочкой заложены. Толкнётся конь мордой, они и распахнутся настежь. Въедет дружина жениха на двор с криком, с шумом, будто во вражеский замок ворвалась. А подружки переполошатся и с визгом к Радуне кинутся. Тут и венки раздавать пора. А венков наплели они с подружками – не счесть! Все стены увешаны. Самый красивый – калиновый. Золотой нитью перевитый, серебряными блёсточками усыпанный – для любимого жениха… Вбегают дружки в горницу с песней: «На конях борзых мы прискакали, мы ворота крепкие сломали, девице поклон от удальцов: наплела ли ты для нас венков?»» (Польская сказка. 16. С. 220 и далее. Стихотворные тексты в моём пересказе).

I.3. Трудные задачи жениху.
а) Найди невесту. Вломясь в шатёр, жених иносказательно требует выдачи невесты («куницы», «горностайки», «телушки»). Ему отвечают, мол, у нас их много, выбирай, какая твоя, и выводят несколько лиц женского пола, с головы до ног закрытых покрывалами. Жених должен найти суженую с трёх раз. Желательно спрятать под покрывалами старых и малых, чтобы при ошибке жениха было смешнее.

б) Загадки. Загадывают подружки невесты. Отгадывает жених, молча указывая на предметы, показывает своё «вежество»:
Нашёл ты свою суженую, видно, сердце подсказало, а вот как у тебя с умом-разумом дела обстоят? Загадаем загадочку, девичью перегудочку:
Что у нас в светлой горнице красно словно Солнышко? («Красный угол», божница с Чурами.)
Что у нас в светлой светлице кругло словно полный Месяц? (Каравай.)
Кто в тереме словно часты Звёздочки? (Родня и подружки невесты.)

I.4. Взаимное одаривание суженых. Важный ритуальный комплекс с эротической символикой, от которого в средневековой свадьбе остались лишь разрозненные осколки.
а) Дарение гребня и других предметов ухода за собой (зеркальце, румяна) женихом невесте под одобрительные восклицания: «Приехал Холя, привёз гребень!». В дальнейшем именно этим гребнем производится совместное чесание молодых. Отныне они должны лелеять и холить друг друга.

б) Дарение обуви. Жених подносит сидящей невесте пару новой обуви, ставит её, завёрнутую в рушник, на стол со словами:
Не ходи боса, на дворе роса,
Вот тебе на ножки новые сапожки,
Окованы каблучки, под румяны пяточки! (3. № 91).
Невеста принимает подарок с благодарностью, встаёт, берёт его со стола, садится и сама переобувается. Далее, в части III, происходит взаимное разувание. Обычно разутость ассоциируется с бедностью, однако в старину босые стопы считались и эротическим символом. Покровитель земной любви Ярило представлялся босоногим. Даря обувь невесте, жених делает свою избранницу богаче и заявляет права на её девическую сексуальность, которая отныне принадлежит только ему. В момент разувания у брачной постели эта сексуальность является миру во всей своей мощи.

в) Дарение одежды. Таким же образом и с той же символикой ликвидации наготы и бедности, заявляя свои права на сексуальность и материальное положение партнёра путём прикрытия любимого человека одеждой-оберегом, изготовленной своими руками, невеста дарит жениху рубашку или пояс или иной предмет.

I.5. Благословление караваем и чурами. Производится посажёнными родителями, пара стоит, опустив головы или преклонив колена.

I.6. Поезд на капище. Обережные действия дружки, свахи, тысяцкого (щёлканье кнутом, метение, размахивание секирой и прочие). Караваи жениха и невесты стороны торжественно несут с собой.

Вариант «Пара к моменту бракосочетания живёт вместе».
Этот вариант используется в том числе в свадьбах уже зарегистрированных пар, супругов с детьми. В этом случае брачующиеся так же именуются «женихом» и «невестой», так как пред лицом Богов свадьба ещё не совершена.
Жених и невеста находятся вместе в стане того или другого, по обстоятельствам реального проживания. Вход в шатёр закрыт (можно символически). Противоположная сторона, например, сторона невесты, если пара проживает у жениха, с шумом и гамом подходит к шатру и стучит в ворота. На вопросы «Чего надо? Кто такие?» отвечает иносказательно, например: «С нашего двора телушка ушла, люди видели, что к вам зашла да и осталась…». И так три раза, в последний раз называется имя и девичья фамилия невесты. Сторона жениха трижды отнекивается. Сторона невесты начинает штурм ворот. Тут они распахиваются и выходит невеста (если есть дети, то с ребёнком) под слова подруг, например:

