Меню

Архимандрит может жениться или нет



Кто из священников может быть женат, а кто нет?

Приблизительное время чтения: 1 мин.

Имеют жену и детей только семейные священники — так называемое белое духовенство. Они могут жениться, только не будучи еще облеченными ни в диаконский, ни в священнический сан. После создания семьи они получают каноническое право принять сан. Рождение детей, конечно, в священном сане им тоже будет разрешено. А вот если священник овдовел, жениться повторно он не может.

Жениться не могут и монашествующие, которые дают обет безбрачия. А еще — целибаты – это такая форма священства, при которой человек не принимает монашества, но и не примыкает к семейному духовенству. После рукоположения целибатный священник живет один. Традиция целибатства появилась в нашей стране сравнительно недавно: в конце XIX — начале XX веков. Исключительно по строжайшему рассмотрению и благословению Священного Синода целибатами становились люди ученые. До революции их можно было пересчитать по пальцам одной руки. Допустим, ректор Московской Духовной Академии протоиерей Александр Горский (1812-1875) был целибатом. После революции много что поменялось, времена гонений сильно скорректировали внешнюю церковную жизнь. И сейчас большое количество священников-целибатов — в какой-то мере отголоски советской эпохи.

Архив всех вопросов можно найти здесь. Если вы не нашли интересующего вас вопроса, его всегда можно задать, написал по адресу: vopros@foma.ru

Написано в Писании, что даже епископ может быть женат и что нельзя никому запрещать вступать в брак. Православная церковь наложила свои ограничения, которые даже апостолы не накладывали.

Аля, что значит «даже апостолы»? Церковь — не застывшая данность, а «больница», способ помочь спасению в каждую конкретную эпоху, разным народам, а разных обстоятельствах. И наряду с Писанием, православные христиане признают и церковное Предание, выраженное в учении, менявшихся правилах, переменах структуры, трудах отцов Церкви и житиях святых. История Церкви — процесс, живое дело. В апостольские времена иначе распределены были служения, общины верующих были иные, с небольшим количеством людей, помалу, в-основном в нескольких крупных городах. Таинства совершались тоже иначе. Разве Вы бы хотели, чтобы сейчас человек на исповеди поворачивался (как было в те времена) ко всем собравшимся в храме и начинал вслух каяться Богу на глазах всех? Наверное, нет, и будете правы: тогда небольшая христианская община могла состоять из людей, знакомых между собой всю жизнь. А сейчас лишь часть прихожан хоть сколько-то знает друг друга. И что могло помочь и поддержать в те времена, сейчас может принести искушение всем — и кающемуся, и слышащим. Так и с апостольским служением. Вы можете, если захотите, узнать и понять, как менялась ответственность и расширялись обязанности епископа. И почему в итоге Церковь пришла к выводу, что епископ не в состоянии уже одновременно уделять время и своей пастве, и семье (в отличие от части священников и диаконов). Да: Церковь менялась. И в этом нет ничего зазорного. Она и тогда, и сейчас служит Христу и ведёт людей ко Христу.

«Фома» выходит в свет только благодаря поддержке неравнодушных людей. Чтобы наш проект развивался дальше, нам очень нужна ваша помощь. Даже небольшое, но регулярное пожертвование поможет нам планировать нашу работу и дальше говорить людям о самом важном!

Источник

Когда женится священник? Где его обручальное кольцо?

По канонам церкви, человек, который принял священный сан жениться не может.

А как же те священники, у которых есть жены и дети?! Вот скандал! Они нарушили каноны?!

Дело в том, что до принятия сана мужчина должен стать монахом или жениться. И только после этого его могут рукоположить в священный сан.

Существует ещё третий вариант – целибат. Не женат, но и не монах. Такое встречается редко и не приветствуется священноначалием. Жениться, понятное дело, этот священник уже не сможет. А вот уйти в монастырь, если возникнет желание – запросто.

Про монахов все знают, что они живут в монастырях и дают обет безбрачия. Углубляться в эту тему не будем. Единственное, что нужно об этом знать: этот путь не для всех.

Самый традиционный вариант это женитьба.

