Меню

Богат хорош собой был ленский везде был принят как жених



Упражнение 321 — Русский язык 8 класс. Разумовская, Львова, Капинос. Учебник

Вопрос

1. Сначала выпишите предложения, которые имеют в своём составе обособленные приложения с союзом как, передающие оттенок причины (можно поставить вопрос почему?). Затем выпишите предложения, которые имеют необособленные приложения с союзом как, отвечающие на вопросы: в каком отношении? с какой стороны? (можно заменить сочетанием в качестве).

1) Как стилист Чехов недосягаем. (М. Горький) 2) Илюше иногда как резвому мальчику так и хочется броситься и переделать всё самому. (А. Гончаров) 3) Пьер как законный сын получит всё. (Л. Толстой) 4) Ему как человеку робкому и необщительному прежде всего бросалось в глаза то, что у него никогда не было. (А. Чехов) 5) Как поэт нового времени Батюшков не мог в свою очередь не заплатить дани романтизму. (В. Белинский) 6) Вы как инициатор должны играть главную роль. (В. Панова) 7) Как живописец Маяковский уважал и любил Серова. (В. Шкловский) 8) Как лицо служебное милицейское Сошкин привык знакомиться с разным народом. (В. Астафьев) 9) Богат хорош собою Ленский везде был принят как жених. (А. Пушкин) 10) Мне как лицу высокопоставленному не подобает ездить на конке. (А. Чехов)

2. Объясните лексическое значение выделенных слов. Проверьте свой ответ по толковому словарику.

Источник

Евгений Онегин, часть 1

Роман в стихах А. С. Пушкин (том 2)
Издательство «Художественная литература» г. Москва 1986 г.
Сокращённый вариант (Зоя Скобцова)

Предисловие (Зоя Скобцова) Регистрационный № 117032000185

«К Вам обращаясь, мой читатель,
Меня прошу Вас извинить:
Что написал поэт — блистатель,
Сего отрывка обладатель,
Здесь невозможно оценить!

Лишь вкратце, только содержанье,
Я передать для Вас берусь;
Быть может кто — то для блистанья,
А может просто из желанья,
Захочет вспомнить наизусть!»
г. Вольск 02.04.2016 г.

1.1.
стр. 187
Мой дядя самых честных правил,
Когда не в шутку занемог,
Он уважать себя заставил
И лучше выдумать не мог.
Его пример другим наука;
Но, Боже мой, какая скука,
С больным сидеть и день и ночь,
— 3 —

Не отходя ни шагу прочь!
Какое низкое коварство
Полуживого забавлять,
Ему подушки поправлять,
Печально подносить лекарство,
Вздыхать и думать про себя
Когда же чёрт возьмёт тебя.

Так думал молодой повеса,
Летя в пыли на почтовых,
Всевышней волею Зевеса
Наследник всех своих родных.

Служив отлично — благородно,
Долгами жил его отец,
Давал три бала ежегодно
И промотался наконец.

Судьба Евгения хранила:
Сперва мадам за ним ходила,
Потом Монтер её сменил.
Ребёнок был резов, но мил.
Монтер Габбё, француз убогой,
Чтоб не измучилось дитя,
Учил его всему шутя,
Не докучал моралью строгой,
Слегка за шалости бранил
И в летний сад гулять водил.
— 4 —

Когда же юности мятежной
Пришла Евгению пора,
Пора надежд и грусти нежной,
Монтер прогнали со двора.
Вот мой Онегин на свободе:
Острижен по последней моде,
Как Денди Лондонский одет —
И, наконец, увидел свет.
Он по — французски совершенно
Мог изъясняться и писал;
Легко мазурку танцевал
И кланялся непринуждённо;
Чего же больше? Свет решил,
Что он умён и очень мил.

Мы все учились понемногу
Чему — нибудь и как — нибудь,
Так воспитаньем, слава Богу,
У нас немудрено блеснуть.
Онегин был, по мненью многих,
(Судей решительных и строгих),
Учёный малый, но педант,
Имел он счастливый талант
Без принужденья в разговоре
Коснуться до всего слегка,
С учёным видом знатока
Хранить молчанье в важном споре
И возбуждать улыбку дам
Огнём нежданных зпиграмм.