Расступись, честной народ, богатырница идёт!
Не одна она идёт, на руках дитя несёт (или: за собой дитя ведёт).
Невеста низко кланяется представителям своей стороны и говорит:
Здравствуйте, дорогие мои! Здесь нет (имя и девичья фамилия), я теперь (фамилия мужа). Боги нас свели и благословили сыном (дочерью)! Если фамилия женщины не поменялась, ту же мысль доносят до пришедших другими словами.

Сторона невесты спрашивает: «А есть ли промеж вас любовь? А благословили ли вас Боги и волхвы на капище?» – Соответствующие ответы невесты и подошедшего жениха. Стороны договариваются играть свадьбу. Далее совместная подготовка сторон к свадьбе в стане проживания пары.

1) Омовение.
2) Чесание.
3) Дарение обуви и одежды.
4) Благословление чурами и караваем.
5) Поезд на капище.
Описание этих ритуалов см. выше в варианте «Пара к моменту брака живёт отдельно».

Часть II. Венчание на капище
II.1. Проход по мосту. По дороге на капище заранее сооружается мост (деревянный, каменный, в крайнем случае – из расстеленного полотна).
Из-за гор, гор, высоких гор,
Из-за леса, леса тёмного
Вылетали ветры буйные,
Отбивали лебедь белую
Что от стаи лебединыя,
Прибивали лебедь белую
Что ко гусям, серым уточкам.
То не лебедь – красна девица,
То не гуси, серы уточки, –
То жених с своей дружиною.
Расспалился Огонь-батюшка,
Расплескалась Вода-матушка,
Вострубили трубы медные –
Сужены идут да ряжены,
По мосту идут на капище,
Скатертью дорога стелется! (3; №№ 267, 268).

II.2. Каравайный обряд. Волхвам подносятся караваи жениха и невесты, с соответствующими словами их разрезают на половинки. Одну часть каравая жениха складывают и связывают с половиной каравая невесты и приносят Богам. Оставшиеся части делят между присутствующими прямо на капище, или делают это на пиру.

II.3. Клятва молодых. После слова волхва молодые дают друг другу клятвы любви и верности.

II.4. Обручение. Сваха или подружка невесты подносит на блюде и рушнике кольца. Слово жреца. Молодые одевают друг другу кольца под пение или речитатив девушек:
Среди Сварги перстни скованы,
В светлом Ирье позолочены,
На земле волхвом оценены.
Кому эти перстни носить?
Князю светлому со княгинюшкой,
(Имя жениха) с (имя невесты),
(Отчество жениха) со (отчество невесты) (1; № 486).
Если обмен кольцами произошёл ранее, во время обряда «Лады у воды», этот пункт пропускается.

II.5. Возложение венцов на головы жениха и невесты. Волхв венчает пару металлическими обручами поверх цветочных венков.
Идёт Сварог из кузницы,
Несёт Сварог три молота,
Сварог-кузнец, скуй нам венец!
Брачный оков, красив и нов,
Перстни златы для верности,
В добавочку и булавочку.
Чтоб в том венце венчатися,
Перстенями обручатися,
Булавкою повой приткнуть! (1; № 98).

II.6. Обход крады троекратный. Волхв связывает руки молодых свадебным рушником и, взявшись за его концы, ведёт пару вокруг крады.

II.7. Вставание на рушник. Сваха расстилает на земле рушник, на который встают молодые. Назидательное и поздравительное слово волхва. Возможно наложение ярма на молодых во время речи волхва, как символ су-пружества, то есть дальнейшего пути «в одной упряжи», предупреждение о том, что совместная жизнь – тяжёлый труд.
Очерёдность действий на капище может быть изменена, возможно добавление других ритуалов.

II.8. Осыпание молодых зерном, маком, хмелем на выходе с капища, под общее ликование.

II.9. Поезд в стан жениха (если пир будет у него) или в стан невесты (если пир будет у неё).