Священник может быть женат лишь один раз. И поэтому к выбору супруги обычно подходит серьезно.

Требования к невесте:

  • Исповедание православной веры
  • Участие в Таинствах, т.е. она должна быть крещена и регулярно приступать к исповеди и Причастию.
  • Девственность: ее первым и единственным мужчиной должен стать муж.

Благословение на брак паре даёт правящий архиерей.

На его имя пишется прошение, в котором семинарист просит разрешения вступить в брак с «девицей православного вероисповедания имярек»

Далее бывает личное собеседование с владыкой.

Когда все разрешения получены, можно расписываться в ЗАГСе и венчаться.

Не раз и не два к моему мужу подходили женщины в возрасте и предлагали познакомить его с их внучками – дочками – племянницами – хорошими девушками, а то негоже такому молодому батюшке одному быть.

С большим удивлением они узнавали, что батюшка женат.

Почему такие казусы происходят?

В русской церкви священники не носят обручальных колец.

Кольцо — символ принадлежности супругу.

А священник принадлежит Богу. И знак этого — наперсный крест, который батюшки носят поверх одежды.

Есть ещё один чисто технический момент.

На руках у священника не должно быть колец во время служения Литургии. Потому что за краешек кольца могут забиться частицы просфор или Тела Христова. Эти крохи не должны оказаться в неподобающем месте. А из-за ободка кольца они запросто могут выпасть на пол или куда похуже.

Источник

О втором браке духовенства

Архимандрит Кирилл Костопулос

Священные таинства нашей Православной Церкви носят освящающий и преображающий характер в земной жизни человека. Так же и брак, будучи «тайной великой» (Эф. 5:32), является проявлением и осуществлением любви внутри Церкви. В Таинстве брака, через единение мужчины и женщины, «Церковь являет дар «вечной жизни» (1 Тим. 6:19).

Отношения супругов становятся церковным событием, которое реализуется главным образом в Церкви. Можно сказать, что это опыт участия в общении Святых. Не случайно, сопоставление брачного союза с Церковью стало с самого начала общим учением в Священном предании нашей Церкви. По этой причине и сам брак, или семья, характеризуется как «домашняя церковь» (см. Рим. 16:5, 1 Кор. 16:19, Кол. 4:15). Св. Иоанн Златоуст говорит: «Не малая добродетель – созидать домашнюю церковь» (PG. 61:376).

Принятие брака и осознание его святости относилось к духовенству с момента основания Церкви. Все мы знаем, что среди Св. Апостолов были и состоящие в браке (ср. Мф.8:14, Деян.21:9). Поэтому в нашей Православной Церкви не применяется принцип обязательного безбрачия для духовенства, который мы, к сожалению, наблюдаем у еретиков-папистов. Напротив, Первое правило Гангрского Собораанафематствует тех, кто гнушается брака (Свод правил, 3:100), а по Четвертому правилу этого же Собораанафеме подлежит тот, кто осуждает женатых священников и предпочитает безбрачных как более чистых (там же, 103. Также см. Гангр.10).

Здесь необходимо подчеркнуть, что безбрачие в монашеской жизни – это особый дар, который дается от Бога по желанию стремящегося стать монахом. Сам Господь сказал нам: «Не все вмещают слово сие, но кому дано» (Мф.19:11).

Апостол Павел четко проясняет вопрос о браке духовенства. Он пишет в послании к Тимофею: «Но епископ должен быть непорочен, одной жены муж, трезв, целомудрен, благочинен, честен, страннолюбив, учителен» (1 Тим.3:2). [Прим.: Когда епископов начали выбирать из числа монахов, для них было приостановлено действие предписания об однобрачии]. В продолжение Апостол говорит нам: «Диакон должен быть муж одной жены, хорошо управляющий детьми и домом своим» (1 Тим.3:12). Подобным образом он наставляет Тита: «(Чтобы ты) поставил по всем городам пресвитеров, как я тебе приказывал: если кто непорочен, муж одной жены, детей имеет верных, не укоряемых в распутстве или непокорности» (Тит.1:6).