1.3.
Стр. 189
Всего, что знал ещё Евгений
Пересказать мне недосуг;

Стр. 191
Бывало он ещё в постеле:
Ему записочки несут.
Что? Приглашенья? В самом деле,
Три дома на вечер зовут:
Там будет бал, там детский праздник,
Куда поскачет мой проказник,
С кого начнёт он? Всё равно:
Везде поспеть немудрено.

Стр. 199
Что ж мой Онегин? Полусонный
В постелю с бала едет он.
А Петербург неугомонный
Уж барабаном пробуждён.

Стр. 200
Но, шумом бала утомлённый
И утро в полночь обратя,
Спокойно спит в тени блаженной
Забав и роскоши дитя.

Стр. 205
Вдруг получил он, в самом деле,
Что дядя при смерти в постеле
— 6 —

Читайте также:  Свадебная викторина про жениха

И с ним проститься был бы рад.
Прочтя печальное посланье,
Онегин тотчас на свиданье
Стремглав по почте поскакал
И уж заранее зевал,
Приготовляясь, денег ради,
На вздохи, скуку и обман
(И тем я начал свой роман;)
Но, прилетев в деревню дяди,
Его нашёл уж на столе,
Как дань готовую земле.

1.4
Вот наш Онегин — сельский житель,
Заводов, вод, лесов, земель
Хозяин полный, а досель,
Порядка враг и расточитель,
И очень рад, что прежний путь
Переменил на что — нибудь.

2.1
Стр. 208
Деревня, где скучал Евгений,
Была прелестный уолок;
Там друг невинных наслаждений
Благословлять бы небо мог,
Один среди своих владений.
— 7 —

Стр. 210
В свою деревню в ту же пору
Помещик новый прискакал
И столь же строгому разбору
В соседстве повод подавал.
По имени Владимир Ленский,

Красавец, в полном цвете лет,
Поклонник Канта и поэт.
Он из Германии туманной
Привёз учёности плоды:
Вольнолюбивые мечты,
Дух пылкий и довольно странный,
Всегда восторженную речь
И кудри чёрные до плеч.

Стр.212
Богат, хорош собою Ленский
Везде был принят как жених;
Таков обычай деревенский.

Стр. 213
Но Ленский, не имев, конечно,
Охоты узы брака несть,
С Онегиным желал сердечно
Знакомство покороче свесть.
Они сошлись. Волна и камень,
Стихи и проза, лёд и пламень
Не столь различны меж собой.
Они друг другу были скучны;
— 8 —

Потом понравились; потом
Съезжались каждый день верхом
И скоро стали неразлучны.

2.2.
Стр. 216
Чуть отрок, Ольгою плененный,
Сердечных мук ещё не знав,
Он был свидетель неизменный
Её младенческих забав.
Она поэту подарила
Младых восторгов первый сон
И мысль об ней одушевила
Её цевницы первый стон.

Стр. 217
Её сестра звалась Татьяной,
Ни красотой сестры своей,
Ни свежестью её румяной
Не привлекла б она очей.
Дика, печальна, молчалива,
Как лань лесная боязлива,
Она в семье своей родной
Казалась девочкой чужой.

3.1.
Стр.225
«Скажи, которая Татьяна?»
— 9 —

— Да та, которая грустна
И молчалива, как Светлана,
Вошла и села у окна. —
«Неужто ты влюблён в меньшую?»
— А что? — «Я выбрал бы другую,
Когда б я был, как ты поэт.

Стр. 228
В чертах у Ольги жизни нет.

Владимир сухо отвечал
И после во весь путь молчал.

3.2.
Меж тем Онегина явленье
У Лариных произвело
На всех большое впечатленье
И всех соседей развлекло.
Пошла догадка за догадкой.
Все стали толковать украдкой,
Шутить, судить не без греха,
Татьяне прочить жениха.