Часть III. Послевенчальные обряды
В каждом пункте этой части свадьбы возможно осыпание молодых зерном, маком, хмелем, монетами, лепестками цветов.

III.1. Встреча молодых на пороге с хлебом-мёдом посажёнными родителями. Молодые не принимают в руки каравай, но отламывают кусок и, обмакнув в мёд, вкушают. Входят в шатёр первыми, за ними посажённые родители. Каравай помощницы относят на общий стол. Благословление домашними чурами.
III.2. Приглашение на пир. Посад. Посажённые родители сначала проводят за стол молодых, сажают их на шкуру мехом наружу, а затем громко троекратно приглашают всех поезжан и гостей. Все ждут троекратного приглашения, а затем рассаживаются по заранее обговорённому порядку. Обряд «Посад» может быть проведён и ранее, например, при благословлении жениха и невесты посажёными родителями перед поездкой на капище.
III.3. Пир. Молодые не едят и не пьют, сидят выпрямившись, руки на коленях, как бы застыв и опустив глаза. Это не «ложная скромность», но ритуальное поведение, имеющее цель не «расплескать» втуне Благодать, благословение Богов, полученные на капище во время таинства венчания, необходимые для правильного проведения обряда «Брачная постель», после коего молодые ведут себя за столом более свободно.

а) Ритуальные восклицания. «Горько!» – кричат гости, на что молодые отвечают: «Покажите дорогу!», гости целуются, а за ними и молодые, встав. «Медведь в углу!» – продолжают восклицать гости, молодая встаёт и отвечает: «(Имя мужа) люблю!» и целует вставшего супруга.

Читайте также:  Изменяла мужу еще до свадьбы

б) Сажание на колени невесты ребёнка с целью стимуляции деторождения, в зависимости от желания – мальчика или девочку, или обоих.

в) Вынос каши под песню – намёк: паре пора уединиться.
Стряпуха-то кашу варила,
Мутовкою шевелила,
Она кашу на стол выносила,
Против Князя её становила.
У нас каша пошла в колупанье,
Князь с Княгиней пошли в обниманье,
Ты Княгинюшка не стыдися,
Ты ко Князю-то прислонися.
А и мы молодыми бывали,
И у нас подолы загибали,
Из портов ключ вынимали,
И у нас короба отмыкали! (1; с. 641).

г) Питиё «срамоты» или «чесновиток» (оберег невесты).
Жениху подаётся ступка с пестом и вложенным чесноком, он толчёт чеснок, заливает молоком и даёт выпить невесте (12, том 2; с. 289) под слова гостей:
Скачет соболь за куницей,
Вереницей, вереницей,
А как нагнал, под себя подмял!
После этого молодые уходят «на подклет» (брачную постель).
С момента ухода пары гости поют скабрезные песни, вольно шутят.

III.4. Брачная постель. Жених и невеста со свахой и дружкой уединяются в специально подготовленное место под приговоры гостей:
– Молодые спать пошли, Богам помолилися,
Чтобы пуще в одеяле ноги шевелилися!
– Подымайся подол, разувайся, хохол!
– Молодая, не бойсь, не железный гвоздь, не проткнёт насквозь!
– Шла уточка по проулочку, налетел сокол, растрепал хохол!
– Лёд трещит, вода сочится, я не знаю, как кому, а мне хочется! (2; с. 310–313.)
– Вот пошла подружка замуж, а замужем не берегут,
Переделают на бабу и «спасибо» не дадут!

а) Курица. Сваха вручает паре блюдо с жареной (варёной) курицей. Молодые ломают её за ножки, чей кусок больше, тот в семье большак.

б) «Греть постель». Пока жених и невеста едят курицу, сваха и дружка «согревают постель», то есть валяются на ней, после чего выходят, унося остатки трапезы, но остаются рядом «караулить» молодых. Интимная близость в ритуале не обязательна, так как во многих локальных традициях она запрещена в течение трёх ночей, а в других обязательна.