Святые Отцы, чтобы показать свое абсолютное уважение к святости и таинству брака у духовенства, вТринадцатом правиле VI Вселенского собора постановили, что подлежит отлучению от священнослужения, а если пребывает непреклонным, то и лишению сана, тот, кто препятствует брачной связи (см. Свод правил, 2:333).

Читайте также:  Открытка с днем свадьбы своими руками для детей шаблоны

Однако, как явствует из текста Нового Завета, духовенство должно соблюдать однобрачие. Апостольские предписания явным образом предусматривают, что священник должен быть «мужем одной жены, однобрачным» (Библиотека греческих святых отцов и церковных писателей, 2:14). Так должно быть по той причине, что параллель между союзом двоих в таинстве брака и связью Христа с Церковью изначально налагает на духовенство правило однобрачия. Раз есть единая глава – Христос, и единое тело – Церковь, то и священнослужитель, будучи хранителем Церкви, которая является Телом Христовым, не может иметь множество тел. Святой Григорий Богослов так говорит об этом: «Мне кажется, что здесь слово Божие не одобряет двоеженства, ибо если два Христа, то два и мужа, две и жены, а если один Христос, одна глава Церкви, то и плоть одна, а всякая другая да будет отринута» (PG, 36:292).

Двоебрачие, по учению Cвятых Отцов, допускается по икономии (снисхождению) для мирян, но не без епитимьи (см. 1 Кор.6:8, 7:28), однако является препятствием для священства в отношении кандидатов в духовенство. Апологет Афинагор категоричен в вопросе единобрачия духовенства, считая второй брак «благовидным прелюбодеянием», и поясняет: «Отступающий от первой жены, хотя бы она и умерла, есть прикровенный прелюбодей, как потому, что преступает распоряжение Божие, ибо в начале Бог сотворил одного мужа и одну жену, — так и потому, что разрушает самую тесную связь плоти с плотью» (Библиотека греческих святых отцов и церковных писателей, 4:30820-21). Так Апостольский Собор Семнадцатым правилом четко воспрещает вступившему во второй брак быть принятым в клир: «Кто после святого Крещения двумя браками обязан был, или имел наложницу, тот не может быть ни епископом, ни пресвитером, ни диаконом, ни вообще состоять в списке священного чина». (Свод правил, 2:33). Фраза «после Крещения» означает, что любое прегрешение, имевшее место до таинства, смывается его совершением и, следовательно, не препятствует тому, кто «двумя браками обязан был», быть принятым в клир. Поясняется, однако, что если заключение второго брака произошло после Крещения, тогда оно является причиной исключения из рядов духовенства. Аристон категоричен: «Не свят всякий двубрачный. Всякий двубрачный в духовенстве неприемлем» (см. К. Костопулос. Препятствия к священству и нарушения, приводящие к лишению духовного сана. Изд-во «Григори», с. 98-102).

Также и Восемьдесят седьмое правило Василия Великого, основанное на установившейся тогда традиции, исключает тем, кто заключил второй брак, возможность вступить в духовный сан: «Двоебрачным правило полностью запрещает священнослужение» (Свод правил, 4:260).

В свою очередь Св. Епифаний подчеркивает, что двоебрачный не может быть принят в клир, даже если двоебрачие возникло по причине вдовства, так как честь священства неизмерима, и потому не должна быть ничем запятнана. Он говорит: «И действительно святая Божия проповедь после Христова пришествия, по превосходству чести священства, не допускает до священства тех, которые, по кончине жены первого брака, сочетались вторым браком. И это верно с точностью наблюдает святая Божия Церковь» (Греческая патрология, 41:1024А).

И хотя «священство защищено от двоебрачия» (см. PG, 41:1033D) Священным Писанием, Священными канонами и учением Святых Отцов, Вселенский Патриарх Варфоломей и состоящий при нем Синод предпринимают действия, сеющие смуту в нашей Православной Церкви, оскорбляя на этот раз «страшное таинство достопочтенного священства» (Греческая патрология, 48:1067) введением кощунственного разрешения на второй брак священнослужителей, овдовевших или оставленных их супругами.