Татьяна слушала с досадой
Такие сплетни; но тайком
С неизъяснимою отрадой
Невольно думала о том;
И в сердце дума заронилась;
Пора пришла, она влюбилась.

Давно сердечное томленье
Теснило ей младую грудь;
Душа ждала. кого — нибудь
И дождалась. Открылись очи,
Она сказала: это он!

3.3.
Стр.227
Теперь с каким она вниманьем
Читает сладостный роман,
С каким она очарованьем
Пьёт обольстительный обман!

Стр.229
Татьяна, милая Татьяна!
С тобой теперь я слёзы лью;
Ты в руки мрачного тирана
Уж отдала судьбу свою.

Стр. 230
Тоска любви Татьяну гонит
И в сад идёт она грустить,
И вдруг недвижно очи клонит,
И лень ей далее ступить.
Настанет ночь; луна обходит
Дозором дальний свод небес,
Татьяна в темноте не спит
И тихо с няней говорит:

Стр. 231
«Я влюблена», — шептала снова
Старушке с горечью она.
— Сердечный друг, ты нездорова. —
«Оставь меня, я влюблена».

И сердцем далеко носилась
Татьяна, глядя на луну.

Стр. 232
Вдруг мысль в уме её родилась.
«Поди, оставь меня одну.
Дай, няня мне перо, бумагу,
Да стол подвинь; я скоро лягу;
Прости». И вот она одна.

Всё тихо. Светит ей луна,
Облокотясь, Татьяна пишет.
И всё Онегин на уме,
И в необдуманном письие
Любовь невинной девы дышит.
Письмо готово, сложено.
Татьяна! для кого ж оно?

Источник

Глава вторая

Почтенный замок был построен,
Как замки строиться должны:
Отменно прочен и спокоен
Во вкусе умной старины.
Везде высокие покои,
В гостиной штофные обои,
Царей портреты на стенах,
И печи в пестрых изразцах.
Всё это ныне обветшало,
Не знаю, право, почему;
Да, впрочем, другу моему
В том нужды было очень мало,
Затем, что он равно зевал
Средь модных и старинных зал.

Читайте также:  Как пройти выкуп жениху

Он в том покое поселился,
Где деревенский старожил
Лет сорок с ключницей бранился,
В окно смотрел и мух давил.
Всё было просто: пол дубовый,
Два шкафа, стол, диван пуховый,
Нигде ни пятнышка чернил.
Онегин шкафы отворил;
В одном нашел тетрадь расхода,
В другом наливок целый строй,
Кувшины с яблочной водой
И календарь осьмого года:
Старик, имея много дел,
В иные книги не глядел.

Один среди своих владений,
Чтоб только время проводить,
Сперва задумал наш Евгений
Порядок новый учредить.
В своей глуши мудрец пустынный,
Ярем он барщины старинной
Оброком легким заменил;
И раб судьбу благословил.
Зато в углу своем надулся,
Увидя в этом страшный вред,
Его расчетливый сосед;
Другой лукаво улыбнулся,
И в голос все решили так,
Что он опаснейший чудак.

Сначала все к нему езжали;
Но так как с заднего крыльца
Обыкновенно подавали
Ему донского жеребца,
Лишь только вдоль большой дороги
Заслышат их домашни дроги,—
Поступком оскорбясь таким,
Все дружбу прекратили с ним.
«Сосед наш неуч; сумасбродит;
Он фармазон; он пьет одно
Стаканом красное вино;
Он дамам к ручке не подходит;
Всё да да нет; не скажет да-с
Иль нет-с». Таков был общий глас.

,
Красавец, в полном цвете лет,
Поклонник Канта и поэт.
Он из Германии туманной
Привез учености плоды:
Вольнолюбивые мечты,
Дух пылкий и довольно странный,
Всегда восторженную речь
И кудри черные до плеч.