в) Разувание. Жених разувает невесту, а невеста жениха, в обувь могут быть вложены предметы – пожелания для разувающего (монеты для богатой жизни, красные нить или лента для горячей любви и т.п., вплоть до плётки. В большинстве фольклорных сборников мы найдём описание того, что невеста передавала найденную в снятом сапоге плётку жениху, а тот символически (или реально) похлёстывал невесту. И все исследователи трактуют символику этого действа одинаково: как символ власти мужа над женой. Однако здесь всё не так просто и однозначно. Плётка это орудие и оружие, атрибут мужской, и действительно символ власти, но нахождение и передача символа власти другому лицу в ритуале означает нахождение и передачу самой власти, или, по крайней мере, согласие поделиться ею. Вероятно, в ранний период становления ритуала разувания, до его «окаменения» в период средневековья, невеста имела право распорядиться найденной плёткой по своему усмотрению, например, как Брюнхильда, показавшая мужу в первую брачную ночь, «кто в доме хозяин». В настоящее время такие страсти не очень актуальны, ныне муж и жена равноправны априори, и найденную плётку невеста может трактовать более легкомысленно, как намёк жениха на садо-мазо, например.
В некоторых локальных традициях южных славян невесту разувает свекровь на пороге своего дома, встретив после венчания. Имея в виду эротичность босоты, отметаем этот вариант обряда разувания как недопустимое ныне вмешательство мамы в интимную жизнь молодожёнов.

III.5. «Бужение молодых». Через некоторое время сваха и дружка стучат молодым под призыв:
Не время спать, пора вставать, пора горницу мести, сор на улицу нести.
Молодые выходят. Мужу задают вопрос: Лёд ломал, или в прорубь пал? Он отвечает по обстоятельствам не именно данного момента, но личной истории знакомства.

а) Битьё горшков (если действо происходит на природе – стоит заранее приготовить камень: разбить горшок об землю мудрено), с приговорами: сколько кусочков, столько сыночков, сколько осколков, столько дитёнков!
б) При возможности – стрельба (салют).
в) Трудные задачи. Задаются невесте, если она живёт у мужа, или мужу, если он живёт у жены. Это может быть принос воды с речки в решете, подметание мусора вперемешку с деньгами, которые необходимо собрать, и прочие. Этот обряд может быть приурочен к концу пира.
Сваха и дружка приводят пару за стол под общее ликование.

III.6. Чесание молодых и повой молодухи. Молодых сажают за стол на шкуру и закрывают от гостей растянутым рушником или платом. С них снимают венчальные венцы и венки, и две женщины, сваха и крёстная мать расчёсывают молодых под приговоры:
Уж вы русы, русы кудерьца, прилегайте вы до белого лица,
Прилегайте ко лицу, привыкайте ко венцу.
Привыкай, наша (имя жены), к уму-разуму (имя мужа), ко обычаю, ко семейному.
Уж вы русы, русы кудерьца, прилегайте вы до белого лица,
Прилегайте ко лицу, привыкайте ко венцу.
Привыкай, (имя мужа), к уму-разуму (имя жены), ко обычаю, ко семейному (3; №№ 131, 138).
Когда чесание закончено, что гости узнают по окончанию вышеприведённой песни, гости поют свахе, которая продолжает обряд за занавеской:
Сваха-репка, повивай крепко! – Я не репка, повью крепко!
Сваха-тетеря, повивай теперя! – Я не тетеря, я повью теперя!
Сваха-бл..ка, чеши гладко! – Я не бл..ка, я чешу гладко!
Свахи отвечают:
Повила я молодушку, стала как игрушка, а вам не покажу!
Причесала молодого, вы не видели такого, а вам не покажу!
Не дадите золотых, не покажем молодых! Гости дают выкуп, молодых показывают (2; с. 308).
Венцы уносят на рушниках на капище, а венки из цветов остаются у молодых и с ними поступают по-разному: хранят на божнице как оберег (ими можно лечить будущих детей) или в конце свадьбы бросают через спину в толпу холостой молодёжи, «на кого Бог пошлёт» – кто поймает, тот скоро вступит в брак.

III.7. «Совет да любовь». После повоя сваха или дружка, стоя за спинами сидящих за столом молодых, обняв их за плечи, говорит:
Боги их свели за единый стол,
Боги им велели одну хлеб-соль кушать,
Боги им велели одну речь говорить! (2; с. 305).
И стукает («сочетает») молодых головами друг об друга со словами: Совет да любовь!