Нарушение положений как Священного Писания, так и Священных канонов, является очевидным и постыдным. Кажется, что приоритетом Вселенского престола стал подрыв основ Православной Церкви, бесцеремонное разрушение ее столпов – Святых канонов. И это происходит не только в отношении второго брака священников, но и в отношении других вопросов догматического и канонического характера.

В соответствии с вышеизложенным не следовало бы поднимать вопрос о двоебрачии духовенства, поскольку это является препятствием для принятия духовного сана мирянами-членами Церкви. Четко и недвусмысленно сформулировано, что Церковь предусматривает, «чтобы дарами священства украшаемы были преимущественно воздержные из единобрачных и проводящие жизнь в девстве» (PG, 41: 868D).

Опыт Святых Отцов показывает, что Церковь должна, с одной стороны, предостерегать священников от такого греха, а с другой – защищать священническое служение. Поэтому святые отцы Шестым правилом Пято-Шестого (Трульского) Вселенского собора категорически исключают возможность заключения брака для священнослужителя: «[. ] определяем: да отныне ни иподиакон, ни диакон, ни пресвитер не имеет позволения, по совершении над ними рукоположения, вступати в брачное сожительство: аще же дерзнет сие учинити, да будет извержен». В этом правиле поясняется, что тот, кто желает вступить в брак, должен сделать это прежде хиротонии: «Но аще кто из поступающих в клир восхощет сочетаться с женою, по закону брака: таковый да творит сие прежде рукоположения во иподиакона, или в диакона, или во пресвитера» (Свод правил, 2:318).

В подтверждение вышесказанного мы можем обратиться к Двадцать шестому правилу Святых Апостолов, которое призывает собирающихся войти в клир сделать свободный выбор между путем состоящего в браке священнослужителя и девством. Конкретно данное правило определяет следующее: «Да из вступивших в клир безбрачными, желающие вступают в брак одни токмо чтецы и певцы» (Свод правил, 2:33). Правило четко предупреждает о том, что после рукоположения для священнослужителя нет обратной дороги для участия в таинстве брака, превосходимом таинством священства. В брачное общение разрешается вступать только низшим членам клира, чтецам и певчим, над которыми совершается хиротесия, а не хиротония.

К настоящему вопросу имеет отношение и Десятое правило Анкирского собора, согласно которому запрещаются в служении те члены клира, которые вступили в брак после своего рукоположения, так как, не повенчавшись до хиротонии, потом изменили свое решение. Это правило явно определяет, что те, которые, имея возможность выбрать путь состоящего в браке члена клира, «умолчав о сем и приняв рукоположение с тем, чтобы пребыти без женитвы, после вступили в брак: таковым престати от диаконского служения» (Свод правил, 3:40).

Преподобный Никодим Святогорец отмечает в толковании на Сорок второе правило Святых Апостолов: «Священнослужители должны быть первыми во всех жизненных примерах, образцом всякого послушания и добродетели и побуждением ко всякому благоделанию (Пидалион, с. 47). Это положение стало законом в Византии. В связи с этим мы читаем в Третьей Новелле Льва Мудрого: «так как нехорошо, если они (духовенство), возвысившись над плотскими слабостями превосходством духа, снова подчиняются влечениям плоти, тогда как, напротив, следовало бы, чтобы устремленное вверх служение Богу возвышалось над телесными страстями» (С.Троянос, Новеллы Льва Мудрого, с.51).

Так как же духовное лицо, дьякон или пресвитер, служитель истины, может вступить во второй брак? Как он предстанет потом перед своими духовными чадами, чтобы проповедовать благоразумие, воздержание и послушание воле Божией? Даже и молитвы при заключении второго брака – это молитвы о прощении и утешении тем, кто не в силах следовать благоразумию.

Важно отметить, что Святые Апостолы осуждают двоебрачие не за связь саму по себе, но за лживость и отступление от своих первоначальных обещаний, на которых оно основано. Они говорят, в частности: «однобрачие, бывающее по закону, праведно, как согласное с волею Божией, а второбрачие после обещания беззаконно, не по соединению, но по нарушению обещания» (Библиотека греческих святых отцов и церковных писателей, 2:59). Православный священнослужитель, «собиратель стада», должен жить и проповедовать в согласии с Евангельской и Святоотеческой истиной, уважая «единобрачную невесту Христа, Церковь» (PG, 61:719). Как будет проповедовать эту истину священник-второженец, когда он сам живет во лжи?