От хладного разврата света
Еще увянуть не успев,
Его душа была согрета
Приветом друга, лаской дев;
Он сердцем милый был невежда,
Его лелеяла надежда,
И мира новый блеск и шум
Еще пленяли юный ум.
Он забавлял мечтою сладкой
Сомненья сердца своего;
Цель жизни нашей для него
Была заманчивой загадкой,
Над ней он голову ломал
И чудеса подозревал.

Он верил, что душа родная
Соединиться с ним должна,
Что, безотрадно изнывая,
Его вседневно ждет она;
Он верил, что друзья готовы
За честь его приять оковы
И что не дрогнет их рука
Разбить сосуд клеветника;
Что есть избранные судьбами,
Людей священные друзья;
Что их бессмертная семья
Неотразимыми лучами
Когда-нибудь нас озарит
И мир блаженством одарит.

Негодованье, сожаленье,
Ко благу чистая любовь
И славы сладкое мученье
В нем рано волновали кровь.
Он с лирой странствовал на свете;
Под небом Шиллера и Гете
Их поэтическим огнем
Душа воспламенилась в нем;
И муз возвышенных искусства,
Счастливец, он не постыдил:
Он в песнях гордо сохранил
Всегда возвышенные чувства,
Порывы девственной мечты
И прелесть важной простоты.

Он пел любовь, любви послушный,
И песнь его была ясна,
Как мысли девы простодушной,
Как сон младенца, как луна
В пустынях неба безмятежных,
Богиня тайн и вздохов нежных;
Он пел разлуку и печаль,
И нечто, и туманну даль,
И романтические розы;
Он пел те дальные страны,
Где долго в лоно тишины
Лились его живые слезы;
Он пел поблеклый жизни цвет
Без малого в осьмнадцать лет.

В пустыне, где один Евгений
Мог оценить его дары,
Господ соседственных селений
Ему не нравились пиры;
Бежал он их беседы шумной,
Их разговор благоразумный
О сенокосе, о вине,
О псарне, о своей родне,
Конечно, не блистал ни чувством,
Ни поэтическим огнем,
Ни остротою, ни умом,
Ни общежития искусством;
Но разговор их милых жен
Гораздо меньше был умен.

Но Ленский, не имев, конечно,
Охоты узы брака несть,
С Онегиным желал сердечно
Знакомство покороче свесть.
Они сошлись. Волна и камень,
Стихи и проза, лед и пламень
Не столь различны меж собой.
Сперва взаимной разнотой
Они друг другу были скучны;
Потом понравились; потом
Съезжались каждый день верхом
И скоро стали неразлучны.
Так люди (первый каюсь я)
От делать нечего друзья.

Но дружбы нет и той меж нами.
Все предрассудки истребя,
Мы почитаем всех нулями,
А единицами– себя.
Мы все глядим в Наполеоны;
Двуногих тварей миллионы
Для нас орудие одно,
Нам чувство дико и смешно.
Сноснее многих был Евгений;
Хоть он людей, конечно, знал
И вообще их презирал,—
Но (правил нет без исключений)
Иных он очень отличал
И вчуже чувство уважал.

Он слушал Ленского с улыбкой.
Поэта пылкий разговор,
И ум, еще в сужденьях зыбкой,
И вечно вдохновенный взор,—
Онегину всё было ново;
Он охладительное слово
В устах старался удержать
И думал: глупо мне мешать
Его минутному блаженству;
И без меня пора придет,
Пускай покамест он живет
Да верит мира совершенству;
Простим горячке юных лет
И юный жар и юный бред.

Читайте также:  Сваха со стороны жениха что говорить при выкупе невесты со стороны жениха

Меж ими всё рождало споры
И к размышлению влекло:
Племен минувших договоры,
Плоды наук, добро и зло,
И предрассудки вековые,
И гроба тайны роковые,
Судьба и жизнь в свою чреду,—
Всё подвергалось их суду.
Поэт в жару своих суждений
Читал, забывшись, между тем
Отрывки северных поэм,
И снисходительный Евгений,
Хоть их не много понимал,
Прилежно юноше внимал.