III.8. Пир горой. Продолжение пира, теперь молодые едят, пьют и разговаривают с гостями.
а) Дары молодым. Гости преподносят молодым аутентичные свадебные подарки под соответствующие комментарии, например: Дарую пиво, чтоб жили красиво; дарую зайчишку, чтоб велись детишки; после этого следуют и другие подарки (список аутентичных подарков см. ниже).
б) Цмок (Змей). В разгар пира является ряженый «Цмок», который начинает обниматься, подливать спиртное и «заговаривать зубы» молодому, делая при этом двусмысленные намёки молодой. Его цель – выжить молодого с его места и усесться рядом с его женой. Если муж сам не справляется с задачей, обнаглевшего Цмока взашей гонит дружка или вся сторона жениха. Гости наблюдают за поведением молодых (и мужа, и жены), делают выводы и обсуждают прогнозы их совместной жизни.
в) Ритуальные бои («драку заказывали?»). По результатам судят о том, с чьей стороны ждать новой свадьбы.
г) Скакание по лавкам (до их поломки) в конце пира под залихватские песни.

III.9. Отдарки. В течении полугода визиты молодых к каждому гостю с отдарками.
III.10. В первый год супружества – обязательное чествование молодых на Масленицу – обряд «Порох на губах». Все новобрачные пары выходят в круг и под восклицания остальных участников: «Порох на губах!», «Покажите, как вы любитесь!» и т.п. – молодожёны целуются и обнимаются («стирают порох»). Обряд стимулирует продуцирующие силы Природы.

Дополнительные тексты к обрядам
Каравайная
Песня сопровождает действия, которые хорошо описаны в польской сказке: «…тётка Радуни с помощницами-каравайницами каравай месит. Месят они тесто, а сами пляшут, песни поют, смеются, шутят. Потому примета есть: если весело караваю в квашне, если радостно караваю в печи – вся жизнь молодых в радости и веселье пройдёт» (16; с. 224).
Валю, валю, сыр каравай, с правой руки на левую,
С левой руки на правую, по золотому лоточку,
По золотому лоточку, по серебряному блюдечку.
Каравай на лавку влез.
Каравай по лавке пошёл,
Каравай на печку влез,
Каравай с печки слез,
Каравай на лопату сел,
Каравай в печку глядит!
Пекись, пекись, сыр каравай,
Дерись, дерись, сыр каравай,
Выше дуба Дубова,
Шире печи каменной! (2; с. 285, 286).

Омовение невесты
Растопилась баенка,
Раскалилась каменка,
Ключевая вода посогрелася,
Венички шелковые распарились! (2; с.279)

Парили, парили, веником ударили,
Баня, баня пораспарит, а женишок тебя наярит (2; с. 280).

Ты недолго в бане парилась, да уж много с себя спарила,
Да и смыла с себя, девушка, с себя волю свою девичью! (3; № 483).

Баня бела, баня бела, баня – белый потолок.
Возле каменки стояла, парила свой хохолок.

Ох, мойся, усок, подмывайся, усок,
Тебе скоро, усок, дадут мяса кусок (8; с. 147).

На сборы жениха (действия по тексту)
Ой рано, рано (имя жениха) вставал,
Рано вставал, три свечи зажигал,
Перву запалил, как умывался,
Другу запалил как обувался,
Третью запалил,
Как на двор выходил,
На двор выходил, коней седлал,
Выезжал за красной девицей (6; с. 368–369).

Омовение жениха. Могут исполняться те же песни, что и в женском обряде, но переделанные соответственно ситуации (и наоборот):
Вир, вир, вир, серебряна Водица,
На Водице есть престол-столица,
На столице добрый молодец –
Шелковые кудерьки, плечи, кулаки крепки,
Руки золотые по рамена (предплечья),
Ноги серебряны по колена! (4, т. 1; с. 44. Сербия).

Загадки
Отгадывают представители стороны жениха:
Росло, росло, да выросло, из штаников вылезло,
С конца залупилося, людям пригодилося. (Кукуруза.)
Висит мохнатка, в мохнатке гладко, а в гладке сладко. (Лесной орех.)

Заговор на охрану места устройства брачной постели
Вырублю, выстружу тридевять стрел,
Расстреляю чёрные думы, чужие помышления
От места сего на болота зыбучие, на грязи чёрные,
Не бывать на место сиё ни сглазу, ни уроку!
Как персту безымянному нет имени
Так и не будет у супостатов ни сил, ни времени
Сюда приходить, делу вредить.
Ключ и замок словам моим.