Эта «истина» будет последней опорой его самооправдания. В действительности он проповедует не Истину, не Христа и Его учение, но свое собственное убеждение.

Архимандрит Кирилл Костопулос,
проповедник Патрской митрополии,
доктор богословия

Читайте также:  Поздравления с днем свадьбы друга прикольные поздравление

Источник

Почему православные священники могут иметь семью, а католические- нет?

Какими бывают священнослужители?

Ответ этот на вопрос нужно знать для того, чтобы понять, могут ли священники жениться. Священнослужители подразделяются на три степени иерархии:

  • первая из них – это диакон;
  • вторая – священник, он же пресвитер;
  • третья – епископ или архиерей.

Диакон помогает священникам и епископам проводить богослужения, делать это самостоятельно он не вправе. Диакон может принадлежать как к белому, так и к черному духовенству (быть монахом).

Священник вправе совершать и богослужения, и таинства. Исключением является только рукоположение. Он также может быть монахом.

В обязанности епископа входит надзор за духовенством епархии, во главе которой он стоит, а также за паствой. Еще епископ возглавляет духовенство храма, монастыря. Он может иметь различные главные правительственные степени. Речь идет о:

  • патриархе;
  • митрополите;
  • архиепископе;
  • экзархе.

Избирается епископ только из среды монашествующего духовенства.

Определившись со степенями священства, можно узнать ответ на вопрос, может ли жениться священник православной церкви.

Епископы

Могут ли жениться священники в сане епископа? Ответ на этот вопрос однозначно отрицательный. Обычай безбрачия этой категории стал восприниматься в качестве нормы ко второй половине VII века. Данное правило было закреплено на Трулльском соборе (691-692 гг.). При этом последнее правило касалось тех из епископов, которые до рукоположения в сан были женаты.

Они должны были предварительно разлучиться с супругой, отправив ее в монастырь, который находился далеко от места его служения. Бывшая жена имела право на пользование содержанием от епископа. Сегодня кандидаты в епископы избираются только из монахов, принявших малую схиму (аскетов).

Почему православные священники могут иметь семью, а католические- нет?


Источник фото: https://www.orthedu.ru/

Одним из основных отличий православных священников от католических является то, что православные священники могут пребывать в браке и иметь детей. А клирикам Римско-Католической церкви это делать запрещено. Да-да, католический священник, принимая сан, обрекает себя на пожизненное одиночество. Почему же в Православии правила личной жизни священника менее строги, чем у католиков? Для ответа на этот вопрос нам с вами придется обратиться к истории.

До 11 века Церковь была единой, православные и католики жили вместе в рамках одной традиции, согласно которой, священнослужители, если они не состояли в монашестве, могли иметь семьи. Впрочем, начиная с 7-го века на востоке безбрачие стало обязательным для епископов. Епископ — высшее служение в Церкви, на епископе лежит особая ответственность. Потому было решено, что совмещать семейную жизнь и пастырские заботы для епископа крайне сложно. Так с 7-го века на востоке епископы перестали быть женатыми. Обычным священникам и диаконам, как и прежде, дозволялось вступать в брак. Правда, до рукоположения. И брак для священника может быть только первым и единственным. Это правило действует до сегодняшнего дня. Если священник овдовеет, то повторно жениться ему будет нельзя.

На западе закон о безбрачии в Церкви был усилен. С 7-го века одинокая жизнь стала требоваться и от епископов, и от прочих священнослужителей. Если на востоке правило насчет одинокой жизни епископов четко соблюдалось, то на западе с безбрачием клириков имелись проблемы. Вплоть до 11 века то там, то тут появлялись епископы или священники, состоявшие в браке, имевшие, соответственно, жену и детей.