Но чаще занимали страсти
Умы пустынников моих.
Ушед от их мятежной власти,
Онегин говорил об них
С невольным вздохом сожаленья;
Блажен, кто ведал их волненья
И наконец от них отстал;
Блаженней тот, кто их не знал,
Кто охлаждал любовь– разлукой,
Вражду– злословием; порой
Зевал с друзьями и с женой,
Ревнивой не тревожась мукой,
И дедов верный капитал
Коварной двойке не вверял.

XVIII

Когда прибегнем мы под знамя
Благоразумной тишины,
Когда страстей угаснет пламя
И нам становятся смешны
Их своевольство иль порывы
И запоздалые отзывы,—
Смиренные не без труда,
Мы любим слушать иногда
Страстей чужих язык мятежный,
И нам он сердце шевелит.
Так точно старый инвалид
Охотно клонит слух прилежный
Рассказам юных усачей,
Забытый в хижине своей.

Зато и пламенная младость
Не может ничего скрывать.
Вражду, любовь, печаль и радость
Она готова разболтать.
В любви считаясь инвалидом,
Онегин слушал с важным видом,
Как, сердца исповедь любя,
Поэт высказывал себя;
Свою доверчивую совесть
Он простодушно обнажал.
Евгений без труда узнал
Его любви младую повесть,
Обильный чувствами рассказ,
Давно не новыми для нас.

Ах, он любил, как в наши лета
Уже не любят; как одна
Безумная душа поэта
Еще любить осуждена:
Всегда, везде одно мечтанье,
Одно привычное желанье,
Одна привычная печаль.
Ни охлаждающая даль,
Ни долгие лета разлуки,
Ни музам данные часы,
Ни чужеземные красы,
Ни шум веселий, ни науки
Души не изменили в нем,
Согретой девственным огнем.

Источник

«Богат, хорош, собою Ленский, везде был принят, как жених…»

Очень часто, говоря о потенциальном женихе, люди вспоминают строки Пушкина: «Богат, хорош, собою…» Вместо имени Ленского подставляют рассматриваемого кандидата на роль жениха. Только если в XIX веке за богатыми или состоятельными женихами «охотились» родители невест, то в XXI веке, эту нелегкую задачу взяли на себя сами невесты.

Пушкин не случайно ставит на первое место богатство. Именно на состояние семьи, на будущее наследство обращают внимание мамы всех времен и народов, и сами невесты. А если жених еще и красив, как Аполлон, так чего же еще желать?

Мужчины порой обижаются, что женщины охотятся за их деньгами. Но так было всегда. До Пушкина и после. И так будет. Психология людей не менялась тысячелетиями. Не надо обижаться. Надо зрить в корень. Одна кандидатка в жены мечтает купаться в роскоши, ничего не давая взамен: ни ответной любви, ни будущего потомства. Она будет держать роту прислуги, лишь бы ничего не делать, и заниматься собой любимой.

Другая мечтает о крепкой семье в достатке, с любимым и любящим мужем, ни в чем не нуждающимися детьми. Она сама готова работать ради этого достатка. Третья готова пожертвовать собой ради того, чтобы ее дети, рожденные до брака, жили в достатке и готова также мужа сделать орудием благосостояния собственных детей.

Если повезло «Ленскому» найти из числа невест вторую, тогда ему несказанно повезло. Такая женщина сделает его счастливым, станет спутницей и вдохновительницей всех его идей.

Словом, в этом отрывке из 2 главы «Евгения Онегина» Пушкин описал стандартную ситуацию.

Богат, хорош собою, Ленский
Везде был принят как жених;
Таков обычай деревенский;
Все дочек прочили своих
За полурусского соседа;
Взойдет ли он, тотчас беседа
Заводит слово стороной
О скуке жизни холостой;
Зовут соседа к самовару,
А Дуня разливает чай;
Ей шепчут: «Дуня, примечай!»
Потом приносят и гитару:
И запищит она (бог мой!):
Приди в чертог ко мне златой.

Источник