Величание много погулявшему жениху и красивой невесте
Перебор, Месячек, перебор!
Всех Звёздочек перебрал,
Одну Звёздочку выбирал,
Хоть она и маленька,
Да самая ясненька,
Меж всех Звёздочек значненькая! (4, т 1; с. 41).

Величание жениху или холостому парню (возможно разыгрывание сюжета)
Не разливайся, мой тихий Дунай,
Не потопляй свои зелёные луга!
В тех лужочках ходит олень,
Ходит олень – золотые рога;
Мимо тут ездит удалой молодец.
– Я тя, олень, из ружья застрелю!
– Не бей, не стреляй, удалой молодец,
В некое время сгожусь я тебе:
Станешь жениться, на свадьбу приду,
Новые сени рогами освечу,
В новой горнице сам попляшу,
Всех гостей взвеселю, пуще всех невесту твою. (10; с. 191, № 331). «Олень» пляшет с подсвечником с зажжёнными свечами на голове.

Окончание любого величания жениху
Князю песню поём,
Князю честь воздаём!
Награди-ка нас подарком –
Сладким пряником, белым, сахарным! (10; с. 62, № 116).

Аутентичные свадебные подарки (с брачной символикой)
Ёмкости с замком, запирающиеся на ключ (сундуки, короба, шкатулки, чемоданы и т.п.) (12, том 2; с. 209).
Яблоко, утыканное монетами (12, том 2; с. 164).
Пиво, любые хмельные напитки.
Быки, коровы, козлы, кролики – живьём или изображения.
Россыпи мелких предметов (деньги, орехи, горох, зерно, конфеты, драгоценности, семечки).
Куклы – «чтоб дети велись» (15; с. 27–31).
Ложка или две связанные ложки, или набор ложек (без ножей и вилок) (15; с. 130).
Обереги из связок лука и чеснока (15; с. 141–142).

Обрядовые угощения
Все блюда должны быть сладкими или острыми.
Множество блюд из курятины (варёные, жареные, лапша куриная, пирог «курник») – при условии девственности невесты до встречи с женихом, – и манипуляции с этими блюдами (верчение, гадания при ломании, подбрасывание, перебрасывание через плечо и т.п.). В противном случае таких блюд значительно меньше и они не являются «центром» ритуалов.
Каша из архаичных продуктов (горох, просо, чечевица).
Выпечка с символикой изобилия (животные, растения, орудия труда).
Традиционные хмельные напитки.
Крупные и многосоставные овощи и фрукты (арбузы, тыквы, гроздья винограда, бананов, связки сладкого перца и лука, помидоры и ягоды на ветках). Противникам помидоров и бананов подчеркну важность изобилия, а не конкретных видов овощей и фруктов. «Горох да репа – завидное дело», свадебный стол с блюдами из них характерен для первых веков н.э., но мы-то живём в ХХI, и идею изобилия подчёркиваем тем, что имеем на данный момент.

Литература
1. Обрядовая поэзия. М., 1989.
2. Шангина И. Русские девушки. С-Пб., 2007.
3. Лирика русской свадьбы. Л., 1973.
4. Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славян на природу, в трёх томах. М., 1995.
5. Забылин М. Русский народ, его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия. М., 1992. Репринт 1880.
6. Русский фольклор. Материалы и исследования. Том ХХХ. С-Пб., 1999.
7. Русский фольклор. Материалы и исследования. Том ХХХI. С-Пб., 2001.
8. Русский семейно-обрядовый фольклор Сибири и Дальнего Востока. Том 22. Новосибирск, 2002.
9. Славянская мифология. Энциклопедический словарь. М., 2002.
10. Жили-были. Русская обрядовая поэзия. С-Пб., 1998.
11. Кон И. Вкус запретного плода. М., 1991.
12. У.I.Раговiч. Песенны фальклор Палесся. Том 2. Вяселле. Мiнск 2002.
13. Смоленский музыкально-этнографический сборник. Том 1. Календарные обряды и песни. М., 2003.
14. Обрядовая поэзия. М., 1997. В двух книгах.
15. Славянские древности. Этнолингвистический словарь под ред. Толстого Н. И. Том 3. М., 2004.
16. Сказки народов мира. М., 1987.

Источник