Епископские или священнические сыновья, благодаря протекции своих отцов впоследствии получали выгодные места для церковного служения. В 11 веке у руля Римско-Католической церкви оказался Папа Григорий VII Гильдебрандт, человек жесткий, но при этом строгих моральных правил. Он-то и решил положить конец вольностям в церковной среде и под страхом суровых наказаний запретил епископам состоять в браке. Под запрет на женитьбу попали и все прочие священнослужители Католической Церкви — священники и диаконы.

Данному запрету Папой Григорием было дано богословское объяснение. Священнослужитель символизирует собой Христа. Как Спаситель в течение жизни был одинок, то и священники должны вести одинокую, безбрачную жизнь. Православная Церковь никогда не соглашалась с западной традиций запрета на семейную жизнь для священников и диаконов. С точки зрения востока — брак является Богом установленным обычаем. Более того, как приходской священник может вести пастырскую деятельность и помогать решать, в том числе, семейные проблемы, если сам он ничего о семейной жизни не знает.

Первая и вторая степень священства

В православии все духовенство подразделяется на два вида:

  1. Черное, монашествующее, которое дает обет целомудрия.
  2. Белое. Оно может быть женатым, а может и нет.

Поэтому ответ на вопрос о том, могут ли жениться священники первой и второй степеней, зависит от того, к какому из двух видов они принадлежат.

Лишь относящимся к белому духовенству дозволено вступать в брак. Но делать это они могут только до того, как облечены в диаконский или же священнический чин. После того как они создали семью, они имеют возможность принять сан. Может ли священник иметь детей, вступив в него? Да, заводить детей им разрешается.

А если супруга умрет или решит покинуть мужа? В подобной ситуации священнослужитель должен оставаться одиноким. Он может или стать монахом, или пребывать в статусе неженатого священника, но повторный брак ему запрещен.

Существует и другая форма безбрачия священников, о которой будет сказано ниже.

Целибат

Это особая форма священства, следуя которой человек не становится монахом, но в то же время и не относится к семейному духовенству. После того как целибатный священник будет рукоположен, он живет один. Это правило было узаконено в западной церкви при папе Григории Великом (590-604 гг.). Но де факто оно утвердилось только к XI веку, при папе Григории VII. Что касается восточной церкви, то целибат был отвержен Трулльским собором, который не был признан католиками.

Обетом безбрачия предписывается соблюдение целомудрия, а его нарушение расценивается как святотатство. Священники не могут заключать брачные узы или ранее состоять в браке. После посвящения в сан также нельзя жениться. Таким образом, у католиков, несмотря на существующее разделение на черное и белое духовенство, обет безбрачия должен соблюдаться всеми священниками.

У нас в стране целибат появился в конце XIX – начале XX века. Начало ему положил протоиерей А. Горский (1812-1875 гг.). Он состоял в должности ректора Московской духовной академии. На этот шаг, который был совершенно новым для российской церкви, его сподвиг митрополит Филарет. Он является автором трактата, посвященного примерам целибатных рукоположений, наблюдавшихся и в древней, и в позднейшей истории. В России целибат принимался довольно редко, как это происходит и сейчас.

Что касается иудаизма, то в нем к безбрачию наблюдается резко отрицательное отношение. Оно, прежде всего, основано на предписании, которое дано в Библии – «плодитесь и размножайтесь». Также безбрачие отвергается по причине того, что неженатый мужчина рассматривается только в качестве половины человеческого существа.

Войти на сайт

Новость об уходе из монашества и вступлении в брак игумена Ростислава (Якубовского), бывшего настоятеля подворья Оптиной пустыни в Санкт-Петербурге, стала достоянием общественности и подняла на повестку дня вопросы о сути монашеской жизни.

На эту тему с корреспондентом беседует игумен Афанасий (Селичев), настоятель Михаило-Архангельского монастыря в городе Юрьев-Польский (Владимирская епархия).

Игумен Афанасий (Селичев)

— Как Вы считаете, можно ли назвать монашеский постриг таинством? В чем его смысл?

— Со времен возникновения этого института в Церкви, монашество самими монахами считалось таинством. Преподобный Феодор Студит (вторая половина VIII — начало IX вв.) в своих Катехизических беседах перечислял его среди официально признаваемых на тот момент церковных таинств.

Я считаю таинством любое священнодействие, и само это выделение не совсем корректно. Благодать либо подается, либо нет. В священнодействиях она подается.

Это богословский взгляд. Что же касается личного переживания, то я считаю, что в постриге между Богом и человеком, монахом, устанавливается некая таинственная связь, оборвать которую страшно.

Мне порой снятся кошмарные сны — регулярное такое искушение. Первый — как будто я повторно служу по призыву в советской армии. Служу-служу — и, наконец, понимаю, что я лет двадцать назад отслужил, а то и больше.

Читайте также:  Моды для симс 4 свадьба декор

Второй тип снов относятся именно к моему монашеству, вернее, к возможной его потере. Первый сон более или менее мягкий — я умываюсь, и вдруг оказывается, что я наголо обрит, лицо без бороды. От этого кошмара я просыпаюсь.

Второй, более жесткий вариант сна о монашестве — мне снится, что я женат, у меня дети, прекрасная семья, я тружусь на светской работе — и вдруг неожиданно ощущаю на себе параман. И опять-таки от ужаса я просыпаюсь.

Это, может быть, мои личные фобии. Но я думаю, что многие из монашествующих испытывают нечто подобное.

Оскорбил Христа? Начинай сначала

— Есть ли у человека право отказаться от монашеских обетов — или это грех непрощаемый?

— Диавол всячески хочет погубить любого человека — и мирянина, и простого монаха. Отцы пишут, что главной «заслугой» беса в деле погубления монаха считается заставить его отказаться от монашества. Вспомните случай из Древнего патерика: два монаха вышли в город, впали в блудный грех, но вернулись и покаялись. Один плакал, а другой с радостью и весельем продолжал свое монашеское делание, как будто ничего не случилось. И тот, и другой были Богом помилованы, потому что Он Бог принимает покаяние в любом виде.

Когда ученик аввы Дорофея Досифей впадал в прегрешение, он садился и начинал плакать. Когда авве Дорофею об этом говорили братья, старец приходил к ученику и говорил: «Ну что, Досифей, ты опять оскорбил Христа? Вставай, пойдем и начнем все сначала». Вот отношение монаха к любому собственному падению, даже к самому тяжкому! Надо понять, что ты оскорбил Христа, пойти и начать все сначала — ни больше, ни меньше.

Фото: Александр Кузьмин. Серия “Карпатские затворники”. https://photopolygon.com/posts/6487

Падение: Судья только Бог

Я думаю, что пасть и жениться — это малодушие. При всем уважении к глубоким знаниям отца Владислава Цыпина, я не считаю серьезным аргументом, что уже сто пятьдесят лет в Русской Церкви разрешен выход из монашества. Все прекрасно знают, что такое Синодальный период — было время, монашество предлагалось вовсе упразднить.

Еще важно понять: грех греху рознь. Есть грех тайный, а есть грех явный. Когда о грехе знает человек, духовник да Господь Бог — это одно. А когда грехом начинают размахивать как знаменем — совсем другое. Все-таки, с моей личной точки зрения, оставление монашества ради семейной жизни есть тягчайшее падение из возможных. Может, я ригорист. Как я бы поступил в такой ситуации, я не знаю. Но пока ощущаю так.

Судить о дальнейшей судьбе падшего монаха я не берусь. Судья ему только Господь. Я могу его только пожалеть. Но я помню слова: «Аще падеши, восстани и спасешися».

Падение: кража у Бога

Я не знаю, погибают ли такие люди, могут ли они спастись. Но я знаю, что спасение происходит только через покаяние. А какова форма этого покаяния — это уже Богу и духовнику известно. Если человек остается церковным, у него должен быть духовник, который поможет решить даже такой вопрос.

— Почему к отречению от монашеских обетов относятся более строго, чем к тем же самым грехам против брака? Человека, развалившего семью, часто допускают к таинствам после чисто формального покаяния, никакого изменения в жизни не производящего, а падший монах — это чуть ли не вероотступник…

— Кому многое дано, с того много спрашивается. А к монахам у нас всегда относились как к людям несколько иного уровня духовной жизни, чем у мирян. Никто никого под ножницы насильно не тащит.

Если ты что-то добровольно решил отдать Богу — как ты можешь забрать это назад? Можно только украсть. Это мое личное мнение, и возможно оно тоже ригористично.

Соблюдение буквы — путь к катастрофе?

— Как вам кажется, падение — это уже следствие духовных проблем, возможно, выгорания, — или их причина?

— Мне кажется совершенно надуманным вопрос о знаменитом пастырском выгорании. Может быть, я счастливый человек, но у меня такого нет, хотя и искушения бывают ужасные. Просто нельзя себе давать воли. Впасть в грех легко. Мы слабые. Но надо же понимать, что это грех, и что он, повторюсь, очищается покаянием!

— Если человек пал, но кается, возможно ли ради того, чтобы он остался в монашестве, не отрекался от обетов, по икономии не накладывать на него чересчур суровых канонических прещений — вечного запрета в служении, например?

— В наше время суровые епитимии просто невозможны. Строгое применение воспитательных мер приведет нас к полнейшей катастрофе.

Я отношусь с большим пониманием и с уважением к практике отца Кирилла (Павлова) (он меня благословил в свое время на монашество). Он никогда не давал епитимию тому, кто приходил на исповедь, видимо, считая, что если человек пришел, то он уже осознал свой грех и свою неправду перед Богом.

Если говорить о грехах, совершенных публично — как в данном случае о грехе знает вся Русская Православная Церковь, по крайней мере, та ее часть, которая сидит в Facebook-е — да и светские люди уже-то здесь вопрос другой. Конечно, если человек раскается, лишать его сана невозможно да и не нужно. Но по крайней мере, несколько лет запрета человек должен понести, ну хотя бы год.

Это все о том же — мне очень жалко отца Ростислава, честное слово.

Кого не надо постригать?

— Не связаны ли такие трагедии с проблемой ранних и поспешных постригов?

— Разумеется, связаны. Опять-таки, силком в монашество никто не тянет — конечно, если постригающий — человек вменяемый.

Наш владыка, митрополит Владимирский Евлогий, обычно говорит, что хорошо бы послушнику пройти три года искуса до пострига. Но часто полагается на мнение игумена и постригает гораздо раньше. Это ведь другая проблема — чем дальше от Москвы и от Питера, тем меньше, меньше, меньше желающих принять иночество. Вот и постригают порой тех, кого и не надо бы постригать.

Еще более важная проблема — молодые карьеристы, которые постригаются вовсе не для того, чтобы вести монашескую жизнь, где угодно — в монастыре ли, в миру ли (я считаю, в наших условиях и в миру вполне возможно монашеское бытие). Не ради Иисуса, а ради хлеба куса, как святитель Димитрий Ростовский говорил. Это очень опасно и страшно! Дай Бог, чтобы разочарование игумена Ростислава не было связано с тем, что у него не удался карьерный рост!

— Как у вас в обители осуществляется постриг? Сколько времени человек должен быть послушником?

— У нас совсем маленький монастырь, всего четыре человека братии. Универсальных рецептов нет — всегда все по-разному, надо смотреть на конкретного человека.

Монашество — попытка совершенства

Сам я принял постриг в двадцать семь лет, уже вполне созревшим человеком. Всерьез воцерковился в двадцать два года и сначала не торопился ни с постригом, ни с браком. Сам не знаю, как стал монахом, до сих пор не понимаю, как это произошло. Просто пришло время, и появилось осознание, что другого пути для меня лично нет.

— И что же такое есть в монашестве, что недоступно для человека, живущего в христианском браке или вообще в миру?

— О, это вопрос вопросов… Обратимся к Писанию. Апостол Павел говорит: «Неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу; а женатый заботится о мирском, как угодить жене» (1 Кор. 7:32–33). Монашество — это попытка реализации этой максимы апостола Павла. Если, конечно, ты по-настоящему хочешь быть монахом. Вот и все.

Источник